Вопрос Президенту на прямую линию.

Обращаюсь к Вам, Президент Российской Федерации и

Председатель правительства РФ!

Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич!

Я, Чаподзе Лариса Владимировна, проживающая в г. Красноярске, обращаюсь к Вам, как к единственной, оставшейся у нас возможности, восстановить наши попранные гражданские права и свободы, во вверенной Вам, огромной стране, гарантом Конституции и исполнения законов которой, Вы являетесь.

Недавно, общественность была возмущена ситуацией, произошедшей с журналистом Иваном Голуновым, которому сотрудниками полиции, были подкинуты наркотики. На основании собственного жизненного опыта, могу заверить Вас, что данная ситуация не является единственной и исключительной в нашей стране. Уверяю Вас, что подкидывание гражданам наркотиков - это обыденная практика сотрудников полиции, имитирующих свою бурную деятельность по увеличению раскрываемости преступлений.
Поскольку, мы с мужем, стали объектами подобных незаконных действий сотрудников УФСКН, то излагаю Вам основную суть событий и вопиющих нарушений со стороны силовых структур и судов г. Красноярска, которым подверглись я, мой муж и все члены нашей семьи.

27 марта 2013 г. в ночное время суток, когда мы все спали, вопреки положению п.3 и п.4 ст.164 УПК РФ, ч. 5 ст. 177 УПК РФ, ст. 25 Конституции РФ, без возбуждения уголовного дела в отношении кого-либо из членов нашей семьи, без каких-либо законных оснований, на территорию нашего частного дома и в наш дом ворвались 15 человек сотрудников ОМОНа и УФСКН. Они перебили окна в нашем доме, покалечили нашу собаку во дворе, перепугали наших малолетних детей, разгромили весь дом, избили старшего сына, которого голым подняли с кровати, провели обыск, ничего запрещённого не нашли, и уехали, незаметно прихватив с собой, нашу бензопилу «Штиль», которая находилась возле нашего дома (уголовное дело по факту кражи бензопилы возбуждалось и закрывалось несколько раз. Виновных, так и не нашли).

Перед своим уходом, один из сотрудников, сказал моему мужу, что он должен вывести их на информацию о килограмме героина. Если он этого не сделает в течение последующей недели, то они снова придут с обыском и обязательно, что-нибудь у него найдут, или остановят его где-нибудь в городе, подкинут ему "пятак" в карман (5 гр. героина), и посадят в тюрьму.

После их ухода, мы навели порядок в доме, заменили разбитые оконные стеклопакеты и приняли решение, срочно уехать из страны к родственникам мужа в Грузию, в целях собственной безопасности, что мы и сделали.

Спустя неделю, как и было обещано, о/у Кац, стал звонить и разыскивать моего мужа, для получения от него, необходимой им информации о килограмме героина, которой мой муж не обладал (подтверждено детализацией). 

02.04.2013 г. я впервые обратилась в прокуратуру Октябрьского района г.Красноярска с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении  сотрудников УФСКН по факту разгрома нашего дома и угрозы провокации в отношении моего мужа. Прокуратура, перенаправила моё заявление в СК Октябрьского района, для проведения проверки по моей жалобе, который вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (материалы проверки СК Октябрьского района г. Красноярска КРСП №214 пр-13 и КРСП №616 пр-13).

    В целях оправдания своих необоснованных и незаконных  действий, связанных с обыском и разгромом нашего дома 27.03.2013г., о/у Малаховым, который являлся инициатором этого мероприятия, в срочном порядке, были составлены две справки от 17.04.2013г., из которых следовало, что обыск был произведён на основании результатов ПТП от 26.03.2013г. в отношении человека, с которым мой муж общался по вопросам профессиональной деятельности этого человека, в качестве сварщика-сантехника.

В качестве, так называемой, «объективной информации» причастности моего мужа к незаконному обороту наркотиков, Малахов сослался на стенограмму от 26.03.2013г., где им был сфальсифицирован разговор моего мужа с этим человеком по номеру 8 923 … 5517. Факт фальсификации, представленного Малаховым доказательства, подтверждён детализацией, указанных Малаховым в стенограмме номеров телефонов, согласно которой, факта соединений этих номеров не имело места быть, ни в указанную дату 26.03.2013г., ни в какую-либо другую дату;  во второй справке, были указаны даты, якобы, проводимых ОРМ, не соответствующие датам, указанным в уголовном деле Чаподзе Е.Г., возбуждённом и сфабрикованном гораздо позже – в августе 2013г., по предъявленным ему эпизодам обвинения, при обстоятельствах, описанных мною, ниже.

Ни в прокуратуре Красноярского края, ни в СК Октябрьского района г. Красноярска и ГУ СК Красноярского края, ни в судах, нам не удалось убедить, кого-либо из следователей, прокуроров и судей, исследовать и признать данный явный факт фальсификации (один из многих), который впоследствии, всё-таки, был незаконно положен в основу обвинения по одному из эпизодов и приговора в отношении моего мужа.

Через 3 месяца вернувшись из Грузии, мы решили переехать из своего родного г. Красноярска, в другой край на жительство, так как опасались за свою жизнь и безопасность. В июле этого же года, мы срочно продали 3-х комнатную квартиру мужа в пос. Солнечный г. Красноярска, и купили домик в Краснодарском крае. Для переезда, мы решили купить ещё и грузовик, на котором хотели перевезти свои вещи, и на котором муж, в дальнейшем, собирался работать.  

В начале августа 2013г., узнав о нашем возвращении в г. Красноярск, сотрудники УФСКН получили в суде разрешение на прослушивание телефонных переговоров моего мужа, с целью осуществления, обещанной ранее, провокации в отношении него. Из прослушивания наших переговоров, они были отлично осведомлены о нашем скором, предстоящем переезде в Краснодарский край, о продаже квартиры мужа, о покупке нами, грузового автомобиля и о месте и сумме предстоящей сделки, в связи с чем, ими был наскоро разработан план нашего похищения, ограбления и план проведения провокации с участием наркозависимой женщины, которая была в разработке у сотрудников УФСКН, и которая проживала недалеко от адреса регистрации моего мужа в пос. Солнечный, с которой мой муж был знаком более 20 лет.

И вот, 14 августа 2013г., при покупке нами грузовика, в 11ч.10 мин. по местному времени, 6-7 человек сотрудников УФСКН, на глазах у свидетелей – продавцов грузовика, напали на нас. Мужа, повалили на землю, связав ему руки за спиной ремнём, который один из сотрудников УФСКН, снял со своих брюк, и в считанные секунды закинули его на заднее сидение нашего автомобиля, а меня силой затолкали в служебный автомобиль и закрыли за мною окна и двери. После этого, в считанные секунды, похитили нас с мужем с места сделки, вместе с деньгами и вывезли в безлюдное место (в тупик между домами), где продержали нас около 1,5 часов (все факты подтверждены материалами дела).

Как выяснилось позже, наши телефоны прослушивались ими, и они были отлично осведомлены о цели нашей встречи с продавцами грузовика, и поджидали нас там, приехав за 10-15 мин. до нашего приезда (из показаний свидетелей нашего похищения). Там, в тупике, в служебном автомобиле, сотрудники отняли у меня сумку с деньгами, похитив из неё, 168 тыс. рублей, а мужу в карман и в багажник нашего автомобиля, принудительно, подкинули в общей сложности 52,87 гр. героина, со словами о/у Овчинникова, обращёнными к моему мужу: «Теперь, это – твоё», после чего, провели досмотр с привлечением понятых.

Находясь в тупике, я сама, случайно стала свидетелем разговора сотрудников УФСКН между собой, в ходе которого, один из сотрудников спросил у другого: «Ну что вы там, так долго?», на что поступил ответ: «Да они там решают, что у него лучше найти: меченые деньги или наркоту?», - что было подтверждено результатом психофизиологической экспертизы (ПФЭ), которую я прошла, и которая была организована СК Октябрьского района.

Все сотрудники УФСКН, от прохождения данной экспертизы отказались, написав в СК Октябрьского района, письменные заявления об отказе.

Как позднее выяснилось в судебном процессе, именно столько времени потребовалось сотрудникам УФСКН, для доставки к месту провокации, необходимого количества наркотиков, которые привёз им, исходя из материалов дела, о/у Куимов, который всё это время возил с собой в машине наркозависимую женщину, участвовавшую в осуществлении их преступного замысла. Как следует из биллинга её номеров телефона, находясь с Куимовым в одном автомобиле, они, спустя более часа после нашего похищения, приезжали к месту нашего удержания в тупике, после чего, сразу же было произведено подкидывание наркотиков моему мужу и произведён его досмотр с привлечением понятых. Всё это имеется в материалах дела.

После того, как нас с мужем доставили в отдел УФСКН, я обратилась к начальнику отдела Городовому, с устным заявлением о нашем похищении, ограблении и совершённой провокации в отношении моего мужа. В ответ на моё заявление, Городовой распорядился о проведении досмотра служебного автомобиля, в котором у меня были отняты и похищены денежные средства, предназначенные для покупки грузовика.

При осмотре служебного автомобиля в 18 ч. того же дня, в присутствии понятых, в нём были обнаружены 141 тыс. рублей, отнятых и похищенных у меня, что было отражено в протоколе его осмотра, которые мне были тут же возвращены (подтверждено ПФЭ).

Пересчитав, изъятые из автомобиля деньги, я указала на то, что там не хватает 27 тыс. рублей. Двое сотрудников, среди которых был, вышеупомянутый, о/у Овчинников, в ответ на мои требования вернуть мне недостающую сумму, усадили меня в этот же служебный автомобиль и посоветовали подумать о судьбе мужа, а не требовать назад деньги, которые мне возвращать никто не собирается. Однако, я сказала, что они меня не остановят, и что я дойду до президента России, рассказывая всем, об их произволе.

Моя решимость и упорство, привело их в состояние страха в тот момент, и второй сотрудник, который мне не представился, но составлял протокол осмотра служебного ТС, достал своё портмоне, вытащил оттуда и вернул мне, недостающие 27 тыс. рублей, со словами, что эти деньги у него были отложены на колёса для его автомобиля, и пусть мне теперь будет за это стыдно (подтверждено ПФЭ).

И только после этого, в 18 ч. 48 мин. был организован мой личный досмотр, пересчитаны все, имеющиеся у меня денежные средства, составлен протокол личного досмотра, в котором была указана вся, находящаяся при мне, денежная сумма.

После этого, сотрудники выехали на повторный обыск нашего дома, в результате которого, ничего запрещённого обнаружено не было, в том числе, не было обнаружено весов или следов наркотиков.

Экспертиза смывов с рук моего мужа, также дала отрицательные результаты. Отпечатков пальцев моего мужа на пакетах с наркотиками, обнаружено не было.

За всё время, мною, были поданы около сотни различных обращений в СК РФ, в органы прокуратуры всех уровней, заявления в суды на бездействие этих органов, в комитет по правам человека РФ, я обращалась к депутатам гос. Думы, я неоднократно отправляла обращения на имя Президента России, но мне приходили лишь отписки, а все мои обращения, всегда возвращались к тем, на чьё бездействие я жаловалась – в СК Октябрьского района г. Красноярска и в районную прокуратуру, не принося никаких результатов.

Что касается мужа, то он был помещён в СИЗО-1 г. Красноярска, в отношении него, было возбуждено уголовное дело, которое фабриковалось в течение 7 месяцев, до передачи дела в суд. Ему были инкриминированы 6 эпизодов, по трём из которых нет ни одного доказательства его вины, за исключением, сфальсифицированной Малаховым, стенограммы от 26 марта 2013г., а по остальным трём эпизодам, все доказательства так же грубо были сфальсифицированы, что подтверждается материалами уголовного дела, но которым суд, прокуратура и СК, отказались дать надлежащую, законную и справедливую оценку, по моему оценочному мнению, вступив в сговор друг с другом, с целью увести от ответственности, сотрудников УФСКН и назначив виновным, моего мужа.

По сути, уголовное дело в отношении моего мужа – это готовое уголовное дело, в отношении сотрудников УФСКН, если бы оно было рассмотрено справедливым, независимым и честным судом.

Приговором суда от 25.09.2015г., мой муж был осуждён к 14 годам лишения свободы, почти 6 лет из которых, на данный момент, он уже отбыл в колонии.

Все последующие наши обращения в вышестоящие судебные инстанции, не принесли результата. Все суды, прокуратура и СК, упорно отказываются исследовать по нашим заявлениям и признавать факты фальсификаций доказательств по делу моего мужа, что явилось бы основанием для отмены приговора и для оправдания Чаподзе Е.Г.

Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич!

Вы как представители Верховной власти Российской Федерации, ответьте мне пожалуйста на вопрос:

Какие меры Вы можете и намерены предпринять сами, и посоветуйте пожалуйста мне, куда я могу обратиться в нашей с Вами стране, чтобы хоть кто-то из силовых и правоохранительных ведомств, были бы готовы изучить наши доводы, исследовать факты фальсификаций по репрессивной для нашего народа и для нас конкретно, статье 228 УК РФ, по которой осуждён мой муж, чтобы мой муж и другие люди, пострадавшие от произвола сотрудников полиции, подбрасывающих наркотики гражданам России, были защищены законом и освобождены из колоний по сфабрикованным уголовным делам?

Все факты превышения должностных полномочий сотрудников УФСКН, изложенные мною, и многие другие, имеют подтверждение в материалах уголовного дела в отношении Чаподзе Е.Г. в Советском суде г. Красноярска (судья Вальков А.А.), в материалах проверки СК Октябрьского района г. Красноярска, а также в суде Октябрьского района г. Красноярска по ст. 125 УПК РФ (судья Баранова).

Об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ предупреждена.

Чаподзе Лариса Владимировна.

Обращение отправлено на прямую линию Президента 17.06.2019г.

Ваше обращение в адрес Правительства Российской Федерации поступило на почтовый сервер и будет рассмотрено отделом по работе с обращениями граждан. Номер Вашего обращения 1490084.

Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

4 человека подписалось под обращением

Шепелина Наталья

19 июня 2019 в 20:28

Чаподзе Лариса

19 июня 2019 в 18:46

Ушаков Борис Павлович

19 июня 2019 в 09:08

Рощина Елена

19 июня 2019 в 07:20

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение