Открытое заявление Президенту России о преступлениях сотрудников правоохранительных органов Кемеровской области, приведших к тяжким последствиям.

Президенту Российской Федерации Путину В.В.

Директору ФСБ РФ Бортникову А.В.

Начальнику УСБ ФСБ России​

Генеральному прокурору РФ Чайке Ю.Я

Председателю СК РФ Бастрыкину А.И.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

в порядке ст. 144 УПК РФ

(о признаках преступлений, предусмотренных п. «а", "в" ч.3 ст. 286 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 302 УК РФ, ст. 303 УК РФ., ст.315 УК РФ)

 

           Я, Синюков Сергей Петрович, брат Синюкова Андрея Петровича, находящего в международном розыске с августа 2015 года по сфабрикованному обвинению, сообщаю о признаках преступлений следователя СК по Кемеровской области Алексеева Д.А., сотрудника ГУ МВД по КО Алексея Прокопец, сотрудника УФСБ по КО Евгения Глыва, следователя СК по КО Крачковской М.Е. и иных недобросовестных сотрудников правоохранительных органов Кемеровской области.

            08 октября 2015 года по заявлению Следственного комитета Кемеровской области в СМИ появились сообщения о том, что мой брат Синюков Андрей Петрович является «лидером банды киллеров» и находится в розыске. Примерно через три недели после сообщений в СМИ, следователь Алексеев Д.А. сообщил мне, что ему нужно поговорить с моими родителями по поводу брата. Брат 1972 (!!!) года рождения, у него своя семья, он не живёт с родителями с 1989 года.

            Я просил следователя не беспокоить родителей из-за возраста и тяжёлого состояния здоровья. Родители оба инвалиды, 1946 и 1947 годов рождения. Но следователь Алексеев Д.А. ничего не хотел слышать и потребовал организовать встречу с родителями, сказав, что это необходимо для расследования. При этом, никаких повесток не было!  Следователь Алексеев Д.А. просто назначил мне дату и время своего приезда к родителям. В назначенное время я находился вместе с родителями и предупредил их, что приедет следователь поговорить по поводу Андрея. Но следователь Алексеев Д.А. приехал не один. Вместе с ним приехали сотрудник полиции Алексей Прокопец и сотрудник УФСБ РФ по Кемеровской области Евгений Глыва. Когда я открыл дверь и увидел троих, я спросил у следователя почему их трое. Сотрудник полиции Алексей Прокопец ответил, что зайдёт только следователь, а мне сказал выйти на улицу для разговора. Следователь Алексеев Д.А. остался с родителями в квартире.

           На улице Алексей Прокопец и сотрудник Евгений Глыва расспрашивали меня о брате и о каком-то компромате. Я ответил, что не видел брата с марта-апреля 2015 года и ни о каком компромате мне ничего не известно. Алексей Прокопец и Евгений Глыва стали требовать от меня, чтобы мой брат Андрей Синюков явился и сам сознался во всех предъявленных ему обвинениях. Это требование сопровождалось прямыми угрозами жизни и здоровью мне и моим близким, если мой брат не объявится.

            После разговора я вернулся в квартиру родителей и увидел, что следователь Алексеев Д.А. требует у родителей дать образец слюны для анализа ДНК. Я сказал, что родители не будут этого делать. Тогда следователь Алексеев Д.А. сказал, что посетит дочь моего брата и возьмёт образец ДНК у неё. На тот момент дочери брата исполнился один год. Чтобы оградить внучку и жену моего брата от общения со следователем, родители были вынуждены согласиться с требованиями следователя и предоставить образец ДНК. Никаких документов на тот момент следователь не предоставлял. Когда следователь Алексеев Д.А. уходил, он также напомнил мне о моём здоровье и о здоровье моих родных. После этого визита, я очень долго не мог успокоить родителей.

            Примерно через неделю после этого визита мне позвонил отец и сказал, что к нему на улице подошёл какой-то парень, задаёт вопросы о пенсионном счёте и требует подписать какие-то бумаги. Отец передал телефон этому человеку. Я сказал, что никаких бумаг отец подписывать не будет, а если есть какие-то вопросы, то задавать их можно мне и не беспокоить больных родителей. После этого со мной встретился сотрудник СУ СК РФ по Кемеровской области и привёз какие-то документы требуя от меня подписать их. Данные этого сотрудника я уже не помню, так как сам находился на гране нервного срыва. Я сказал, что ни я, ни мои родные, больше не будем подписывать никакие документы, а если ко мне или к моим родным продолжаться визиты сотрудников правоохранительных органов, то я буду жаловаться во все инстанции на федеральном уровне и обращусь в СМИ.

            После этого визиты к родителям прекратились, но они не прошли бесследно для их здоровья. Через некоторое время у мамы произошёл нервный срыв, и она попала в психиатрическую больницу. С тех пор мама вынуждена постоянно принимать лекарства и проводить в больнице по несколько месяцев в год. По заключению врачей восстановить нервную систему мамы уже невозможно.

          В феврале-марте 2016 года мне позвонил Алексей Прокопец и в приказной форме потребовал с ним встретиться. На встрече Алексей Прокопец снова требовал, чтобы мой брат объявился и сознался во всех преступлениях, а если этого не произойдёт, то будет хуже и мне, и моим родным.

            По требованию сотрудников правоохранительных органов я встречался с ними более четырёх раз. Только один раз был по повестке и без угроз.

            Летом 2017 года мной было написано обращение в «Комитет за гражданские права» с просьбой защитить меня и моих родных от противозаконных действий сотрудников правоохранительных органов Кемеровской области. В результате была назначена проверка. Проведение проверки было поручено следователю СК по Кемеровской области Крачковской М.Е. Так как Крачковская М.Е. и Алексеев Д.А. являются коллегами, объективность проведённой проверки вызывает сомнения. Кроме этого, мне известно, что Крачковская М.Е. поддерживает дружеские отношения с Алексеевым Д.А. и это подтверждается поведением Крачковской М.Е. во время проведения проверки.

          После моего опроса, следователь Крачковская М.Е. не разрешила мне получить копию протокола опроса, что является нарушением моих прав. Кроме этого, на мой письменный запрос с просьбой ознакомить меня с результатами проведённой проверки, Крачковская М.Е. ответила, что проверка проводилась не по моему обращению, а по рапорту следователя Алексеева Д.А. и я не имею права знать о результатах проверки. При этом, во время моего опроса Крачковская М.Е. говорила, что проверка проводится на основании моего обращения к правозащитнику Борису Ушакову, помощнику Председателя «Комитета за гражданские права».

          Кроме этого, обращения в «Комитет за гражданские права» на имя Бориса Ушакова были написаны обвиняемыми по уголовному делу № 14610288: Бариновым Михаилом, Бариновым Вадимом, Вячеславом Кельм, Андреем Гернер, а также их родными, Юлией Кельм (супруга Вячеслава Кельм) и Светланой Трахан (супруга Андрея Гернер).

          Вячеслав Кельм (администратор автомойки), подвергался пыткам со стороны сотрудников полиции при участии Алексея Прокопец. Его принуждали не только сознаться в предъявленных обвинениях, но дать показания против моего брата. Свидетелем пыток случайно стал Роман Чернышов, теперь уже бывший сотрудник полиции. Роман Чернышов потребовал соблюдения закона в отношении арестованного Вячеслава Кельм и поплатился за это. Впоследствии, в отношении Романа Чернышова пытались возбудить уголовное дело и Роман Чернышов был вынужден уволиться из правоохранительных органов. Также сотрудниками правоохранительных органов было оказано жёсткое давление на Юлию Кельм, жену обвиняемого Вячеслава Кельм. От неё также требовали, чтобы Вячеслав сотрудничал со следователем Алексеевым Д.А. и давал нужные показания.

          В отношении арестованного Андрея Гернер (учитель физкультуры), сотрудники полиции также использовали противозаконные методы воздействия в том числе, при содержании в СИЗО. Кроме этого, давление было оказано и на его жену Светлану Трахан. Все требования сводились к тому, чтобы Андрей Гернер взял на себя вину и дал показания против моего брата.

          По обращениям Баринова Михаила, Баринова Вадима, Вячеслава Кельм, Юлии Кельм, Андрея Гернер и Светланы Трахан также проводилась проверка следователем Крачковской М.Е. Опрошенному Роману Чернышову следователь Крачковская М.Е. также отказала в ознакомлении с результатами проверки. 

          В связи с этим у меня есть основания полагать, что Крачковская М.Е. могла сфальсифицировать факты, полученные во время моего опроса, а также других лиц, опрошенных в рамках проведённой её проверки.

          Кроме этого, ознакомившись с материалами уголовного дела № 14610288, у меня есть основания полагать, что уголовное дело в отношении моего брата Синюкова Андрея Петровича было сфабриковано следователем СК по Кемеровской области Алексеевым Д.А.

          С августа 2011 года мой брат Синюков Андрей Петрович был назначен директором клуба Айкидо в городе Кемерово (ИНН 4205093469, www.aikido-kemerovo.ru ), а также возглавлял отделение Сибирской Федерации Айкидо в Кемеровской области (ИНН 5503106122, www.aikido-sib.ru).

           Кроме административной работы, он выполнял функции инструктора по Айкидо. Занятия в клубе посещали самые разные категории жителей города Кемерово и ближайших населённых пунктов, в том числе, действующие сотрудники правоохранительных органов и Управления ФСБ РФ по Кемеровской области.

          В конце апреля 2015 года мой брат с семьёй улетел отдыхать в Таиланд. 16-ого мая 2015 года в Кемерово были задержаны два человека из числа посещавших занятия в клубе Айкидо: Лев Павликовский и Евгений Китасов. В последствии, по заявлениям СК по Кемеровской области в средствах массовой информации сообщили, что они были задержаны при попытке убийства гражданина "Д"., а моего брата обвинили в организации этого преступления.

           При этом, показания гражданина "Д" полностью опровергают выводы следствия. Исходя из материалов уголовного дела гражданин "Д" в это время находился с семьёй за пределами РФ на отдыхе во Вьетнаме и ничего не знал о покушении на него. Кроме этого, на момент задержания Китасова и Павликовского описанный автомобиль не принадлежал гражданину "Д" уже более месяца.

Каким образом было предотвращено не существующее покушение?

Показания гражданина "Д" из материалов уголовного дела № 14610288.

        Также в материалах уголовного дела утверждается, что мой брат Синюков Андрей Петрович скрылся от следствия после ареста Китасова и Павликовского в конце мая 2015 года.

         

            Это очередная ложь! Согласно официальным данным о пересечении границы, мой брат улетел с семьёй в Таиланд 29 апреля 2015 года и ни от кого не скрывался!

           07 июля 2015 года следователь Алексеев Д.А. вынес постановление о привлечении моего брата в качестве обвиняемого по ч.3 ст.33, п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ в организации убийства совершённого 11 мая 2013 года.

 

         Мой брат никак не мог принимать какое-либо участие в этом преступлении. Это понятно даже из текста самого постановления следователя Алексеева Д.А. Дело в том, что в это время мой брат Синюков Андрей Петрович находился в больнице в послеоперационном состоянии. 

         26 апреля 2013 года ему была сделана операция под общим наркозом. Он физически не мог ни организовать, ни руководить, ни участвовать в этом преступлении.

            Следователь Алексеев Д.А. об этом знал и вместо того, чтобы получить выписку из больницы, Алексеев Д.А. в этот же день 07 июля 2015 года вынес постановление об объявлении моего брата в федеральный розыск за убийство, совершенное во время его пребывания в стационаре МБУЗ ГКБ №3 г. Кемерово в послеоперационном состоянии.

             При этом, постановление об объявлении моего брата в розыск совершенно не обоснованно! В материалах уголовного дела есть все данные о передвижениях моего брата именно в этот период – это является подтверждением того, что Синюков А.П. не знал о возбуждении уголовного дела и ни от кого не скрывался!

         Кроме совершенно абсурдного обвинения в убийстве, в нарушении части 4 статьи 146 УПК РФ мой брат Синюков А.П. не был уведомлен следователем о возбуждении в отношении него уголовного дела 07 июля 2015 года по ч.3 ст.33, п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ ни в тот же день, ни в последующие дни. Таким образом, было нарушено право Синюкова А.П. знать в чем он подозревается и получить копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела в соответствии с п.1 ч.4 ст. 46 УПК РФ.

        Неуведомление следователем о возбуждении уголовного дела повлекло длительное нарушение прав Синюкова А.П., так как, не зная о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело, мой брат был лишен возможности давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения согласно п.2 ч.4 ст. 46 УПК РФ.  Не зная о своем статусе подозреваемого и об имеющихся у него правах подозреваемого, мой брат Синюков А.П. не имел возможности реализовать их, в том числе, пользоваться помощью защитника согласно п.3 ч.4 ст. 46 УПК РФ, представлять доказательства согласно п.4 ч.4 ст. 46 УПК РФ, заявлять ходатайства и отводы согласно п.5 ч.4 ст.46 УПК РФ и другие права, предоставленные статьей 46 УПК РФ, как подозреваемому.

        Не смотря на все грубейшие нарушения предъявленного обвинения, 17 августа 2015 года было вынесено постановление об объявлении моего брата Синюкова Андрея Петровича в международный розыск по обвинению в убийстве во время которого, мой брат находился в стационаре.

Уже через день, 19 августа 2015 года, на основании ходатайства следователя Алексеева Д.А., в Центральном районном суде г. Кемерово судьёй Щербининым А.П. было вынесено постановление о заочном аресте моего брата за организацию и руководство убийством во время его нахождения в стационаре МБУЗ ГКБ №3 г. Кемерово. Основанием для заочного ареста послужило постановление об объявлении Синюкова А.П. в международный розыск именно за преступление, совершённое в период его нахождения в стационаре. При этом, следователь Алексеев Д.А. умышленно не предоставил на судебное заседание данные о том, что Синюков А.П. находился в больнице, подтверждающую полную абсурдность предъявленного обвинения и вместо этого, дополнительно ввёл в заблуждение суд, сообщив заведомо недостоверные данные о том, что Синюков А.П. не трудоустроен и скрылся от органов следствия.

             Кроме этого, адвокат Краснова Э.Г., принимавшая участие в этом заседании в качестве защитника моего брата, утверждает, что её просто попросили поприсутствовать на судебном заседании, при этом она никогда не видела материалов уголовного делаФактически, мой брат Синюков Андрей Петрович был лишён права на защиту, что является грубейшим нарушением конституционного права, закреплённого в ст. 46 Конституции РФ.

             Заложенное в Конституции право обжаловать постановления следователя, дознавателя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участникам уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ гражданам к правосудию, закреплено в статье 125 УПК РФ.

          Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» также предусматривается возможность судебного обжалования заинтересованным лицом постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела, конституционные права которого нарушены этим актом.

           В соответствии с п.1 ч.1 ст.46 УПК РФ лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело приобретает статус подозреваемого, а значит, приобретает права, предусмотренные ч.4 ст.46 УПК РФ, в том числе право пользоваться помощью защитника с момента возбуждения уголовного дела – п.3 ч.4 ст.46, ч.3 ст.49 УПК РФ, что не было обеспечено следователем Алексеевым Д.А.

 

          Каким образом мой брат мог обжаловать данное постановление в течение 3-х суток (!!!), не зная ни о возбуждённом уголовном деле, ни о судебном заседании?

          В дальнейшем, чтобы прикрыть совершенно абсурдные сфабрикованные обвинения в отношении моего брата, а также «оправдать» противозаконные действия сотрудников правоохранительных органов в отношении меня, моих родных и в отношении других арестованных и их родственников, следователь Алексеев Д.А. 14-ого января 2016 года вынес постановление о возбуждении в отношении моего брата уголовного дела по ч.1 ст. 209 УК РФ и обвинил его ещё в более тяжком преступлении, в организации и руководстве бандой. 

         Об этом также не был уведомлён мой брат Синюков А.П., что повлекло повторное грубейшее нарушение его прав на защиту.

         Кроме этого, в нарушение требований п. 3 ч.2 ст. 146 УПК РФ и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» в постановлении от 14 января 2016 года не были приведены достаточные данные указывающие на признаки того преступления, которое инкриминируется моему брату Синюкову А.П., а именно необходимые признаки банды, в части создания и руководства бандой.

        Считаю, что следователь Алексеев Д.А. таким образом прикрывает сфабрикованные обвинения в адрес моего брата тяжёлой статьёй «бандитизм» и пытается найти оправдание противозаконным действиям в отношении меня и наших родителей.

        Обращаю внимание на то, что постановление по статье «бандитизм» было вынесено следователем Алексеевым Д.А. через три месяца (!!!) после того, как Следственный комитет сделал заявление в СМИ о том, что мой брат является «лидером банды киллеров». 

         На каком основании было сделано это заявление?

          Совершенно очевидно, что публикации в СМИ в начале октябре 2015 года, на основании заявлений СК по Кемеровской области о том, что мой брат является "лидером банды киллеров" за три месяца до возбуждения уголовного дела по статье "бандитизм" были сделаны только для того, чтобы оказать жёсткое давление на меня и на наших родителей.

          При этом, поводом для оказания давления на родителей была придумана совершенно нелепая причина! 

        За полгода (!!!) до посещения родителей, в мае 2015 года, во время обыска на квартире у знакомой арестованного Павликовского Л.В. были найдены какие-то кроссовки и через полгода следователь Алексеев Д.А. решил, что эти кроссовки принадлежат моему брату. Это и послужило формальным поводом для посещения наших родителей. При этом, хозяйка квартиры, в которой был проведён обыск, давала показания, что не знакома с моим братом и никогда его не видела. Соответственно, это ещё раз подтверждает, что найденные кроссовки это всего лишь повод для оказания психологического давления на наших родителей.

          Кроме этого, постановление о назначении экспертизы по образцам ДНК, полученным от наших родителей оформлено сотрудником СК по Кемеровской области майором юстиции Котко О.А. задним числом.

            08 октября 2015 года — это день первых публикаций в СМИ о том, что мой брат является "лидером банды киллеров", а следователь Алексеев Д.А. получил образцы ДНК родителей примерно через три недели после этой даты.

        Кроме этого, согласно материалам уголовного дела, именно после того, как я сказал представителю СК о том, что буду жаловаться на федеральном уровне и в федеральные СМИ, следователь Алексеев Д.А. начал собирать откровенные лжесвидетельства против моего брата в период ноября – декабря 2015 года, для возбуждения уголовного дела по ч.1 ст.209, чтобы избежать наказания за действия в отношении меня и наших родителей имеющие признаки преступления, предусмотренного п. а, в ч.3 ст.286 УК РФ.

          Именно в период ноября-декабря 2015 года Валиев Фахрад и его жена лжесвидетельствовали в отношении моего брата. Кроме этого, постановлением от 30.10.2015г. следователем Алексеев Д.А. была назначена фоноскопическая судебная экспертиза. Из выводов экспертов следует, что на представленном компактном диске, зарегистрированном под №19, имеются голос и речь моего брата Синюкова А.П., при этом голос моего брата опознал Мустафаев Вагиф, который является родственником Валиева Ф.Э. Сама же процедура опознания голоса, предусмотренная действующим законодательством, была полностью проигнорирована следователем Алексеев Д.А. и проведена без соблюдения норм УПК, предусмотренных ст.ст. 193 и 166 УПК РФ, что является грубейшим нарушением законодательства при проведении следственных действий.

         В материалах уголовного дела № 14610288 имеются записи разговоров подтверждающие коммерческие взаимоотношения Валиева Ф.Э. и Мустафаева В.Н. с высокопоставленными сотрудниками УФСБ по Кемеровской области, но следователь Алексеев Д.А. решил не приобщать их в качестве доказательств по уголовному делу покрывая коррупцию в УФСБ по Кемеровской области.

          Всё это подтверждается материалами уголовного! При этом, следователь Алексеев Д.А. в январе 2016 года добавил к обвинению ещё несколько преступлений, к которым мой брат не имеет никакого отношения. Все обвинения – это домыслы следователя Алексеева Д.А. противоречащие реальным фактам!   

          Обвинительное заключение, составленное следователем Алексеевым Д.А., поражает отсутствием элементарного здравого смысла и воображением следователя.

          Каким образом мой брат, выросший в рабочей семье в провинциальном городе Кемеровской области, ни разу в жизни не посещавший Японию может обладать методами психологии японских самураев?

          Как объяснить заключение следователя Алексеева Д.А., что пропаганда здорового образа жизни наносит ущерб общепринятым нормам?

          Каким образом обучение самообороне – основному принципу Айкидо, могло использоваться для нападения?

          Особое внимание обращаю на то, что уголовное дело в отношении моего брата Синюкова Андрея Петровича и все противозаконные действия следователя СК Алексеева Д.А. в отношении меня и наших родителей происходили во время руководства Следственным комитетом по Кемеровской области генералом Калинкиным С.Н., который был арестован в ноябре 2016 года за сфабрикованное уголовное дело.

         13-ого февраля 2018 года по местному телевидению, на основании информации СК по Кемеровской области, было сделано очень странное заявление о том, что мой брат Синюков Андрей Петрович «мечтал занять лидирующее положение в криминальной среде Кузбасса».

         Образ жизни моего брата ни при каких обстоятельствах не позволил бы ему занять хоть какое-то положение в криминальной среде, не говоря о лидирующем!

         Мой брат отслужил в армии, имеет награды, не судимый, работал инструктором по Айкидо, самого гуманного единоборства в мире, основанного исключительно на самообороне.

            В 2009-2010 годах мой брат приминал участие в операции по разоблачению банды, состоящей из бывших и действующих сотрудников полиции Кемеровской области. К этой операции его привлекли сотрудники Управления ФСБ по Кемеровской областиВ результате мой брат Синюков Андрей Петрович оказался единственным и ключевым свидетелем в суде. И именно на основании показаний моего брата высокопоставленные действующие сотрудники полиции Кемеровской области получили реальные сроки заключения.

          Возможно, именно это обстоятельство и послужило местью моему брату со стороны сотрудников правоохранительных органов Кемеровской области.

          22.02.2018 года, мной было написано заявление в ФСБ России, Генеральную прокуратуру РФ и в Следственный комитет РФ, в котором я просил провести проверку действий следователя Алексеева Д.А., сотрудника полиции Алексея Прокопец и сотрудника УФСБ по КО Евгения Глыва в отношении меня и моих родных. Я обоснованно просил не привлекать к проведению проверки сотрудников правоохранительных и надзорных органов Кемеровской области. Несмотря на это проведение проверки по моему заявлению поручено прокуратуре Кемеровской области.

          Ответ Кемеровской прокуратуры предсказать не сложно.

         Именно Прокуратура Кемеровской области покрывала и поддерживала все действия следователя Алексеева Д.А. в этом уголовном деле, вероятно забыв о том, что задача Прокураты от имени Российской Федерации осуществлять надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ.

          Прокуратура Кемеровской области игнорировала многочисленные жалобы на действия следователя Алексеева Д.А. на протяжении всего предварительного следствия как от арестованных по уголовному № 14610288, так и от их родственников. С целью оказания давления на арестованных были превышены максимальные сроки содержания под стражей. Кроме этого, на данный момент дело передано в Кемеровский областной суд и не смотря на грубейшие нарушения законодательства следователем Алексеевым Д.А. обвинительное заключение также было утверждено Прокуратурой Кемеровской области.

          «Особый статус» следователя Алексеева Д.А. подтверждается тем, что обвинительное заключение по делу было утверждено Прокуратурой Кемеровской области, не смотря на неисполнение следователем постановления Кемеровского областного суда от 13.10.2017г., что является грубейшим нарушением законодательства РФ.

         Покрывая действия следователя Алексеева Д.А., имеющего признаки преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта, Кемеровский областной суд в лице судьи Яковлева Е.Н. взял на себя функции предварительного следствия, что является не допустимым.

           Вопреки указанным доводам защиты, из апелляционного постановления Кемеровского областного суда от 13.10.2017г., на которое ссылалась защита Андрея Гернер во время судебного заседания 05.03.2018 г., четко следует, что допущенное следователем нарушение уголовно-процессуального закона, повлекшее нарушение права обвиняемого на защиту (ч. 3 ст. 47 УПК РФ), является существенным.

          Указанное постановление в силу ст.90 УПК РФ имеет преюдициальное значение и другому толкованию не подлежит.

          Устранение указанного допущенного существенного нарушения уголовно-процессуального закона невозможно восполнить в суде, поскольку в соответствии со ст.217 УПК РФ эта обязанность возложена на лицо производящее следствие, а не суд. Закон предусматривает ознакомление со всеми материалами уголовного дела именно на стадии предварительного расследования, а не на стадии судебного разбирательства и обвиняемого, а не подсудимого.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда от 05.03.2004г. №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ» в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст.ст.234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений. При этом, при вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией Российской Федерации права обвиняемого на судебную защиту исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

          Круговая порука сотрудников СК по Кемеровской области, сотрудников полиции КО, прокуратуры Кемеровской области и сотрудников УФСБ по КО исключает возможность проведения объективного расследования действий следователя Алексеева Д.А. и иных указанных мной лиц, имеющих признаки преступлений, предусмотренных п. «а", "в" ч.3 ст. 286 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 302 УК РФ, ст. 303 УК РФ, ст. 315 УК РФ.

          В соответствии с вышеизложенным,

ПРОШУ:

  1. Зарегистрировать моё заявление об обнаруженных признаках преступлений, предусмотренных п. «а", "в" ч.3 ст. 286 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 302 УК РФ, ст. 303 УК РФ, ст. 315 УК РФ.    
  2. Назначить специальную межведомственную комиссию и провести доследственную проверку в порядке ст.ст.144-145УПК РФ по фактам указанным в настоящем заявлении.
  3. Возбудить уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а", "в" ч.3 ст. 286 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 302 УК РФ, ст. 303 УК РФ, ст. 315 УК РФ в отношении следователя Алексеева Д.А. и иных недобросовестных лиц из числа сотрудников УФСБ по Кемеровской области, СУ СК по КО, ГУ МВД по КО и иных лиц, участвовавших в фабрикации уголовного дела в отношении моего брата Синюкова Андрея Петровича и виновных в тяжких последствиях для здоровья моей мамы Синюковой Нины Петровны.
  4. Исключить влияние и участие сотрудников правоохранительных, надзорных органов и УФСБ по Кемеровской области на исход и результаты проверки.
  5. Взять расследование под контроль Директора ФСБ России, Генерального прокурора РФ и Председателя Следственного комитета РФ.
  6. Поручить оперативное сопровождение данного дела УСБ ФСБ России и ГУСБ МВД России.
  7. Допросить арестованных по уголовному делу № 14610288 Баринова Михаила, Баринова Вадима, Андрея Гернер и Вячеслава Кельм.
  8. Допросить Юлию Кельм, Анастасию Баринову, Светлану Трахан (супруга Андрея Гернер) и Романа Чернышова (свидетель пыток Вячеслава Кельм).
  9. Провести проверку законности возбуждения уголовных дел в отношении моего брата Синюкова Андрея Петровича.
  10. Рассмотреть вопрос о взятии меня и моих родных под государственную защиту в связи с возможным оказанием давления с целью отказа от моих жалоб, показаний и заявлений.

Об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ предупреждён.

Настоящее заявление опубликовано здесь:

http://gulagu.net/profile/16875/open_letters/9662.html

Ответы на данное открытое письмо

Важно. Рейтинг — 11
Поделиться с друзьями

36 человек подписалось под обращением

Калиниченко Филипп

30 июня 2018 в 23:00

Beledin Vladimir

26 марта 2018 в 16:55

Егольникова Татьяна

25 марта 2018 в 18:10

Чистяков Сергей

25 марта 2018 в 17:20

9 комментариев

Ушаков Борис Павлович Ушаков Борис Павлович
24 марта 2018 в 09:55

Подтверждение отправки обращения
Сегодня, 9:52
Рассылка
Уважаемый заявитель! Во избежание ошибки при отправке обращения в Интернет-приемную официального сайта Генеральной прокуратуры Российской Федерации просьба подтвердить намерение об отправке, нажав на ссылку: http://ipriem.genproc.gov.ru/c... (если указанная ссылка неактивна, необходимо: скопировать ее, вставить в адресную строку браузера и перейти по этой ссылке).

MID #0.60 (24.03.2018 09:52:38)

Ушаков Борис Павлович Ушаков Борис Павлович
24 марта 2018 в 09:54

ФСБ РФ Отправка обращения

Ваше сообщение успешно отправлено

Белявский Алексей Белявский Алексей
24 марта 2018 в 06:14

Судя по всему написанному, следователь только исполнитель... Вероятно Андрей Синюков кому-то из влиятельных людей перешёл дорогу... Ну а дальше стандартная процедура для всей России... Уголовное преследование и т.д...

Синюков Сергей Петрович Синюков Сергей Петрович
23 марта 2018 в 15:02

ГП РФ принято к рассмотрению под номером ID1662404

Гутор Наталья Гутор Наталья
22 марта 2018 в 20:00

СКР: Обращение успешно отправлено!Номер обращения - 537357

Гутор Наталья Гутор Наталья
22 марта 2018 в 19:58

ГПР: обращение принято в предварительную обработку.

Гутор Наталья Гутор Наталья
22 марта 2018 в 23:39

обращение поступило в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и принято к рассмотрению под номером ID 1662425.

Синюков Сергей Петрович Синюков Сергей Петрович
22 марта 2018 в 19:33

СК РФ, номер обращения: 537349

Синюков Сергей Петрович Синюков Сергей Петрович
22 марта 2018 в 19:28

Обращение от ФСБ принято - условный номер принятого сообщения: 20180322191341

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение