Правозащитники настаивают на расширении закона "день за полтора" для осужденных

В начале июля вступил в силу закон, по которому один день содержания под стражей в СИЗО засчитывается как полтора дня в колонии общего режима и как два дня – в колонии-поселении. Власти рапортуют, что новой нормой уже воспользовались около тысячи человек. Однако правозащитники уже критикуют закон, настаивая, что многих заключенных гуманизация неоправданно обошла стороной. Действие правила «день за полтора» уже предлагается расширить на колонии строгого режима и осужденных по «наркотическим» статьям.

Как отмечают в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН), из примерно 486 тыс. российских заключенных перерасчет может распространиться приблизительно на каждого пятого.

При этом, по данным ФСИН, в целом уже 38 тыс. осужденных обратились с соответствующими ходатайствами в суды и сейчас ожидают ответа. С начала же действия закона на свободу вышли около 400 человек, а еще 330 сокращены сроки пребывания под стражей.

Впрочем, правозащитники заявляют, что говорить о сплошной гуманизации преждевременно хотя бы потому, что действие принципа «день за полтора» не распространяется на многих заключенных. Среди них особенно отмечены те, кто был осужден за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков в крупном и особо крупном размерах, а также те, кто отбывает срок в колониях особого и строгого режима.

Как сообщили «НГ» в «Центре доступного правосудия», не будет перерасчета и по некоторым преступлениям против государственной власти. Что же касается статей Уголовного кодекса о наркотиках, то эксперты подчеркнули, что это составляет примерно треть нынешних сидельцев. Однако «размеры изымаемых незаконных наркотиков обычно исчисляются в десятых долях граммов». Поэтому мотивировку, приведенную в пояснительной записке к закону: мол, данные преступления наиболее общественно опасны, нельзя считать достоверной, утверждают в «Центре доступного правосудия».

Председатель Комитета родственников заключенных Елизавета Яковлева-Закамская считает, что все арестанты и заключенные имеют полное право на перерасчет, то есть на милосердие. «Мы будем добиваться расширения действия этого закона. И в первую очередь мы будем говорить о необходимости отмены ограничения действия закона на осужденных за преступления, связанные с наркотиками», – заявила она «НГ». По ее словам, правозащитники получают сотни жалоб на ситуации, когда «людям подбрасывали наркотики для повышения раскрываемости, обвиняли в чужих преступлениях».

«Наша задача – объяснить законодателям, что мы добиваемся смягчения не для единичных наркобаронов, а для основной массы осужденных, вина которых либо вообще отсутствует, либо серьезно переоценена судом». Член президентского Совета по правам человека Андрей Бабушкин также настаивает на корректировке закона в сторону его расширения. Он отмечает, что по статьям, не подпадающим под пересчет, в колонии зачастую попадают «молодые и неопытные», которых продолжительное пребывание в заключении скорее приобщит к понятиям и традициям преступного мира, чем исправит. Бабушкин напомнил, что сегодня сроки за хранение наркотиков равны срокам за убийство.

Основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин заявил «НГ», что в нынешнем своем виде закон сводит на нет изначальную идею гуманизации. Хотя бы еще и потому, что после его принятия ФСИН не выпустила каких-либо подзаконных актов по регулированию всех процедур. То есть фактически речь идет о том, что решать, выйдет ли человек на свободу раньше или нет, будут сотрудники колоний, «которые в настоящее время произвольно могут накладывать взыскания и водворять в ШИЗО любого за дважды незастегнутую пуговицу».

И действительно, часть экспертов указывает, что у многих заключенных нет понимания, как работает закон, а значит, необходимо, чтобы ведомство не ждало инициативы с их стороны, а самостоятельно направляло ходатайство в суды. Однако, по словам правозащитника Игоря Адамовича, поскольку закон новый, а детальных инструкций к нему нет, сотрудники спецчастей исправительных колоний порой либо просто не знают, как им пользоваться, либо намеренно идут на злоупотребления. «На реализацию закона выделен определенный срок – до полугода, законодатели с запасом предоставили время сотрудникам уголовно-исполнительной системы. Но, к сожалению, как показывают мониторинг ситуации и участившиеся жалобы, многие осужденные сегодня вынуждены ожидать перезачета и освобождения многие месяцы».

Правда, руководитель Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи высказал «НГ» противоположное мнение: «Введенный порядок перерасчета срока довольно прост и понятен. Какого-либо дополнительного руководящего документа для ФСИН издавать нет необходимости, так как изменить срок лишения свободы, назначенный судом, может только суд, который вправе это сделать либо по заявлению осужденного, либо по представлению прокуратуры. Автоматического перерасчета законом не предусмотрено». Он, кстати, дал совет – на оперативность реагирования прокуратуры в этом вопросе не стоит сильно рассчитывать, а потому «лучшим способом решить вопрос о сокращении срока лишения свободы будет подача заявления конкретным осужденным, а лучше его защитником». 

Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение