Дела из воздуха и звезды на погонах

Современный мир предполагает наличие у каждого человека помимо обязанностей и основных прав, ограничить его в которых, не нарушив при этом закон, невозможно. В России эти фундаментальные права записаны в Конституции, и ни один Федеральный закон не может по своему смыслу противоречить Главному документу страны. Такой и только такой подход к законотворчеству может обеспечить гражданину уверенность в том, что государство гарантирует ему защиту его прав и свобод. К такому государственному устройству человечество шло веками, однако, на российской земле приживается далеко не всякий мировой опыт, пусть и самый передовой.

 

Средства массовой пропаганды без устали рассказывают населению о том, что Российская Федерация – это правовое, социально ориентированное государство, что основная ценность в нем - это способность к уважению человеческого достоинства, принципов справедливости и гуманизма. Однако, столкнувшись с необходимостью решить сколько-нибудь серьезную задачу в реальном мире, при общении с госструктурами, гражданин начинает испытывать когнитивный диссонанс.

Те или иные проявления коррупции пронизали наше общество, в котором использование своего служебного положения для личного обогащения – это норма жизни. И ладно бы, если такое обогащение было пассивным, так нет, гражданам создают такие условия, в которых они вынуждены платить за осуществление действий, которые, в теории, должны осуществляться на безвозмездной основе и чуть ли не в автоматическом режиме. Подобная практика, к несчастью, распространилась и на работу следственных органов, которые превратили уголовные дела и сроки лишения свободы в высоколиквидный дорогостоящий товар.

Произошло это не само по себе. Такой итог можно считать вполне закономерным побочным следствием стародавней палочной системы отчетности в следственных органах, когда любое поощрение и тем более повышение по службе целиком и полностью зависит от количества и тяжести раскрытых преступлений. А что прикажете делать, если правонарушений на вверенной территории до обидного мало, а тяжких и особо тяжких среди них нет и в помине? Правильно. Придумывать их! Возможно ли в таких условиях сокращение показателей преступности? Разумеется, нет.

При этом не имеет ровным счетом никакого значения, виновен человек или нет. Российская судебная система выстроена таким образом, что попавший в СИЗО человек, выйдет из него только с судимостью. Если виновен – отправится отбывать наказание в колонию, если нет, то получит от судьи срок равный по времени тому, что уже провел в изоляторе временного содержания. Оправдательный приговор? Реабилитация? Это очень редкое исключение из правил, предполагающее серьезные компенсационные выплаты из бюджета, а также серьезные дисциплинарные взыскания для людей в погонах. Так зачем придумывать себе на ровном месте проблемы и портить идеальную статистику раскрываемости?

В 90-е, когда в стране любыми средствами нужно было наводить порядок, при борьбе с организованными преступными группами суды очень часто закрывали глаза на огрехи работы следствия, прекрасно понимая, что в конечном итоге все делается на пользу общества, от которого в кратчайшие сроки было необходимо изолировать смертельно опасные элементы. Однако, прошло время, качество преступного мира нашей страны изменилось до неузнаваемости, а принципы работы следствия и правосудия остались теми же! Первым по-прежнему очень выгодно расследовать громкие резонансные дела, вторые, как и раньше, в упор не видят ляпы и ошибки следствия. Основной принцип судопроизводства перевернулся с ног на голову и вместо доказывания вины теперь необходимо доказывать невиновность, что сопряжено с массой трудностей и проявлений предвзятости и несправедливости.

Чем дальше, тем чаше «групповой» состав преступлений откровенно притягивается за уши. Соучастниками зачастую оказываются ничего не подозревающие знакомые преступника, в отношении которых, к примеру, на протяжении некоторого времени ведется прослушка, из контекста которой всегда можно вычленить слова, соотносимые с каким-либо обстоятельством преступления. По большому счету, фигурантом «громкого уголовного дела», членом преступного сообщества, может оказаться каждый из нас, причем, абсолютно вне зависимости от наличия или отсутствия персональной вины хоть в чем бы то ни было.

Ярким примером текущего положения дел, как в области следствия, так и судопроизводства по «особо тяжким преступлениям» может служить уголовное дело №88617, которое находится в настоящий момент в производстве 2-го отдела ГСУ СК РФ по МО.

26.04.2016 года сотрудники СОБР по возбужденному следственным управлением УМВД Росси по г.о. Химки уголовному делу задержали 18 человек, которым вменялось мошенничество при осуществлении лизинга двух автомобилей стоимостью более 1 млн. рублей с целью их дальнейшего хищения (ст.159, ч4 УК РФ). Два десятка человек на две иномарки, не многовато ли? По мнению следствия, в самый раз.

16.05.2016 это уголовное дело было изъято из производства СУ УМВД России по г.о. Химки и передано в 1-й отдел СУ ГСУ МВД России по Московской области. В дальнейшем на задержанных «повесили» все похожие нераскрытые преступления, в итоге с первоначально возбужденным соединили еще 15 уголовных дел.

Далее, следователи с использованием «кнута и пряника» стали работать с задержанными: одним рассказывали про длительные сроки заключения, другим – про облегченный режим содержания в СИЗО и домашний арест, и в итоге добились от некоторых арестованных «правильных» показаний.

Так, абсолютно из ничего родилось крупное уголовное дело, которое якобы составляет особую сложность и исключительность, но к которому, тем не менее, следователи отнеслись безобразно!

17.01.2017 оно было передано в ГСУ СК РФ по МО, старшим следователем по нему был назначен подполковник 2-го отдела ГСУ СК РФ по МО Владимиров Игорь Валерьевич, который ранее расследовал только уголовные дела, связанные с убийствами, и никогда с экономическими преступлениями не встречавшийся!

03.03.2017 арестованным было предъявлено обвинение, предусмотренное ч.4 ст.159 УК РФ. Как следует из УПК РФ, после окончания расследования и предъявления обвинения начинается выполнениетребований ст.217 УПК РФ «Ознакомление с материалами уголовного дела». К этому моменту уголовное дело должно быть полностью сформировано, прошито и пронумеровано. Но не в случае с делом №88617.

На протяжении 5 месяцев Игорь Владимиров посетил обвиняемых всего по одному разу,предоставив буквально пару томов уголовного дела изболее чем 80 из имеющихся в уголовном деле (как утверждает сам следователь). Почему так мало и долго? Данное нарушение закона следователь Владимиров И.В. мотивировал тем, что проводилось дорасследование. Правда, как следует из материалов дела, собственно на доследование Владимирову потребовалось ЧЕТЫРЕ дня. К чему бы весь этот спектакль? 

Очень может быть, что после того, как все разумные сроки содержания подозреваемых под стражей истекли, у старшего следователяВладимирова И.В. остался единственный шанс спасти и честь мундира, и уголовное дело – арестовать по нему еще несколько человек и добавить в него особо тяжкую статью УК РФ – ст. 210 «Организация преступного сообщества», максимальный срок содержания под стражей по которой составляет 18месяцев. Сценарий был реализован 10.07.2017г.:уголовное дело вернулось на дорасследование, а уже 14.07.2017. (на 15-ом месяце следствия) обвиняемым предъявили обвинение уже по двум статьям УК РФ: 159 и 210.

Как следует из формулировок, содержащихся в УК РФ, ОПС представляет собой объединение нескольких преступных групп, созданное с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений, предполагающих наличие структурных обособленных преступлений, наличие иерархии подчиненности между участниками сообщества, признанного лидерасообщества и «общака». Каждый участник такого сообщества должен проходить тщательную проверкуперед вступлением в ОПС, а само вступление должно сопровождаться соответствующими ритуалами, жесткой дисциплиной и т.п. То есть, ОПС – это высшая степень организации в преступном мире.Однако в деле №88617 доказательствами ее наличия служат лишь показания арестованных лиц заключивших досудебное соглашение со следствием и «прослушка» телефонных переговоров. Кстати, среди лиц, заключивших ДСС, оказались две девушки, для которых заключение под стражу было бы и диким, и страшным одновременно. 

Дальше – больше. У всех фигурантов уголовного дела следствие затягивает ознакомление с материалами уголовного дела, а лиц заключивших ДСС выделяет в отдельное производство. Вускоренном режиме их ознакамливают со всемиматериалами. Почему? Да потому что они согласилисьсо всеми предъявленными обвинениями, а благодарясвоей помощи следствию в раскрытии преступления, избежали ответственности по особо тяжкой статье 210 УК РФ, а по предъявленным обвинениям по ч.4 ст.159 получили условное наказание…

Почему Прокуратура Московской области так легко отнеслась к тому, что в отношении «досудебщиков» так легко было снято обвинение по ст. 210 УК РФ, если вина была признана полностью? Так ведь после исполнения этого маневра судить остальных стало на порядок проще! Да и после «признанки» «досудебщиков» проверять состоятельность доказательной базы по наличию состава преступления по 210 статье уже не надо.Подобное поведение прокурорских работников наводит на мысли о наличии иной заинтересованности между ГСУ СК РФ по МО и областной Прокуратурой.

Кстати, следователь Владимиров И.В. отказал в удовлетворении всех ходатайств о проведении очных ставок между фигурантами «основного» уголовного дела и лицами, заключившими досудебное соглашение, прекрасно понимая, что после этого мероприятия обвинение по 210 статье УК РФ рассыплется как карточный домик.

Однако совсем не замечать вольностей следствия Прокуратура Московской области все-таки не могла и в октябре 2017 года сообщила о выявлении нарушенийположений ст.6.1 УПК о разумных сроках судопроизводства при выполнении требований ст. 217 УПК «Ознакомление с материалами уголовного дела»и внесла руководителю ГСУ СК РФ по МО требование об устранении выявленных нарушений. 

В свою очередь ГСУ СК РФ по МО на законное требование Областной Прокуратуры никак не отреагировало. В связи с чем руководителю ГСУ СК РФ по МО было внесено повторное требование на устранение нарушения закона, которое якобы было удовлетворенно. Однако факты говорят об обратном - требования ст. 217 УПК как выполнялись с нарушениями, так и выполняются. Более того, нумерация томов и страниц уголовного дела сделана карандашом! А в материалах уголовного дела присутствуют пустые вшитые страницы, что является грубейшим нарушением закона.

На недавней коллегии Генеральной Прокураторыпрезидент России Владимир Путин поручил прокурорам тщательно надзирать за следствием.Однако в реальной жизни это поручение осталось не более чем красивыми словами, произнесенными для камер, а число незаконно осужденных граждан только растет.

Ну и напоследок: старшему следователю группы, работавшей по уголовному делу №88617, подполковнику 2-го отдела ГСУ СК РФ по МО Владимирову И.В. во время следствия было присвоено звание полковника. С чем мы его и всех россиян и поздравляем!

 

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

15 августа 2018 в 12:37
Полагаю, что теперь доказано: сведения с грифом «Совершенно секретно» о моем брате разглашены в угоду руководства преступной группы Мальцева Светлана Владимировна
15 августа 2018 в 07:09
Да здравствует "борьба с коррупцией" в Кемеровской области: человек, подписавший акт ввода в эксплуатацию "Зимней вишни" продолжает получать на личный счет многомиллионные откаты. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Купряжкин Руслан
15 августа 2018 в 08:56
Совет координаторов и экспертов Gulagu.net поздравляет с днем рождения Бориса Ушакова Мальцева Светлана Владимировна
18 августа 2018 в 10:03
Открытое письмо Совета координаторов Gulagu.net в Генеральную прокуратуру России, МВД России, СКР России: просим раскрыть и привлечь к ответственности источник угроз посягательства на жизнь общественного деятеля Мальцева Светлана Владимировна
18 августа 2018 в 10:20
Имеются иногда и в ОНК некорректные обстоятельства: Пронина Ольга Юрьевна

Мнение