Открытое письмо Старыгина Д.А. о давлении на меня с целью фальсификации уголовного дела №14610288

Генеральному прокурору РФ

Чайке Юрию Яковлевичу

ГСП-3, 125993, г.Москва, ул. Большая Дмитровка, 15а

 

Копии: Президенту Российской Федерации

Путину Владимиру Владимировичу

103132, г.Москва, ул.Ильинка, 23

 

Председателю Следственного комитета Российской Федерации                                          Генералу юстиции Российской Федерации

                                         Бастрыкину Александру Ивановичу   

  105005, г. Москва, Технический переулок, дом 2

 

Директору ФСБ РФ

Бортникову Александру Васильевичу

107031, г.Москва, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

 

 

От Старыгина Дмитрия Александровича,

обвиняемого в совершении преступления,

предусмотренного ч. 3 ст. 111 УК РФ

                     

 

Заявление

в порядке ст. 144 – 145 УК РФ

 

Ранее в Генеральную прокуратуру России, ФСБ России, Следственный комитет Российской Федерации был направлен ряд заявлений о совершении в отношении Синюкова Андрея Петровича и других лиц уголовно-наказуемого деяния - фабрикации уголовного дела об особо тяжких преступлениях при участии высокопоставленных сотрудников ОБОП УУР ГУ МВД России по Кемеровской области, а также следователей СУ СК РФ по Кемеровской области.

В настоящий момент я прошу обратить пристальное внимание на мое заявление и провести проверку относительно действий сотрудников СУ СК РФ по Кемеровской области, ГУ МВД России по Кемеровской области.

Я, Старыгин Дмитрий Александрович, 12.11.1980 года рождения, сообщаю о фабрикации уголовного дела оперуполномоченным ГУ МВД России по Кемеровской области Прокопец А.Г. и следователями СУ СК РФ по Кемеровской области Трубенковым С.В. и Алексеевым Д.А.

16 июня 2015 года около 12 часов дня возле рынка «Губернский» в городе Кемерово, где я покупал продукты, меня и Биктимирова Г.Х. задержали сотрудники ОБОП. К нам была применена жесткая физическая сила - уронили в грязь лицом, где мы пролежали 15 минут, хотя с первых минут никто не оказывал сопротивления. На мои вопросы, что происходит, меня грубо обрывали и заставляли замолчать пинками по телу.

После задержания меня повезли на квартиру, которую я снимал по адресу: ул. 50 лет Октября, 32-54, и провели обыск, в ходе которого никаких запрещенных и незаконных предметов обнаружено не было. Мне препятствовали позвонить своему адвокату, вместо этого я получал только грубые отказы и тычки. После обыска меня доставили в отдел по адресу: г. Кемерово, ул. Кузбасская, 29, где меня продержали в наручниках до 21.00. Мне постоянно повторяли, что если сейчас все не расскажу, то будет только хуже и сидеть мне здесь до 3-х суток в наручниках. Цитирую сотрудников: «Мы имеем на это право!».

Около 19.00 следователь СУ СК РФ по Кемеровской области Трубенков С.В., который проводил обыск у меня в квартире, начал допрос, который длился до 21.00. Трубенков С.В. настаивал на том, что я должен рассказать кто и когда совершил убийство в мае 2013 года. Следователь считал, что я там был, все знаю и видел. Однако, я пояснил, что в апреле 2013 года уезжал на полгода в город Чернигов на Украине, о чем сообщил Трубенкову С.В. и предложил предоставить электронные авиабилеты.

После дачи мною неугодных для следствия показаний, стратегия поведения сотрудников ОБОПа ко мне изменилась. Мне сообщили, что сейчас задержан еще и Кельм В.И., он отказывается давать нужные для следствия показания. Сотрудник ОБОП Прокопец А.Г. отвел меня в сторону и в угрожающей форме потребовал, чтобы я поговорил с Кельм В.И. и объяснил ему, что нужно сотрудничать с ним и давать показания, которые их интересуют, отвечать на все вопросы, которые задают сотрудники ОБОП. Я ответил, что Кельм В.И. самостоятельно может принимать решения и что я к нему не пойду. После этого меня отпустили домой, пригрозив, что «это только начало».

В дальнейшем меня несколько раз приглашали на допрос, где я давал ответы на вопросы следователя Алексеева Д.А. После каждого допроса меня на улице встречал Прокопец А.Г. и говорил, чтобы я поговорил с Кельм В.И. и заставил его давать признательные показания нужные для следствия, иначе «мы возьмемся за тебя».

12 ноября 2015 года следователь Алексеев Д.А. пригласил меня на очную ставку с Титовым Д.К. После очной ставки меня встретил Прокопец А.Г. и сказал, что протокол очной ставки ему не понравился, и что я «допрыгался». 12 ноября 2015 года меня задержали и доставили в ИВС на двое суток, в дальнейшем предъявив обвинение по ч.3 ст. 111 УК РФ. Во время этих двух суток Прокопец А.Г. и еще двое сотрудников, которых я смогу опознать, приходили в ИВС и говорили, что если я сейчас подпишу то, что «надо» и любым способом заставлю Кельма В.И. подписать бумаги, то мне ничего не будет и меня отпустят. Мне угрожали, что меня возьмут под стражу и поместят в СИЗО и помимо ч.3 ст.111 УК РФ еще и обвинят в убийстве директора «Мелькорм», потому что это «повесить» надо на кого-то, а я не иду на сотрудничество с Прокопцом А.Г. Я был в шоке от всего происходящего, и не стал больше разговаривать с Прокопцом А.Г.

14 ноября 2015 года судья не увидел в моих действиях попытку скрыться от правосудия, как объяснял причину моего задержания следователь Алексеев Д.А., и отправил меня под домашний арест, объяснив, что дело серьезное.

Под домашним арестом я находился до 12 мая 2016 года.

Все это время, практически каждые 15 дней, ко мне на квартиру по адресу: ул. 50 лет Октября, 32-54, приходил Прокопец А.Г., иногда один, иногда с сотрудниками, которых я могу опознать, и говорил, что я должен повлиять на Кельм В.И., его жену, заставить Кельм В.И. подписать бумаги, «какие, он сам знает». Юлию Кельм я должен был убедить уговорить своего мужа, чтобы он подписал все необходимые для следствия бумаги. Если же я не сделаю этого, то, со слов Прокопец А.Г., я буду обвинен еще и в нападении на какого-то гражданина на пр. Октябрьском г. Кемерово (убийство директора «Мелькорм» на тот момент отпало, вроде бы нашли настоящего убийцу). Еще Прокопец А.Г. сильно интересовало наличие финансовых активов у Синюкова А.П., о которых я, по словам Прокопец А.Г., должен был знать.

Со стороны сотрудника ОБОП Прокопец А.Г. неоднократно в мою сторону выдвигались угрозы того, что если я не подпишу бумаги, какие нужно ему, либо не заставлю Кельм В.И. подписать бумаги, о которых «он знает», то у нас будут большие проблемы и мы сядем надолго и никто нам не поможет.

В настоящий момент в Кемеровском областном суде с участием присяжных заседателей рассматривается уголовное дело по обвинению меня и других лиц в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. В указанном деле имеются грубейшие процессуальные нарушения, на которые прокуратура Кемеровской области и суд не обращают внимание.

Многочисленные письма родственников и жалобы адвокатов на действия должностных лиц остаются проигнорированными.

Считаю, что преступные действия сотрудников следственных органов, органов прокуратуры и суда должны быть, наконец, прекращены.

Но особо стоит отметить, что расследование этого уголовного дела проводилось при уже бывших руководителях следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области Калинкине С.Н. и Муллине П.В. В отношении обоих, а также следователя следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области возбуждены уголовные дела. Методы расследования и привлечения лиц к уголовной ответственности при Калинкине С.Н. особо выделялись своей сфабрикованностью, в связи с чем, бывший генерал-майор почти два года находится под стражей. Как следует из доклада пресс-службы следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области, по указанию Калинкина С.Н. было незаконно возбуждено уголовное дело в отношении лица, к которому в дальнейшем выдвигались угрозы и требования о передаче определенного имущества на сумму один миллиард рублей. Порочная тактика расследования уголовных дел руководящего состава откладывает свой отпечаток и на подчиненных.

 

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 144, 145, 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

 

 

ПРОШУ:

 

Провести проверку на предмет наличия в действиях сотрудников СУ СК РФ по Кемеровской области, ГУ МВД России по Кемеровской области признаков преступления:

            

             в отношении следователя СУ СК РФ по Кемеровской области Трубенкова Сергея Владимировича по ч. 3 ст. 285 и ч.3 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации (ранее был привлечен к ответственности за фабрикацию доказательств по уголовному делу);

в отношении сотрудника ОБОП УУР ГУ МВД России по Кемеровской области Прокопец Алексея Геннадьевича по ч. 3 ст.285 и ч.3 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Д.А. Старыгин

Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

8 человек подписалось под обращением

Erdnyashkina Bulgushka

30 августа 2018 в 10:41

Синюков Сергей Петрович

30 августа 2018 в 09:20

Синюков Андрей

30 августа 2018 в 09:17

Солодянкина Эвелина

30 августа 2018 в 01:13

Закарян Аруся

29 августа 2018 в 21:45

1 комментарий

Солодянкина Эвелина Солодянкина Эвелина
30 августа 2018 в 01:17

Поддерживаю! Фабрикация уголовных дел имеет признаки эпидемии, захлестнувшей нашу страну! Беспредел силовиков, прокуроров и судей уничтожают закон и порождают гражданскую войну. Терпение людей не безгранично

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение