Открытое письмо

Данное обращение я пишу с целью добиться справедливого решения и разоблачения правоохранительных органов, которые  в Воронеже и воронежской области всячески прикрывают незаконные действия друг друга.   Моего сына не законно осуди, сфальсифицировали вещественные доказательства, которые только косвенным образом подтверждают его вину в совершении преступлении. При допросе каждого свидетеля, по данному уголовному делу, свидетельские показания существенно отличались от протоколов допроса, составленного следователем в процессе предварительного расследования, в связи, с чем на всем протяжении судебного процесса государственный обвинитель был вынужден оглашать протоколы допросов и подгонять показания свидетелей, данные ими в суде, под протоколы допроса, сделанные следователем в процессе предварительном расследовании.  

Данное обращение я пишу со слов моего сына.

 

21.09.2013 г. я был задержан по подозрению в преступлении, предусмотренном п.«а» ч.3 ст.132 УК РФ.

Изначально проведение предварительного расследования было поручено следователю СО по Железнодорожному району г.Воронежа СУ СК РФ по Воронежской области капитану юстиции Куриленко Е.А.

21.09.2013 я был допрошен в качестве подозреваемого по настоящему уголовному делу. После моего допроса следователь Куриленко Е.А. задержал меня в порядке статье 91 УПК РФ на 48 часов. И я был доставлен в ИВС УМВД России по г.Воронежа. При этом более никаких следственных действий, кроме выше указанного допроса в качестве подозреваемого следователем Куриленко Е.А. не проводилось.

22.09.2013 г. около 15.00 я был доставлен из ИВС МВД России по г.Воронежа в БУЗ ВО «ВГКБСМП №1» г.Воронежа с диагнозом «Инородное тело ЖКТ». Данное действие было мною совершено в связи с незаконным запретом следователя Куриленко Е.А. сообщить своим родственникам о произошедшим. По прибытию в больницу, меня поместили в платное отделение хирургии, которое находится на шестом этаже и с обеих сторон ограничивается дверьми. Мое спальное место располагалось в коридоре платного отделения хирургии напротив палат №614, 615, 616, 617. При этом со мной в больнице постоянно, неотлучно находились сотрудники взвода ОКПО ИВС УМВД России по г.Воронежа, которые меняли друг друга каждые 12 часов, при этом каждый раз перестегивали меня своими табельными наручниками к моему спальному месту.

23.09.2013 г. около 20.00 ко мне в больницу приехал вышеупомянутый следователь Куриленко Е.А. с двумя ранее не знакомыми мне людьми в форме сотрудников полиции. Следователь Куриленко Е.А. вручил мне постановление об освобождении из-под страже дотированное 20.20, т.к. срок моего задержания истек. Сотрудники взвода ОКПО ИВС УМВД России по г.Воронежу отстегнули меня от моего спального места и удалились. После чего, двое ранее не знакомых мне сотрудника полиции, без законных на то оснований пристегнули меня своими наручниками к моему спальному месту. На все мои заявления о незаконности их действий и незаконном лишении меня свободы, я слышал в свой адрес угрозы, которые заключались в следующем: - «если я не перестану привлекать внимание, то меня, пристигнут за руки и за ноги к моему спальному месту». Данные сотрудники меняли друг друга каждые 12 часов, каждый раз перестегивали меня своими табельными наручниками, при этом угрожая мне, что если я попытаюсь убежать, они применят табельное оружие. Как стало известно позднее, после вручения следователем Куриленко Е.А. мне постановление об освобождении от 23.09.2013 г., меня в больнице держали сотрудники уголовного розыска ОП №1 УМВД России по г. Воронежу. В таком положении меня продержали 8 суток, т.е. до 30.09.2013 г.

30.09.2013 г. при выписке из больнице данные сотрудники доставили меня в здание железнодорожного районного суда г.Воронеже, где судья Моссейкина Т.А. арестовала меня (заключила под стражу) сроком на 1 месяц. По прибытию в ФКУ СИЗО №1 по Воронежской области мной были направлены жалобы на незаконные действия сотрудников отдела уголовного розыска ОП №1 по Воронежской области. Проведение процессуальной проверки по данному факту было поручено следователю СО по Советскому району г.Воронежа Стародубцеву А.В. Подтверждение приведенных мною доводов моей гражданской супругой Тихоненко Н.А. была предоставлена флеш-карта с фотографиями, где я, пристегнутый наручниками к своему спальному месту. Данные фотографии датированы периодом с 23.09.2013 г. по 30.09.2013 г., а также ею были представлены те же фотографии в распечатанном виде. После внесения постановления об отказе возбуждения уголовного дела в отношении вышеуказанных сотрудников ОУР УП №1 УМВД России по г.Воронежу вышеупомянутая мною флеш-карта с фотографиями пропала из материалов проверки.

07.10.2013 г. я был доставлен из ФКУ СИЗО №1 по воронежской области в следственный отдел по Железнодорожному району г.Воронежа СУ СК России по Воронежской области. В этот же день, мне стало известно, что мое уголовное дело было передано для дальнейшего производства следователю того же СО Ефименко А.В. По прибытию 07.10.2013 г. в следственный отдел, мне стало известно, что в связи с отсутствием ранее назначенного мне адвоката Долматово Д.П., мне была назначена, по моему заявлению, адвокат Павлюткина А.Ю., которая зайдя в кабинет к следователю Ефименко А.В., пояснила, что ей нужно покинуть следственное действие в связи с тем, что ей необходимо идти в институт преподавать занятие студентам. После ее ухода конвойные пристегнули меня к батареи и покинули кабинет. В кабинет вошел руководитель данного СО Кулешов Е.Ю., который систематически, пластиковой бутылкой с водой, начал меня избивать, при этом требуя от меня денег в размере 500 тыс. рублей за переквалификацию инкриминируемо мне статьи, и после моего отказа в передаче данной суммы фактически начал выбивать из меня признательные показания. При этом угрожая, что с помощью своих связей он создаст мне в СИЗО невыносимые условия содержания. После чего, следователь Ефименко А.В. не законно, без присутствия адвоката, предъявил мне обвинение в преступлении, предусмотренном п. «а» ч.3 ст.132 УК РФ. После чего, так же не законно, допросил меня, в качестве обвиняемого, где я был вынужден дать частично признательные показания, данный протокол допроса был мною подписан совершенно иной подписью, нежели моя оригинальная подпись.

Впоследствии, следователем Ефименко А.В. была проведена очная ставка, меня со свидетелем Сметанниковым Д.В., который путаясь в своих показаниях, показал, что видел меня стоящего перед гр. Добросоцкой Е.О. с приспущенными джинсами, у которых была расстегнутая молния и ремень, на кухне своего дома. При этом следователю Ефименко А.В., достоверно было известно, что у меня был изъят спортивный костюм, на котором нет указанного, Сметанниковым Д.В., ремня и молнии. Кроме того, как видно из протокола осмотра места происшествия, на кухне в доме Сметанникова Д.В. была обнаружена сережка «гвоздик» в застегнутом виде.  Фактически получается, что я должен был, применяя физическую силу, порвать мочку уха гр.Добросоцкой Е.О., чтобы данная сережка каким-то образом выскочила из мочка уха гр.Добросоцкой Е.О. повредив ее. Однако, как следует из заключения бюро СМЭ от 21.09.2013 г. акт №4794.13 судебно-медицинского освидетельствования у гр. Добросоцкой Е.О. не одного видимого телесного повреждения не обнаружено. Так же гр. Добросоцкая Е.О. в своих показаниях от 21.09.2013 г. указывает, что во время нахождения в лесу и после ни Троицкий Д.В, ни Сметанников Д.В. ни физического, ни психологического давления не оказывали, однако во всех последующих показаниях данного факта уже указано не было, и с каждым допросом, в показаниях Добросоцкой Е.О. появлялись новые доводы, прямо или косвенно и обличающие меня в совершении инкриминируемого мне преступления. Судья Моссейкина Т.А. при рассмотрении уголовного дела по существу на данный факт закрыла глаза и не стала разбираться в несоответствии показаний Добросоцкой Е.О.

06.03.2014 г. было начато рассмотрение уголовного дела №1-48/2014 по обвинению меня в преступлении предусмотренным п.«а»ч.3 ст.132 УК РФ.

19.03.2014 г. согласно постановлению судьи Железнодорожного районного суда г.Воронежа Моссейкиной Т.А. в качестве общественного защитника в порядке ч.2 ст.49 УПК РФ была назначена Тихоненко Н.А.

При допросе гр.Добросоцкой Е.О. судья Моссейкина Т.А. закрыла глаза, на тот факт, что показания гр.Добросоцкая Е.О. давала, читая их по листу бумаги. Кроме того, судья Моссейкина Т.А. изначально заняла позицию стороны обвинения, и выражалось это в следующем:  при рассмотрении уголовного дела не были взяты во внимание следующие факты: заключения судебно-медицинской экспертизы № 4794.13 от 21.09.2013 г. и №6264.13 от 29.11.2013г., согласно которой у гр. Добросоцкой Е.О. видимых телесных повреждений не обнаружено. Заключение комиссионной СМЭ №953-2013, согласно которой на марлевом тампоне со смылом с полового члена Троицкого Д.В. слюна не обнаружена. Кроме того, при не однократном молекулярно-генетическом исследовании с применением различных методов выделение ДНК данных свидетельствующих о присутствие биологического материала женщины в биологических следах на марлевом тампоне со смылом с полового члена Троицкого Д.В. не получено. На втором марлевом тампоне слюна не найдена. Следовательно, на данный факт судья Моссейкина Т.А. не обратила никакого внимания. Более того, данные экспертизы судом вовсе рассмотрены не были.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании свидетель Сметанников Д.В., ранее обличавший меня в совершении в преступлении, в корни поменял свои показания, пояснив, что показания данные им в процессе предварительного следствия его вынудили дать сотрудники полиции из следственного комитета, запугивая в привлечение к уголовной ответственности вместе с Троицким Д.В. Данные им показания в суде до мельчайших подробностях совпадают с показаниями, которые я давал и даю на всем протяжении суда и следствии. На данный факт судья Моссейкина Т.А. не обратила никакого внимания. Так же, Сметакнников Д.В., пояснил что, вышеупомянутая сережка «гвоздик» не могла быть обнаружена на кухне его дома, поскольку, за несколько часов до осмотра места происшествия, он разогревая себе еду, опрокинул сковороду с маслом на пол, после чего он убирал всю кухню в том числе в том месте, где как утверждает следствие была обнаружена сережка «гвоздик», более того при проведении следственного действия без присутствия кого-либо из участников следственного действия на кухню зашел следователь Куриленко Е.А. После чего, спустя некоторое время, зашла гр.Добросоцкая Е.О. и как ни странно указала вышеупомянутую сережку «гвоздик», которой до этого там не было. Кроме того, при допросе в судебном заседании свидетеля Шашнего А.А., последний пояснил, что действительно он находился вместе с Троицким Д.В., Сметанниковым Д.В., и своей гражданской супругой Когтевой Ю.И. в лесу, где они все вместе распивали спиртное, после чего он с Когтевой Ю.И. ушел. Показаний о том, что на следующий день Сметанников Д.В. говорил, что Троицкий Д.В. у него дома изнасиловал девушку, он не давал, данный довод в протокол допроса был внесен следователем Ефименко А.В. по его собственной инициативе, с целью косвенного подтверждения показаний Сметанникова Д.В.

Кроме того 80% свидетелей поясняют, что гр. Добросоцкая Е.О. пила спиртное, а именно несколько банок алкогольного коктейля «Страйк» в объеме 0,5 литров, но как это не странно экспертиза проведенная спустя 4 часа после употребления спиртного, наличие алкоголя в крови не показала. Так же 80% свидетелей поясняют, что Троицкий Д.В. находясь в алкогольном опьянении, представился сотрудникам полиции, при этом, не подтверждая это документально.

Кроме того, судья Моссейкина Т.А. вопреки нормам уголовно-процессуального законодательства отказала мне в вызове и допросе свидетелей, хотя согласно требованиям УПК РФ, в которых четко прописано, что в суде первой инстанции не допускается отказ в вызове и допросе свидетелей, если об этом ходатайствует та или иная сторона. Судья Моссейкина Т.А. отказала мне в ходатайстве в вызове и допросе конвойных ОКП ИВС УМВД России по г.Воронежа, которые могли пояснить о том, что 23.09.2013 г. меня в БУЗ ВО «ВГКБСМП №1» г.Воронежа не посещала моя мать Троицкая О.В.

На протяжении судебного следствия мною не однократно заявлялись ходатайства об исключении доказательств, а именно протокола выемки от 23.09.2013 г. у Троицкой О.В. спортивного костюма, в допросе ее в качестве свидетеля, а так же протокола выемки от 22.09.2013 г. у гр.Добросоцкой Е.О. одежды. В подтверждении, приведенных мною доводов исключение доказательств, мною и моим защитником были представлены ряд документов подтверждающих что 23.09.2013 г. Троицкая О.В. находилась на своем рабочем месте в п.Сомово в БУЗ ВО «Сомовский санаторий для детей», где она занимает должность медсестры.

Кроме того, в рамках процессуальной проверки от 18.05.2015 г. была проведена почерковедческой экспертизы подписей понятого Волобуева М.И., которая подтвердила, что его подпись в протоколе выемки от 22.09.2013 г. и 23.09.2013 г. поставлены, совершено разными лицами, т.е. в протоколе выемки от 22.09.2013 г. расписался сам Волобуев М.И., а в протоколе выемки от 23.09.2013 г. иное лицо. Кроме того, в момент якобы производимой выемки данный спортивный костюм был одет на мне. На данный факт судья Моссейкина Т.А. так же закрыла глаза и не стала разбираться с явными противоречиями, как в показаниях Куриленко Е.А. и Волобуева М.И., так и представленных доказательствах. Так же в рамках процессуальной проверки следователь Ефименко А.В. пояснил, что им производился осмотр предметов изъятых следователем Куриленко Е.А. 22.09.2013 г. у гр.Добросоцкой Е.О., а так же 23.09.2013 г. у свидетеля Троицкой О.В. По окончанию осмотра, осмотренные вещи были им переупакованы и он подготовил новые бирки, а старые бирки с подписями понятых и обстоятельствами изъятия предмета он выкинул. Соответственно данные вещественные доказательства получены с грубейшим нарушением действующего законодательства, т.к. на бирках подготовленных следователем Куриленко Е.А. отсутствуют подписи понятых, а посему данные вещественные доказательства не имеют юридической силы.

29.10.2014 г. в судебном заседании был допрошен свидетель Синцов А.А. После допроса, которого его законный представитель Синцова И.С. сделала официальное заявление, о том что «Мой сын таких показаний не давал. К нам домой уже с готовым протоколом приехал следователь Ефименко А.В., который, введя нас в заблуждение, относительно содержания данного протокола, попросил в нем расписаться, т.к. ему необходимо было сдавать данное дело в прокуратуру для проверки».

Вместе с тем судья Моссейкина Т.А. закрыла глаза на тот факт, что в процессе предварительного следствия и в последствии и вовсе у меня, а так же у гр. Добросоцкой Е.О. не были изъяты важнейшие вещественные доказательства, при преступлении против половой прикосновенности личности, а именно мое нижнее белье, нижнее белье гр. Добросоцкой Е.О., постельное белье в доме Сметанникова Д.В., что, в очередной раз доказывает, что судья Моссейкина Т.А. в открытую поддерживает позицию со стороны обвинения, и прямо заинтересована в исходе уголовного дела.

Кроме того, 05.11.2013 г. мною и моим защитником в судебное заседание был представлен ряд документов подтверждающих, что 07.10.2013 г. во время предъявления мне обвинения и допроса меня, в качестве обвиняемого, адвокат Павлюткина А.Ю. находилась в другом районе города и преподавала занятия в Воронежском юридическом техникуме. Мною были представлены табель учета рабочего времени, график работы Павлюткина А.Ю., расписание занятий, журнал, где Павлюткина А.Ю. во время моего допроса и предъявления обвинения преподавала занятия студентам, ставила оценки, отмечала отсутствующих студентов, расписывалась за проведение занятий. По данному вопросу, судьей Моссейкиной Т.А., было вынесено частное определение в адрес следователя Ефименко А.В., а данный протокол допроса в качестве обвиняемого от 07.10.2013 г., где я частично признавал свою вину был исключен, как не допустимое доказательство, получена с грубейшими нарушениями требований УПК РФ  в соответствии со статьей 75 УПК РФ.

Кроме того, 24.11.2014 г. в 10.30 было назначено судебное заседание, в котором проводились трения сторон. После того как стороны представили свои трения суду и суд заслушал мое последнее слово, судья Моссейкина Т.А. удалилась в совещательную комнату для постановления приговора, назначив его оглашение на 03.12.2014 г. После чего, исполняя предписания, данной конвойной службой я был доставлен в ФКУ СИЗО №1 России по Воронежской области. Однако в 17.00 24.11.2014 г. меня вновь доставили в железнодорожный районный суд, как мне, стало известно, для решения вопроса о продлении мне меры пресечении в виде заключения под стражу. Как это не странно вопреки нормам УПК РФ. Меня изначально ввели в кабинет к председателю железнодорожного районного суда Гурьеву А.И. Старший помощник прокурора прокуратуры железнодорожного района Малисикова Л.М. вопреки нормам УПК РФ заявила ходатайство о продлении мне меры пресечении в виде заключения под стражу. Однако после выхода ходатайства государственного обвинителя мной на имя судьи Гурьева А.И  было подано заявление, что в соответствии с ч.3 ст. 255 УПК РФ продлять ранее избранные меры пресечения может лишь судья в производстве, которого находится мое уголовное дело. А она (судья Моссейкина Т.А.) в данный момент находится в совещательной комнате при постановлении приговора, оглашение которого назначено на 03.12.2014 г. и не имеет право выходить из нее до постановления приговора. После оглашенного мной заявления, судья Гурьев А.И. удалился в совещательную комнату и по выходу из нее вынес постановление об оставлении ходатайства государственного обвинителя без рассмотрения. После чего направил меня к судье Моссейкиной Т.А., которая, как я указывал ранее, находится в совещательной комнате при постановлении приговора. Однако в 17.55 судья Моссейкина Т.А. вопреки, четко разграниченном УПК РФ обстоятельствам возобновлении судебного следствия без законных на то оснований вышла из совещательной комнаты и возобновила судебное следствие в порядке ст. 294 УПК РФ. Однако УПК РФ строго регламентирует, что возобновление судебного следствия в порядке ст.294 УПК РФ возможно лишь до ухода судьи из совещательной комнаты для постановления приговора. Кроме того, продление срока содержания под стражу относятся к вопросам, которые решают в ходе судебного процесса, но никак не после ухода судьи из совещательной комнаты для постановления приговора. При постановлении приговора (ст. 299 УПК РФ) суду четко делегируется решение вопрос лишь об изменении, либо отмене меры пресечения, но никак не о продлении ранее избранной меры пресечения.

24.11.2013 г. в 17.55 судьей Моссейкиной Т.А. было открыто судебное заседание. Однако в материалах уголовного дела имеются телефонограммы, полученные в 17.58 и в 18.00 от гр. Добросоцкой Е.О. и ее законного представителя. О том, что они не желают участвовать в данном судебном заседании, и просят продлить ранее избранную меру пресечения. Возникает вопрос, каким образом судья Моссейкина Т.А. открыла судебное заседание, заведомо зная, что полной явки не будет. Кроме того, в материалах уголовного дела вовсе нет сообщений о том, что мой адвокат Павлов Р.Д. и общественный защитник Тихоненко Н.А. были извещены о назначении судебного заседания 24.11.2014 г. открытого в 17.55 судьей Моссейкиной Т.А..

Кроме того, мне своевременно не была вручена копия постановления о возобновлении судебного следствия в порядке ст. 294 УПК РФ, а так же не были указаны сроки обжалования данного постановления, о данном постановлении от 24.11.2014 г. о возобновлении судебного следствия я узнал лишь в процессе ознакомления с материалами уголовного дела при подготовки к жалобе на приговор суда.

Кроме того, судьей Моссейкиной Т.А. была ограничена мое законное право на защиту, обжалование, а так же был грубейшим образом ограничен мой доступ к правосудию, гарантированный мне конституцией РФ.

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство четко разграничивает процессуальное положение всех участников процесса, так в процессе предварительного следствия гр. Тихоненко Н.А. была допрошена по данным о моей личности в рамках расследования вышеуказанного уголовного дела. А спустя уже несколько месяцев была введена в закрытый судебный процесс в качестве общественного защитника. Хотя процессуальный статус свидетеля запрещает совмещение данной функции, с выполнением какой либо иной функции при производстве по тому же уголовному делу (ст.61 УПК РФ).

Так же судьей Моссейкинов Т.А. была нарушена п.3 ч.1 ст.241 УПК РФ (Гласность) ею было введено в закрытый судебный процесс заведомо неправомочное лицо, а именно Тихоненко Н.А.

При рассмотрении жалобы судье апелляционной инстанции Воронежского областного суда председательствующим, которым являлся судья Николаенко Н.П., моя жалоба вовсе не была рассмотрена. Судьи, рассматривающие мою жалобу 13.05.2015 г., ни разу за весь судебный процесс не обратились к материалам уголовного дела. Не разобрали предоставленные мною доводы, отказали в допросе свидетелей, даже тех которые находились в здании суда и ждали вызова в судебное заседание. Позволили прокурору Воронежской областной прокуратуры Пихтарь Д.Е. обвинить меня в попытке убийства гр. Добросоцкой Е.О., позволили высказывать прокурору заведомо ложные предположения, оставили без удовлетворения все обоснованные жалобы на промежуточные решения суда первой инстанции, и не позволили, прервали, моего защитника при представлении прений по обстоятельствам жалобы, а также никак не мотивировали отказы в удовлетворении моих жалоб.

Так же, мной не однократно подавались жалобы в СК СУ России по воронежской области на незаконные действия, фальсификации доказательств следователем Куриленко Е.А. Однако следователь данной организации, самым наглым образом выгораживает сотрудников своего ведомства искажает показания свидетелей, не берет во внимание прямые доказательства подтверждающие факт фальсификации, ограничивает с ознакомлением с материалами проведенных проверок, не исследуют приведенные факты передает при этом, ограничиваясь элементарными отписками, друг другу передают данную проверку от одного следователя к другому «отмазывая своих сотрудников». При личном приеме начальник СК СУ РФ по Воронежской области генерал-лейтенант Левит К.Э. в открытую заявляет моей матери Троицкой О.В., о том, что ей и мне все равно будет отказано в возбуждении уголовного дела в отношении незаконных действий и факта фальсификации доказательств следователем Куриленко Е.В. По данному поводу мной направлены жалобы в Генеральную прокуратуру РФ, руководителю СК России, Губернатору воронежской области, а так же мной и моими родственниками данное открытое письмо будет размещено на всевозможных открытых форумах прокуратур, судов, аппарата президента, для того чтобы обратить внимание общественности, СМИ на коррупционные действия следственных органов прокуратуры, судов Воронежской области.

В воронежской области все структуры облеченные властными полномочиями прикрывают друг друга, начиная от следователей низшей инстанции заканчивая судьями высшей инстанции. Надеюсь, что на это обратят внимание.

Это обращение послано в открытый доступ для того чтобы на данный беспредел в воронежской области и не только обратили внимание высшие инстанции, общественность, СМИ. Потому что другого способа, добиться какого-либо внимания я не вижу.

Почему если у меня нет финансовой возможности удовлетворить потребности следователя я должен ближайшие 10 лет провести в местах лишения свободы.

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение