Провокация взятки в отношении Андроникова Е.А.

Уважаемые независимые правозащитники!

 

Приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 16.04.2015
(с учетом изменений, внесенных апелляционным определением Московского городского суда от 09.11.2015 и постановлением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 14.06.2017) мой муж Андроников Егор Александрович был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 и ч. 4 ст.291.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 324-ФЗ) и ему назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима со штрафом 49 000 000 рублей.

В ходе уголовного преследования Андроникова Е.А. правоохранительными органами были нарушены нормы законодательства России, которыми воспользовались должностные лица, имевшие статус свидетелей и заявителей по уголовному делу, похитившие (путем оформления недвижимости на подставные юридические лица) объекты государственного имущества.

В период расследования уголовного дела и отбывания моим мужем наказания на основании поданных им через адвокатов обращений в Прокуратуру РФ и ФАС России проведены соответствующие проверки, в результате чего стало возможным установить указанные факты нарушения законодательства при распоряжении государственным имуществом.

Все возможные способы защиты интересов моего мужа в органах следствия, суда и прокуратуры использованы, но не одна из правоохранительных структур не желает и отказывается тщательно и профессионально заниматься проверкой в отношении высокоинтеллектуального преступления в сфере коррупции в территориальных органах Федерального агентства по управлению государственным имуществом России.

Основные документы, свидетельствующие о совершенных преступлениях иными лицами, инициировавшими возбуждение данного уголовного дела (они фигурировали в этом процессе в качестве заявителя и свидетелей, в то время как сами являются основными фигурантами хищения государственного имущества) готова предоставить по первому требованию.

            

 

 

 

                                                                           “Мир – это война,

                                                                           правда – ложь,

                                                                           свобода – это рабство.”

                                                                                     Дж. Оруэлл

 

         В апреле 2016 года Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев своим приказом освободил Ольгу Дергунову от должности заместителя министра экономического развиития Российской Федерации – руководителя Федерального агенства по управлению государственным имуществом.

         Ольга Константиновна была назначена на должность главы Росимущества в 2012 году, сменив на этом посту Юрия Петрова.

         В возглавляемом на тот период времени Лившицем Исааком Львовичем Территориальном управлении Росимущества в Московской области бизнесменом и бывшим руководителем Российского фонда федерального имущества по Южному федеральному округу, ранее судимым за взяточничество Русланом Цахаевичем Сунгуровым была налажена успешная схема по распродаже государственной собственности.

         Схема была проста, в подмосковном управлении Росимущества начальником аренды государственного имущества, а впоследствии сотрудником аппарата Правительства Московской области, по совместительству сводным братом Сунгурова Руслана – Георгием Цахаевичем Сунгуровым, организовывались аукционы на право долгосрочной аренды подведомственных Росимуществу объектов госсобственности, наиболее привлекательные из которых выигрывали подконтрольные Сунгурову фирмы.

         C этими фирмами территориальным управлением заключались договоры долгосрочной аренды на 25-49 лет, но обязательные акты приёма-передачи имущества к договорам не подписывались, то есть у этих фирм не возникало обязанности по выплате арендной платы за эти объекты.

         Торги проведены, договора подписаны, права на имущество перешли от государства к частным компаниям, а доход от сдачи в аренду государственной собственности в бюджет государства не поступает.

         Затем предприниматель Сунгуров ищет покупателей на теперь уже “свои“ государственные объекты и передает им это имущество, заключая договоры переуступки прав.

         Кроме того, команда Сунгурова пользовалась еще одной лазейкой в законодательстве, а именно, что в том случае если претендующая на объекты фирма обладала лицензией на право заниматься медицинской либо образовательной деятельностью, права на имущество можно было передавать и вовсе без проведения аукциона.

         Весной 2012 года в поле зрения команды Руслана Сунгурова попадает подмосковный пансионат “Искра“, расположенный в живописном месте Пушкинского района Московской области. И к началу лета 2012 года сотрудниками территориального управления Ильей Зыряновым, Георгием Сунгуровым и его подчиненными Дмитрием Панасенко и Дмитрием Нестеровым уже подготовлены документы по отчуждению данного объекта в пользу подконтрольной Руслану Сунгурову фирмы.

         Но в это же самое время неожиданно глава Росимущества Юрий Петров переходит на другую государственную должность, начальник территориального управления Исаак Лившиц увольняется, а руководителем Росимущества становится Ольга Константиновна Дергунова.

         До назначения нового постоянного главы подмосковного территориального управления Дергунова временно назначает на эту должность исполняющим обязанности своего сотрудника – специалиста центрального аппарата Росимущества начальника отдела по противодействию коррупции Ивана Владимировича Ильинского.

         Ему она ставит задачу навести порядок в территориальном управлении, очистить его от “подобных“ “коммерсантов“ и вывести на чистую воду предпринимателей, организовавших свой бизнес на государственной собственности.

         Приступив к работе, Ильинский первым делом изымает все подготовленные к регистрации документы, подписанные прежним руководством, изучив которые выявляет массу действовавших на тот период времени схем по получению незаконных доходов от государственной собственности, в том числе схем братьев Сунгуровых, и инициирует проведение целого ряда служебных проверок.

         Руслан Сунгуров, чувствуя, что под угрозой находится не только его бизнес, но и не так давно вновь обретенная свобода, обращается к своему знакомому Денису Сугробову, руководителю ГУЭБиПК МВД России, ставшему впоследствии известным всей стране в связи со своей криминально-полицейской деятельностью.

         С этого момента начинается работа по устранению Ильинского, которую Сугробов поручает своим подчиненным Борису Колесникову и Александру Щиголеву. Ими разрабатывается план по привлечению Ильинского к уголовной ответственности за якобы получение взятки за письма-согласования аренды имущества всё того же пансионата “Искра“.

         Из ближнего круга общения Ильинского выбирается кандидатура для осуществления провокации – адвокат адвокатской палаты Московской области Гарегин Топчян. Подбираются агенты, которые будут играть роль взяткодателей – Владимир Марченко и Александр Степанов, а также подконтрольная оперативная фирма  ООО “Альбион“.

         На этом этапе распределения ролей и “легендирования“ агентов оперативниками привлекается и директор государственного пансионата “Искра“ Иван Мартынов, за согласование передачи в аренду имущества которого якобы будет передаваться взятка.

         Встречи опертивников и агентов проходят в период октября-ноября 2012 года в кафе “Хинкальная“ неподалеку от располагавшегося тогда в районе метро Бабушкинская территориального управления Росимущества в Московской области.

         На встречах также присутствуют предприниматель Руслан Сунгуров, начальник отдела правового обеспечения ТУ Росимущества в Московской области Илья Зырянов, помощник руководителя территориального управления Валерий Мяло, директор ГУП “Пансионат “Искра“ Иван Мартынов.

         На данных встречах обсуждается, каким образом организовать знакомство агентов Марченко и Степанова с Топчаном, на какой машине лучше подъехать на знакомство с ним, чтобы создать у Топчяна впечатление состоятельности Марченко, а также от имени какой организации действовать, чтобы не вызвать у него подозрений (согласно показаниям Мартынова И.А. в суде от 04.03.2015, его заявлению в судебные и правоохранительные органы и заключению специалиста-полиграфолога).

         Далее по сценарию оперативников агент Марченко через Мартынова выходит на контакт и знакомится с Топчяном, сообщает ему о своих планах инвестировать порядка 100 млн. рублей в пансионат “Искра“ с целью строительства на его базе коттеджного посёлок и предлагает заключить адвокатское соглашение на ведение этого проекта.

         Всё идёт как по нотам, но то ли оперативники сами не разобрались в законодательстве, то ли намеренно были введены в заблуждение братьями Сунгуровыми, но в дело вмешивается Министерство образования и науки Российской Федерации.

         Дело в том, что ГУП “Пансионат “Искра“ не относится к ведению Росимущества и не был включен в план приватизации, а находился в подведомственном подчинении Минообранауки России, которое и было наделено в силу закона полномочиями по распоряжению его имуществом, в том числе по согласованию договоров аренды и назначению и увольнению его директора.

         Вот и получилось, что Минобрнауки своим приказом освобождает Мартынова от должности и назначает директором пансионата “Искра“ Антона Лычагина.

         Операция по устранению Ильинского первый раз попадает под угрозу и находится на грани срыва.

         Начинается судебная тяжба по восстановлению Мартынова на работе. Забегая вперед скажем, что решение Минобрнауки признано законным.

         Под контролем оперативников Марченко встречается с Топчяном и его знакомым Олегом Пятиным, которого Топчян привлекает для будущего строительства коттеджного посёлка, его же Мартынов ранее назначил своим заместителем.

         Во время встреч оперативниками ведется скрытое видеонаблюдение, Марченко постоянно созванивается с Щиголевым и получает необходимые инструкции. В качестве понятых привлекаются всё те же Панасенко и Нестеров.

         Начиная с 16 февраля 2013 года, когда уже все контакты налажены, условия обговорены, круг лиц определен, начинается так называемое оперативно-розыскное мероприятие “Оперативный эксперимент“ (ОРМ).

         А точнее первая его “версия“, в которой интересантом выступает Марченко, взяткодателем ООО “Альбион“, взяткополучателем – Ильинский И.В., а Топчян и Пятин – посредники.

         Марченко согласно сценарию убеждает Топчяна, что для реализации их бизнес-проекта на первом этапе необходимо получить в Территориальном управлении Росимущества в Московской области согласование договора аренды пансионата.

         Топчян, как и предполагалось оперативниками, связывается со своим знакомым Ильинским, из разговора с которым становится ясно, что ООО “Альбион“ не может претендовать на получение права аренды имущества пансионата без проведения аукциона, так как не обладает лицензией на осуществление медицинской либо образовательной деятельности, а также то, что необходимо согласование не Росимущества, а Минобрнауки России.

         Вопрос полномочий не особо заинтересовал оперативников, а вот ООО “Альбион“ решили заменить.

         Так в первый раз меняют план оперативного эксперимента, к нему привлекаются новые участники ООО “Центр оторингологии, хирургия головы и шеи“ (ООО “ЛОР-центр“) с его директором Рубеном Миракяном, а также бывший сотрудник подмосковного Росимущества, еще один “хороший знакомый“ Руслана Сунгурова и Валерия Мяло – Игорь Бизин.

         Последний якобы передает печать и доверенность от ООО “ЛОР-центр“ Марченко. Происходит замена взяткодателя.

         Кстати, директор ООО “ЛОР-центр“ позже в судебном заседании 13.02.2015 даст показания, что он вообще не в курсе о проведенном с его участием ОРМ, и о том, что кто-то планировал давать взятку.

         Вторая версия ОРМ “Оперативный эксперимент“ проходит вплоть до 03.06.2013, когда неожиданно для полицейских так “сильно желавший“ по их сценарию получить взятку Ильинский увольняется из Росимущества по собственному желанию и становится простым пенсионером (он является инвалидом II группы).

         Оперативно-розыскное мероприятие снова на грани срыва, его план, цели и задачи снова меняются, и полицейские принимают решение привлекать Ильинского уже не как “взяточника“, а по статье 291.1 УК РФ за якобы посредничество в передаче взятки.

         C этой целью, используя своё влияние, в “оперативных целях“ (Валерий Мяло является по совместительству кадровым сотрудником центрального аппарата ФСБ России в звании полковника и курирует деятельность подмосковного Росимущества), на место Ильинского временно на один  месяц с 04.06.2013 по 04.07.2013 назначается человек из ближайшего окружения Руслана Сунгурова – Илья Зырянов.

         C ним проводится “разведбеседа“ и он становится участником ОРМ в качестве взяткополучателя.

         Напомним, что изначально еще в октябре-ноябре 2012 года Зырянов присутствовал на всех встречах оперативников и их агентов, на которых разрабатывалась операция по устранению Ильинского.

         Зырянов же и согласовывал всю документацию в качестве начальника отдела правового обеспечения подмосковного теруправления Росимущества в бизнес-схемах братьев Сунгуровых и изначально был в “теме“ всех его махинаций.

         Так как сам Зырянов напрямую не общался с Ильинским для их связи оперативникам понадобилась еще одна кандидатура, и они поручают Зырянову привлечь знакомого Ильинскому начальника отдела приватизации теруправления Егора Андроникова, переговорив с ним на тему перспективы аренды и приватизации ГУП “Пансионат“ “ Искра“, и записать эти разговоры на диктофон.

         В реализацию вступает “версия“ ОРМ 3.0 по посадке Ильинского, в которой  взяткодателем выступает ООО “ЛОР-центр“ , взяткополучателем агент Зырянов, посредниками – Ильинский, Топчян, Пятин и теперь Андроников.

         Таким образом, после 04.06.2013 к участию в ОРМ привлечены новые участники: ООО “ЛОР-центр“, Рубен Миракян и Егор Андроников. Их согласия, естественно, никто не спрашивал – дело-то “государственное“.

         На стадии реализации Марченко вручает Топчяну 1,5 млн. рублей в качестве, якобы, первой части взятки для Зырянова (который на суде 04.03.2015 заявил, что про сумму в 1,5 млн. рублей он вообще ничего не знает, ни от кого не ждал и никого о них не просил).

         А Топчян в один из дней передает Ильинскому аналогичную сумму, которую Ильинский “забывает“ в вагоне электрички по дороге домой.

         Номера купюр не совпадают с купюрами выданными оперативниками Марченко, однако полицейские решают, что доказательств “преступной деятельности соучастников“ им достаточно и производят арест Топчяна, Пятина и Андроникова, а потом и Ильинского, и предъявляют им обвинение в покушении на непосредственное  посредничество во взяточничестве группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере (ч.3 ст.30, ч.4 ст. 291.1 УК РФ).

         Полтора года до суда Ильинский содержится в Матросской тишине и всё это время оперативные сотрудники ведут с ним переговоры.

         В итоге ему обещают свободу в обмен на признание вины. Ему также обещают оставить квартиру в Ивантеевке, которую Ильинский получил от государства незадолго до увольнения.

         Дело рассматривается судом в особом  порядке, Ильинский 18.11.2014 получает наказание в виде штрафа и остается на свободе.

         А с января 2015 года начинается судебное разбирательство в отношении его якобы подельников Топчяна, Пятина и Андроникова, которые в отличие от Ильинского вины не признали, но тут то и начинается самое интересное.

         Стороной защиты к делу приобщаются документы, проливающие свет на хитрую и на первый взгляд безупречную аферу Сунгурова-Сугробова.

         Во-первых, в суде становится ясно, что сделка по аренде пансионата “Искра“ вообще не подлежит согласованию с Росимуществом, то есть отсутствует состав преступления по ст. 290 УК РФ, а следовательно, и по ст. 291.1 УК РФ, поскольку данная статья является её отсылочной нормой.

         Во-вторых, один из основных свидетелей обвинения директор пансионата “Искра“ Иван Мартынов в судебном заседании 04.03.2015 подробно рассказывает о встречах оперативников и их агентов, а также о том, что за 15 минут до судебного заседания ему звонил Щиголев (подчиненный Сугробова) и В. Мяло и оказывали на него давление (по данному факту Мартынов написал заявление в полицию).

         В-третьих, в судебном заседании 30.01.2015 Ильинский, не отрицая, что общался с Топчяном и Пятиным по поводу пансионата “Искра“ заявил, что Андроникову он об этих переговорах не сообщал, и тот вообще ничего о них не знает и передавать деньги никому не собирался.

         Также выясняется, что у оперативников не было разрешения суда на прослушивание телефонных переговоров, все понятые, которые расписывались в оперативных документах, являются подчиненными Сунгурова, материалы для возбуждения уголовного дела были представлены в Следственный комитeт не официально, а также факты откровенной фальсификации и многое, многое другое.

         В общих чертах получить представление о ходе судебного заседания можно из публикаций на портале Право.ру:

  • “А есть ли жизнь на Марсе?”;
  • “Если события удивительные, обратитесь в органы”;
  • “ Доказано или нет – это вопрос философский”;
  • “Оперативнику - медаль, жене - арест”;
  • ”Приобщить к делу наличные? Неправильно поймут! ”;
  • “Прокурор запросил по семь лет для адвоката и чиновника Росимущества по делу о 84-миллионной взятке“;
  • ”Семь лет строгого режима как ”минимальное наказание” ”;
  • ”Подсудимые по делу пансионата "Искра" пришли на приговор с вещами. Как оказалось, не напрасно”.

         Прокурор А.Ольков молчит, за четыре месяца суда практически не проронил ни слова, запросив в итоге каждому из подсудимых по 7 лет колонии строгого режима и штрафа в полмиллиарда рублей.

         Судья Мещанского районного суда г. Москвы Альберт Тришкин понимая, что приговор выносить все-таки придется, сам берет на себя функции прокурора и адвоката стороны обвинения, подсказывая нужные ответы Щиголеву, Сунгурову, Зырянову, удаляя прессу, родственников, а то и вообще всех зрителей из зала судебного заседания и буквально клещами за уши притягивая хоть какие-то доказательства обвинения.

         В итоге 16.04.2015 судья Тришкин удовлетворяет запрос прокурора, назначив наказание всем троим подсудимым по 7 лет колонии строгого режима, снизив правда размер штрафа с учетом того, что у каждого из них остались на свободе маленькие дети, до 50 миллионов рублей каждому, видимо считая что такую сумму можно погасить за одну земную жизнь.

При этом судья не принимает во внимание, что Андроников был вовлечен в описываемые события только 19.06.2013, в то время как другие лица – с января 2013 года, и фактически впервые их увидел (за исключением Ильинского) уже только в ходе следствия и судебных разбирательств. Суд не изложил в приговоре никаких доказательств, что 19.06.2013 другие лица действовали с ним в сговоре при организации подписания договора аренды между ООО «ЛОР-Центр» и ГУП «Пансионат «Искра».

         При этом в обоснование приговора Тришкин кладет доказательства, которые вообще не оглашались в процессе судебного заседания, а также не указывает в приговоре даты начала и окончания ОРМ, опуская тот факт, что все действия  Марченко осуществлял под руководством полицейских именно в рамках ОРМ, специально ”замыливая” вопросы проведенной провокации.

         На этапе апелляционного обжалования в Мосгорсуде с уголовным делом и вовсе начинают происходить мистические трансформации – в деле «сами собой» появляются новые документы, а старые изменяются и исчезают, о чем защита заявляет соответствующие ходатайства, предъявляя суду фотографии уголовного дела со стадии ознакомления.

         Но судебная тройка (Ковалевская А. Б., Коновалова Н.В., Андреева С.В.) непреклонна – в выступлении добровольно пришедшему в зал суда Мартынову отказано, ходатайства отклонены, приговор оставлен без изменения.

         Дело поступает в Президиум Мосгорсуда на кассационное рассмотрение, и снова это новая версия дела. В нем появляется еще один новый документ – замечания прокурора на протокол судебного заседания. Постановлением судьи Мещанского районного суда от 05.11.2015 в нарушение требований 260 УПК РФ были удостоверены поданные государственным обвинителем замечания на протокол судебного заседания по истечении предусмотренного законом 3-х дневного срока, а именно: спустя 7 месяцев после окончания судебного заседания!

То есть оказывается, что тот протокол, который был выслан подсудимым, защитникам и хранился все это время в деле не соответствует реальному ходу судебного заседания.

         Поражает воображение, с каким упорством и осознанием полной безнаказанности аппарат обвинения продавливает очевидную ложь.

         На этапе кассации судья Мосгорсуда, явно превышая свои полномочия уже утверждает, что правом согласования сделок пансионата «Искра» обладало Росимущество, а не Минобрнауки, как бы не обращая внимание на материалы уголовного дела, распоряжение Правительства Российской Федерации от 31.12.2004 №1749р и постановлением Правительства Российской Федерации от 03.12.2004 № 739, и тот факт, что действующий директор пансионата назначен распоряжением Минобрнауки России, законность которого подтверждена соответствующими судебными решениями, а также, утверждает, что для применения статьи 291.1 УК РФ вовсе не требуется наличие совершенных либо подготовленных к совершению действий статьи 290 УК РФ.

         То есть для обвинения в посредничестве не обязательно иметь взяткодателя и взяткополучателя, а также суд утверждает что доказательства, положенные в основу приговора, все-таки были исследованы в суде первой инстанции, не смотря на их отсутствие в протоколе судебного заседания, и оснований не доверять органам следствия нет, а действия оперативных сотрудников на предмет провокации исследованы судом первой инстанции.

         Параллельно в Пресненском районном суде г. Москвы рассматривается уголовное дело Дениса Сугробова, которого обвиняют в целой череде аналогичных провокаций, и с учетом предъявленных статей ему, его подчиненным и их агентам назначают большие сроки наказания.        

         Политика двойных стандартов, как говорится, налицо.

         Слава Богу, что после подачи моим мужем надзорной жалобы в Президиум Верховного суда Российской Федерации, а также кассационного представления Прокуратуры г. Москвы постановлением суда надзорной инстанции апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 09.11.2015 по уголовному делу в отношении Андроникова Е.А., Пятина О.В., Топчяна Г.А. отменено и дело направлено на новое рассмотрение судом апелляционной инстанции.

         В соответствии с данными официального сайта Мосгорсуда соответствующее заседание назначено на 22.06.2018 11:00 (номер дела
10-9610/2018).

          Хочется надеяться, что мистические трансформации материалов дела на этом этапе прекратятся, а имеющиеся в нем документы получат надлежащую оценку.

Буду очень благодарна, если у Вас есть возможность выразить свою гражданскую позицию по данному вопросу и оказать какое-либо содействие.

 

С уважением,

Надежда Плетнева

тел.: +7 (903) 229-94-29

E-mail: [email protected]; [email protected].

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

1 человек подписался под обращением

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение