Расследование гибели адвоката Екатерины Селивановой,новый отказ в возбуждении уг.дела. Пытки в ИК-37 продолжаются.

В очередной раз по факту смерти адвоката Екатерины Селивановой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

На это постановление нами составлена жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ.

Между тем в колонии ИК-37 пгт. Яя в отношении которой осуществляла свою работу погибшая адвокат, продолжают осуществляться пытки по отношению к заключенным (так к 10 осужденным содержащимся в ПКТ ИК-37 ГУФСИН по Кемеровской области 27 апреля 2018 года было применено насилие и меры морального подавления, после чего половина из этих осужденных оказались морально сломлены и подписали все предлагаемые администрацией ИК документы, другие продолжают настаивать на привлечении администрации к ответственности за применением к ним бесчеловечного обращения и пыток, помощь нужна Пяткову А.А., Петрову В.О., Мальцеву М., Михайлову А.).

Подано заявление о возбуждении уголовного дела  (Номер обращения R42N1526). Подписать открытое письмо прошу по http://gulagu.net/profile/1970/open_letters/9830.html#comments

Так же и в отношении ранее подвергшихся пыткам, а затем и уголовному преследованию Красильникову и Паникоровскому http://gulagu.net/profile/1970/open_letters/9740.html  несмотря на отмену незаконных постановлений следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по пыткам, расследование так  и не осуществляется, применявшие пытки должностные лица от работы не отстранены, наоборот ушли на повышение, в отношении заключенных обратившихся с жалобами в защиту своих прав осуществляется уголовное преследование за жалобы по ст. 306 УК РФ. По данному вопросу наш Центр (http://european-court-help.ru/ ) готовит  документы к подаче в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ)

Расследование гибели адвоката и факта разорения её могилы не осуществляется. В адрес Екатерины были угрозы от руководства СИЗО-4 и ИК-37. По данным фактам адвокат обращалась с заявлением в УФСБ по Кемеровской области. Однако меры безопасности приняты не были, к уголовной ответственности сотрудники УИС, угрожавшие адвокату, привлечены не были, что привело к печальным последствиям.

26 октября 2017 по пути в ИК-37 автомобиль Екатерины столкнулся с бензовозом, адвокат погибла. 

Адвокат была похоронена на кладбище г. Прокопьевска Кемеровской области.

Однако, на этом все не закончилось. На девятый день после смерти, эти упыри разорили могилу, уничтожили крест, сломали насаждения, разрыв могилу (но по каким то причинам не добравшись до гроба где покоилась погибшая) покидали туда венки… Не менее цинично, поступили и с подзащитными погибшего адвоката, подвергнувшихся пыткам и насилию. Им не только не обеспечили защиту и доступ к правосудию. Но к восторгу упивающихся своей безнаказанностью извращенцев в погонах, против пострадавших от пыток, за день до смерти адвоката, которая их защищала, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос. Что стало, показательной расправой за попытку обратится в защиту своих прав и предостережением другим осужденным. 

Екатерина Селиванова (Вальтеева) работала сразу по нескольким «пыточным» учреждениям: по СИЗО-4 г. Анжеро-Судженск, по ИК-37 п.г.т. Яя, а так же по убийству осужденного Сабянина в ИК-22 пос. Мозжуха.

 http://gulagu.net/profile/1970/blog/9234.html

Текст ЖАЛОБЫ

на Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от «20» апреля 2018 года

(в порядке статьи 125 УПК РФ)

            «30» ноября 2017 года в следственный отдел по Кемеровскому району следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области из Прокуратуры Кемеровского района поступил материал проверки по сообщению о дорожно-транспортном происшествии, произошедшем 26.10.2017 года в 08 часов 45 минут на 31 км + 650 м автодороги «Кемерово – Анжеро-Судженск» с участием автомобиля «Тойота Камри» по управлением Селивановой Е.А., и автомобиля «Скания R440» под управлением Хакимова М.М., в результате которого Селиванова Е.А. скончалась на месте от полученных травм.

            «20» апреля 2018 года Заместителем руководителя следственного отдела по Кемеровскому району, подполковником юстиции О.В. Шляйгером было вынесено обжалуемое Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 264 УК РФ в отношении Хакимова М.М. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – в связи с отсутствием в деянии Хакимова М.М. состава вышеуказанного преступления.

            С указанным Постановлением от 20.04.2018 года Заявитель не согласен, считает его незаконным, необоснованным, подлежащим отмене с направлением материалов дела для устранения допущенных нарушений с целью вынесения иного процессуального решения в порядке пункта 1 части 5 статьи 125 УПК РФ по следующим основаниям.

1. Нарушение процессуальных сроков.

В силу части 1 статьи 144 УПК РФ, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

   Согласно части 3 статьи 144 УПК РФ, руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по мотивированному ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.

Однако, в нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона, процессуальное решение по поступившему 30.11.2017 года из Прокуратуры Кемеровского района материалу проверки по сообщению о дорожно-транспортном происшествии, должностным лицом следственного отдела по Кемеровскому району Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области было принято только 20.04.2018 года, то есть спустя пять (!) месяцев с момента его поступления.

В соответствии с пунктом 2 Определения Конституционного Суда РФ от 24.11.2005 N 431-О, «Конституцией Российской Федерации предусматривается, что права потерпевших от преступлений, включая право на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, охраняются законом и не подлежат ограничению (статья 17; статья 45, часть 2; статья 52; статья 55, части 1 и 3).

Обязанность государства обеспечивать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем предоставления им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде, вытекает также из статьи 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которой достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, поскольку иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года N 7-П по делу о проверке конституционности положения пункта 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов»).

Приведенные положения Конституции Российской Федерации, как и ее положения, провозглашающие человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод как непосредственно действующих - обязанностью государства (статьи 2 и 18), предполагают необходимость законодательного установления уголовно-процессуальных механизмов, в максимальной степени способствующих предупреждению и пресечению преступлений, предотвращению их негативных последствий для охраняемых законом прав и интересов граждан, а также упрощающих для жертв преступлений доступ к правосудию с целью восстановления своих прав».

Кроме того, в соответствии с пунктом 18 Приказа СК России от 11.10.2012 N 72 «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации», для регистрации поступивших и принятых сообщений о преступлении, обеспечения контроля за соблюдением сроков их проверки и полученными результатами, а также принятием процессуальных решений в следственных органах Следственного комитета ведется книга регистрации сообщений о преступлении.

Согласно пункту 21 Приказа, должностное лицо, принявшее сообщение о преступлении, обязано принять меры к незамедлительной его регистрации в книге, ведущейся в том следственном органе Следственного комитета, в котором оно проходит службу.

В силу пункта 37 Приказа, Проверка сообщения о преступлении должна быть завершена в соответствии с частью первой статьи 144 УПК в срок не позднее 3 суток со дня поступления сообщения о преступлении в следственный орган Следственного комитета.

По мотивированному ходатайству следователя срок проверки сообщения о преступлении может быть продлен руководителем следственного органа Следственного комитета или его заместителем в соответствии с частью третьей статьи 144 УПК до 10 суток, а при необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов - до 30 суток с обязательным указанием конкретных обстоятельств, послуживших основанием для такого продления.

Таким образом, следственным отделом по Кемеровскому району следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области, ввиду своего бездействия, выразившегося в непринятии процессуального решения, предусмотренного статьей 145 УПК РФ, в установленные законом сроки по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, были нарушены также требования внутренних подзаконных актов.

2. Проведенная по заявлению о совершении преступления проверка является поверхностной, выборочной и неполной.

А. Как это следует из материала проверки по сообщению о ДТП, последнее было подано по факту дорожно-транспортного происшествия, в результате которого Селиванова Е.А., управлявшая автомобилем «Тойота Камри», скончалась на месте происшествия от полученных травм.

Однако, как это следует из описательно-мотивировочной и резолютивной частей обжалуемого Постановления, доследственная проверка проводилась лишь в отношении Хакимова М.М., управлявшего автомобилем «Скания R440».

Кроме того, в самом Постановлении от 20.04.2018 года не содержится абсолютно никаких сведений о проводимой проверке в отношении иных лиц, которые могли быть причастны к дорожно-транспортному происшествию, что также целиком и полностью подтверждает выборочность и неполноту проведенной органами следственного отдела проверке.

Вместе с тем, в ходе проведенной проверки были опрошены Хакимов М.М., управлявший грузовым автомобилем, а также Шепелев В.В., управлявший автомобилем Ниссан Террано, которые были непосредственными очевидцами ДТП и сообщили следствию, что «впереди автомобиля Тойота двигался легковой автомобиль, который и попытался обогнать водитель Тойты, однако после произошедшего ДТП данный легковой автомобиль не остановился и с места происшествия скрылся» (лист 4 абзац 2, лист 3 абзац 1). Что касается скорости движения указанного легкового автомобиля, а также его расстояния от автомобиля Тойота, о возможном препятствовании для совершения маневра автомобилю Тойота названные свидетели пояснить следствию не смогли.

Однако, за пять месяцев проводимой доследственной проверки меры по розыску и опросу водителя легкового автомобиля, двигавшегося впереди автомобиля «Тойота», который пыталась обогнать потерпевшая Селиванова Е.А., следствием в ходе проверки материала о ДТП не принимались, несмотря на установление факта о его непосредственной причастности к произошедшему, а также факта, что он является его очевидцем, в силу чего также способен сообщить следствию о деталях дорожно-транспортного происшествия

Б.  В силу пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (в ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», «в компетенцию автотехнической экспертизы входит решение только специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием. Поэтому при назначении экспертизы не вправе ставить перед экспертами правовые вопросы, решение которых относится исключительно к компетенции суда (например, о степени виновности участника дорожного движения). При анализе и оценке заключений автотехнических экспертиз следует также исходить из того, что объектом экспертного исследования могут быть обстоятельства, связанные лишь с фактическими действиями водителя транспортного средства и других участников дорожного движения».

Вместе с тем, как это следует из заключения экспертов судебно-автотехнической экспертизы (листы 9-10 Постановления), а также из заключения эксперта № 064-01/САТЭ по назначенной повторной автотехнической экспертизе, «не было установлено причинно-следственной связи между действиями Хакимова М.М. и наступившими в результате ДТП последствиями, в силу чего вина Хакимова М.М. отсутствует».

Таким образом, в нарушение указанных положений, в ходе проведения автотехнических экспертиз должностными лицами органа следствия перед экспертами фактически ставились в том числе и правовые вопросы, а именно: о наличии либо отсутствии признаков состава преступления, предусмотренного частью 3 статьи 264 УК РФ, в действиях водителя Хакимова М.М.

Одновременно с этим, сам экспертный осмотр автомобиля «Тойота Камри» был произведен выборочно и неполно: было осмотрено только заднее левое крыло автомобиля на предмет царапин и потертостей (лист 10 абзац 2).

В. Процессуальные решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении на основе анализа и оценки собранных материалов, оформляются в виде постановлений. При этом, как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ (см., например, Определения Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О, от 23.09.2010 N 1125-О-О; Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995 N 4-П), такие решения должны быть законными, обоснованными, мотивированными и содержать указание на конкретные обстоятельства, положенные в его основу (см. Определения Конституционного Суда РФ от 20.12.2005 N 500-О, от 25.01.2007 N 5-О).

В своих решениях ЕСПЧ неоднократно напоминает, что обязательство расследовать - это обязательство средств, а не обязательство получить результат: не каждое расследование обязательно должно быть успешным или привести к результатам, подтверждающим изложение фактов заявителем; однако оно должно в принципе вести к выяснению обстоятельств дела и, если жалобы оказались обоснованными, к установлению и наказанию виновных (см. Постановления ЕСПЧ от 30.07.2009 по делу "Гладышев против Российской Федерации", от 10.05.2011 по делу "Попандопуло против Российской Федерации"). Таким образом, каждое сообщение о преступлении должно быть рассмотрено, в результате чего принято решение, которое не обязательно должно быть решением о возбуждении уголовного дела, но после рассмотрения сообщения о преступлении и выяснения всех обстоятельств, при наличии предусмотренных законом оснований, это должно быть законное, мотивированное и обоснованное решение.

Однако, обжалуемое Постановление от 20.04.2018 года указанным требованиям не отвечает.

Как следует из его текста (лист 10 абзацы 5-6), «в ходе проведенной проверки установлено, что водитель большегрузного автомобиля Хакимов М.М. ПДД не нарушал, легковой автомобиль под управлением Селивановой Е.А. находился в неконтролируемом заносе, что и явилось непосредственной причиной ДТП, что подтверждается показаниями очевидцев дорожно-транспортного происшествия. При таких обстоятельствах следует отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Хакимова М.М. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, поскольку опасную дорожную ситуацию создала своими действиями потерпевшая Селиванова Е.А.»

Данные выводы были сделаны должностными лицами следственного отдела СУ СК по Кемеровскому району на основании опросов очевидцев дорожно-транспортного происшествия, специальными либо экспертными и необходимыми познаниями в данной области не обладающими; в ходе проведения судебно-автотехнических экспертиз соответствующие вопросы перед экспертами не ставились; сама доследственная проверка проводилась лишь в отношении водителя большегрузного автомобиля Хакимова М.М.

Таким образом, проведенная должностными лицами следственного отдела СУ СК России по Кемеровскому району проверка по поступившему из Прокуратуры Кемеровского района материалу по сообщению о дорожно-транспортном происшествии, в результате которого погибла Селиванова Е.А., имеет все признаки неполноты, поверхностности и выборочности, а принятое на ее основании Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела законным и обоснованным признано быть не может.

Кроме того, Заявитель считает необходимым сообщить Суду, что согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 (в ред. от 05.03.2013) «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (преамбула), «Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов» (пункт 11).

Толкование статей 2 и 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), данное Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ), устанавливает обязанность государственных органов поводить эффективное расследование смертей, исчезновений, а также сообщений о пытках и жестоком обращении. Исходя из практики ЕСПЧ, расследование считается эффективным, если оно соответствует следующим основным принципам:

быстрота (скорость начала расследования, быстрота совершения следственных действий, отсутствие необоснованных задержек как при ведении расследования, так и при вынесении решений по его результатам);

независимость (отсутствие личной заинтересованности лиц, участвующих в расследовании, отсутствие служебной подчиненности лиц, ведущих расследование, тем, кто может быть причастен к причинению смерти или применению пыток, непредвзятость в оценке доказательств и формулировании выводов);

тщательность (наличие необходимых полномочий у лиц, тщательность проведения конкретных следственных действий, проводящих расследование, принятие всех необходимых и возможных мер по проверке разных версий, устранение пробелов и противоречий в доказательственной базе, принятие мер по идентификации виновных и привлечению их к ответственности);

доступ пострадавших к расследованию (формальное признание потерпевшими, возможность приобщать доказательства и иным образом участвовать в процессе расследования, уведомление пострадавших о принимаемых решениях, возможность пострадавших ознакомиться с материалами расследования).

Как видно из материалов проверки по данному делу, названные требования органами следствия были грубо нарушены: сама доследственная проверка проводилась пять (!) месяцев, разные версии не проверялись, рассматривался лишь вопрос причастности Хакимова М.М., абсолютно во всех ходатайствах, заявленных потерпевшим, ему было отказано.

В соответствии с пунктом 2 Определения Конституционного Суда РФ от 24.11.2005 N 431-О, «Конституцией Российской Федерации предусматривается, что права потерпевших от преступлений, включая право на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, охраняются законом и не подлежат ограничению (статья 17; статья 45, часть 2; статья 52; статья 55, части 1 и 3).

Обязанность государства обеспечивать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем предоставления им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде, вытекает также из статьи 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которой достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, поскольку иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2003 года N 7-П по делу о проверке конституционности положения пункта 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов").

Приведенные положения Конституции Российской Федерации, как и ее положения, провозглашающие человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод как непосредственно действующих - обязанностью государства (статьи 2 и 18), предполагают необходимость законодательного установления уголовно-процессуальных механизмов, в максимальной степени способствующих предупреждению и пресечению преступлений, предотвращению их негативных последствий для охраняемых законом прав и интересов граждан, а также упрощающих для жертв преступлений доступ к правосудию с целью восстановления своих прав».

В соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ, постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй - шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на действия (бездействие) и решения указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 (в ред. от 29.11.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», «при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе».

В связи с вышеуказанными обстоятельствами, в целях надлежащей проверки изложенных доводов, а также вынесения законного и обоснованного решения по данной жалобе, ходатайствую перед Судом об истребовании у следственного отдела по Кемеровскому району следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области материалов проверки по сообщению о дорожно-транспортном происшествии, произошедшем 26.10.2017 года в 08 часов 45 минут на 31 км + 650 м автодороги «Кемерово – Анжеро-Судженск» с участием автомобиля «Тойота Камри» по управлением Селивановой Е.А., и автомобиля «Скания R440» под управлением Хакимова М.М., в результате которого Селиванова Е.А. скончалась на месте от полученных травм.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьей 125 УПК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 (в ред. от 29.11.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»,

ПРОШУ СУД:

  1. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от «20» апреля 2018 года признать незаконным и необоснованным.
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

15 августа 2018 в 12:37
Полагаю, что теперь доказано: сведения с грифом «Совершенно секретно» о моем брате разглашены в угоду руководства преступной группы Мальцева Светлана Владимировна
15 августа 2018 в 07:09
Да здравствует "борьба с коррупцией" в Кемеровской области: человек, подписавший акт ввода в эксплуатацию "Зимней вишни" продолжает получать на личный счет многомиллионные откаты. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Купряжкин Руслан
13 августа 2018 в 23:24
Программа "АнтиГУЛАГ". Продолжение. Правовая инициатива команды Gulagu.net Осечкин Владимир Валерьевич
15 августа 2018 в 08:56
Совет координаторов и экспертов Gulagu.net поздравляет с днем рождения Бориса Ушакова Мальцева Светлана Владимировна
18 августа 2018 в 10:03
Открытое письмо Совета координаторов Gulagu.net в Генеральную прокуратуру России, МВД России, СКР России: просим раскрыть и привлечь к ответственности источник угроз посягательства на жизнь общественного деятеля Мальцева Светлана Владимировна

Мнение