Борьба с африканскими свиньями ценой здоровья осуждённых и их родственников в ИК-7 Тульской области

В Ик-7 по Тульской области решением областного санитарного врача Мельникова Д.М. запрещено проносить на длительные свидания домашнюю еду и скоропорт. Заносить можно только продукты с заводской маркировкой и полной информацией о происхождении и условиях хранения продукта. На продукты, содержащие свинину, в том числе колбасу, требуется раздобыть сертификат. Запрещены в тёплое время года все продукты, срок хранения которых до 72 часов при температуре 2-6 •C. А это рыба, мясо, молочные продукты, пирожные и торты. Тёплое время года, оказывается, у нас с апреля по октябрь. Запрещены продукты домашнего консервирования. То есть весной, летом и осенью нельзя практически ничего кроме магазинных консервов, сосисок, котлет в коробке и подобной гадости. Сотрудники колонии ссылаются на СЭС, мол, мы тут не при чем.

Что это означает на практике? Времени и сил на закупку продуктов у родственников осуждённых будет уходить гораздо больше. Запрет на значительную часть продуктов и требования к документации на них усложняет эту задачу во много раз. А качество привозимых продуктов значительно снизится. Сохранение полноценного рациона и качества пищи потребует больших финансовых трат.

Длительные свидания это редкая возможность привезти своим близким вкусную и полезную пищу: хорошее мясо, рыбу, творог, молочку, витамины. И так хоть немного поддержать их здоровье. Раньше перед свиданием можно было купить все необходимое там, где тебе удобно и ты доверяешь качеству. Причём качество продуктов можно было проверить заранее. А если по новым правилам привозить мясо упакованное под пленкой, то узнать, насколько оно свежее на самом деле, получится при досмотре или уже на кухне. И если тебе попался бракованный продукт, сиди голодный. Раньше можно было часть продуктов приготовить дома, например приготовить все на первый день, замариновать мясо, отварить овощи, что-то испечь. Сборы на длительное свидание итак процесс трудоёмкий. У всех, кто долго ездит, есть свой удобный отлаженный алгоритм закупки и безопасной транспортировки продуктов с сохранением свежести. 

А в это время в замке шефа в Туле санитарный врач Мельников занят очень важным делом: борется с африканской чумой свиней и домашними котлетками! Так и написано в официальных документах: «Для борьбы с африканской чумой свиней...» Серьезно! К слову, вирус африканской чумы свиней человеку не передаётся и заражённое мясо, прошедшее термическую обработку, ничем не грозит. Беспокоится доктор Мельников о здоровьи осуждённых: вдруг отравятся домашними огурчиками или супчиком из дома? Вдруг очумеют от вкусного. 

При этом его не волнует, что ежедневный рацион осуждённых - тухлая капуста, несъедобная каша, заплесневелая гречка, разведенная водой сгущенка вместо нормального молока. Эта диета по его мнению соответствует санитарным нормам и не вредит здоровью. А хорошая полноценная домашняя еда - вредит. Надо ограничить. Пусть едят на свиданиях полезные сосиски, упакованные под вакуумом. Лучше бы санитарный врач Мельников обратил внимание  на срок хранения продуктов времен Первой Мировой войны, из которых столовая готовит для заключённых. И на то, что в столовой ИК-7 уже несколько месяцев не работают краны для мытья рук и столовых приборов, что не соответствует никаким санитарным нормам. 

Но больше всего данный запрет бьет по родственникам заключённых. 

Для того, чтобы это понять, надо знать, что это такое - ждать и ездить. 

Жизнь любого родственника осуждённого из Ик-7 это бесконечный бег с препятствиями. 

Или колония возвращает тебе разрешённую посылку весом 20 кг 200 грамм. И это незаконно, новая редакция ПВР не ограничивает вес передач. Но делать нечего и ты идёшь на почту забирать эти неподъёмные 20 кг в разбитой коробке, перепаковываешь, платишь и отправляешь заново. 

Или ты приезжаешь за много километров с сумками на свидание и узнаешь, что заявление, подписанное начальником колонии, где-то потерялось. И ты ходишь по кабинетам, просишь поискать это заявление, натыкаешься на хамство и равнодушие.

Или отдел безопасности без оснований не разрешает пропустить в посылке что-нибудь не запрещённое. И ты снова пишешь жалобы, получаешь отписки, звонишь по пол дня в колонию, общаешься с дежурным, который орет, слушаешь, как тебя снова переключили на факс. 

Или правила приёма передач опять поменялись, а ты ничего об этом не знаешь, потому что этих распоряжений в интернете нет. 

Или ты приезжаешь на свидание к семи утра и узнаешь, что ключ от сарайчика, где можно погреться, потерян. И значит, ты будешь с другими родственниками ждать на морозе пять часов. Тебя сюда никто не звал.

Или ты заходишь в комнаты длительных свиданий, а там лютый холод, и окна зимой затянуты полиэтиленом вместо стёкол. А обогреватели в комнатах запрещены. Кстати, если в очереди на свидание тебе приспичит в туалет, к твоим услугам заросли крапивы за помойным баком. Только не поскользнись. 

В самом начале, когда ты ещё ощущаешь себя нормальным человеком из обычного мира, это возмущает и поражает. А потом ты привыкаешь, незаметно пропитываешься тюрьмой. Привыкаешь к бредовым решениям администрации, к бесправию и к тому, что в любой момент тебя могут лишить того небогатого набора удобств и радостей, который ещё остался. Ты никогда не знаешь, что придумают завтра. Конечно, это цветочки по сравнению с пытками заключённых. Только это тоже своего рода пытка, растянутая на годы ожидания. И подвергаются ей родственники осуждённых, виноватые лишь в том, что любят своих близких.

И на этом фоне такие мелочи, как удобство сборов на свидание, возможность привезти мужу вкусную домашнюю еду обретают особый смысл.

Теперь вот новая блажь. Нельзя заранее отварить дома картошку, пожарить котлеты или блины. Нельзя воспользоваться блендером, ведь его не пропустят.  «Привозите сосиски и полуфабрикаты», - предлагает родственникам инспектор. А если я не хочу портить себе и мужу здоровье такой едой? А как быть тем, у кого специфическая диета по состоянию здоровья? Как быть тем, кто приезжает с маленькими детьми, которых надо быстро покормить горячим после захода? Да и всем остальным. Просто представьте: закупиться накануне под вечер, чтобы сырое долго не лежало, найти, где купить дозволенные продукты с маркировкой, потом долгая дорога, ожидание в очереди часов эдак пять, затащить сумки, пройти досмотр. И после всего этого вместо отдыха сразу бежать занимать место на плите и что-то готовить. 

В очереди на свидание шутят: «Раньше «запретами» считались мобильные телефоны и симки. А теперь будут пытаться пронести на себе жареную курицу». Без юмора тут никак. 

Мы, как обычно, приспособимся. Найдём, где покупать свинину с сертификатом и мясо, упакованное так, что его можно хранить десять суток в тепле. Будем ещё дольше бегать по магазинам в поисках нормальных продуктов с подходящей маркировкой. Будем варить суп по очереди на крошечной кухне, занимая очередь с утра, чтобы приготовить ужин. 

Просто ко всем имеющимся трудностям, добавились новые. А здоровью осуждённых и их родственников данный запрет от СЭС нанесёт один лишь ущерб. 

 

 

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

15 октября 2019 в 19:08
Кто и зачем повесил Ивана Жужгова в ФКУ ИК-9 ГУФСИН по Пермскому краю? Осечкин Владимир Валерьевич
10 октября 2019 в 22:47
Заключенных женщин в КП-3 Орловской области преследуют за жалобы Мальцева Светлана Владимировна
11 октября 2019 в 14:34
Убийства в колониях и тюрьмах Владимирской области продолжаются. Во Владимирской ФКУ ИК-7 в настоящее время убивают ос. Давида Джичонаиа и прячут его со следами пытками и жестоких избиений от адвокатов. Что пообещали оборотни в погонах руководству СК, прокуратуры центральных аппаратов и Владимирской области, чтобы они закрыли глаза на убийство ос. Джичонаиа??? Ушаков Борис Павлович
16 октября 2019 в 07:27
Его избивали и пытали администрация и осужденные в масках! Адвокат Логинова обнаружила в ФКУ ИК-7 по Владимирской области избитого осужденного Карена Григорян... Ушаков Борис Павлович
12 октября 2019 в 15:36
Материал о прослушивании министра юстиции сотрудниками ФСИН передан в СКР Осечкин Владимир Валерьевич

Мнение