ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Костромской области

История следственного изолятора включает в себя разные периоды истории нашего государства. Из исторической справки известно, что в 1748 году на территории Костромской области был построен первый тюремный замок. Так тогда называли место для заключения арестантов. Деньги на строительство замка дал один костромской купец, имя которого, к сожалению, кануло в лету. Известно лишь, что по приказу Екатерины Великой весь его род был освобожден от налогов.

По своим характеристикам тюрьма полностью соответствовала требованиям эпохи. При постройке тюремного здания в раствор, которым скреплялись кирпичи, добавляли яйца. Этим объясняется феноменальная стойкость здания. Функцию фундамента исполняли стены толщиной в метр.

Архитектура замка была весьма продумана: высокие прочные потолки в форме арочных сводов, печные трубы проходили в стенах, а печи топились со стороны коридора. Система канализации была деревянной. Дерево имело фантастическую прочность, скорее всего, делали из дуба, который в процессе эксплуатации приобрел еще большую крепость.

Вид камеры 1879 года сохранилась до наших дней в рисунке В.Г. Короленко, который проходил этапом через Костромской тюремный замок. Здесь видно, что в камере два окна, места для обитателей располагались в один ярус на одном уровне, в виде большой сплошной лежанки возле стены.

По архивным материалам министерства внутренних дел, с докладами об осмотре ревизорами мест лишения свободы, в 30-40 годы XIX века, имеются донесения о костромской тюрьме: «Тюрьма довольно хорошая, но в камерах ощутительна сырость. Рамы весьма ветхи и форточки так малы, что воздух освежать в камерах весьма трудно. Отхожие места очень ветхи, и дурной запах от них распространяется по всем камерам», так же в докладной указывается, что в тюрьме не нашлось ни одной пары кандалов узаконенного веса, все они оказались тяжелее шести фунтов (2,7 кг).

В административном корпусе кроме служебных помещений (канцелярии, конторы, свидальной, сборной, дежурной, цейхгауза) располагались квартиры начальника, его помощника и старших надзирателей. В женском корпусе было выделено место для квартир надзирательниц. Баней пользовались все, как работники, так и арестанты.

В срочном корпусе, где помещались арестанты для отбывания наказания, располагалась церковь. Здесь же жил священник.

Веяния времени всегда сказывались на жизни тюрьмы и тюремного народа. Количество арестантов в тюремном замке всегда варьировалось. Если до середины XIX века она насчитывала от 100 до 150 человек, в 1867 году в замке стало в среднем арестантов мужчин 241 человек, женщин 29. Это были те заключенные, которые родились и жили в Костромской губернии. Со временем изменялись условия, и тюремный замок функционировал ещё и как пересыльный пункт для ссыльнокаторжных, а также как место для отбывания наказания.

Всех заключенных надо было одеть, обуть, накормить и предоставить место для ночлега. До наших дней сохранился реестр, в котором содержатся сведения «о потребности и заготовлении в 1899 году вещей из одежды, белья, обуви и постельных принадлежностей для содержащихся в Костромском тюремном замке арестантов». Составлен этот документ был городским попечительским комитетом по тюрьмам.

Надо заметить, что заботились об узниках в те далекие годы совсем даже не плохо. К примеру, арестантам за казенный счет выдавали как летнюю, так и зимнюю одежду. Беспокоились и о тех, кого отправляли на этап. Им в обязательном порядке выдавали целый комплект. У мужчин он состоял из рубахи, подштанников, бушлата, брюк, шапки, рукавиц, полушубка, онучей. У дам гардероб был позатейливей: панталоны, капоры, кацавейки, юбки, косынки, рубахи и прочее. Здесь же прослеживаются различия по сословному признаку: арестантам дворянского происхождения полагались кожаные сапоги, арестантам с более низким происхождением выдавали лапти и каты. Женщин обували в туфли и босовики.

Паёк арестанта рассчитывался исходя из начисленных трех копеек в сутки, но кроме этих положенных денег сидельцы могли расходовать и так называемые личные кормовые деньги. 

Для того, чтобы накормить спецконтингент закупались мука ржаная, крупы гречневая и овсяная, соль, хлеб белый, масло постное, ржаной солод, говядина, капуста квашеная. Всё измерялось в пудах и фунтах. Реже в меню были соленая рыба севрюга, сухие снетки, картофель, свежие окуни, крупа перловая.

Больных кормили отдельно молоком, мёдом красным. Для них приобретались мука овсяная и манная, а также кизлярское пшено. Больничное бельё стиралось костромской мещанской женой Анной Допловой, за что она в 1859 году получала 60 копеек за пуд.

Нарушителей в тюрьме не жалели, кроме того, к системе наказаний подходили дифференцировано: розги, карцер, заковывание в кандалы. В то время было всего 6 карцеров – 4 мужских и 2 женских. Они подразделялись на «тёмный» и «светлый». В «тёмном» карцере горячая пища выдавалась со 2 на 3 день. 

В штат тюрьмы входили и палачи. История не сохранила сведений о применении смертной казни в Костроме, но камеры пыток были. За свою работу «инквизиторы» получали самую большую зарплату.

До середины XIX века замок не имел своих производственных помещений. Но уже в 1916 году тюрьма обладала развитой инфраструктурой. Ткацкая, пекарня, кухня, сапожная, столярная, кузница, прачечная, сушилка для белья, слесарная – вот перечень мест работы для арестантов. Тогда же арестантов стали выводить в город для благоустройства улиц, на погрузочно-разгрузочные работы из барж на реку Волга, на разные работы для Большой льняной мануфактуры.

Руководство тюремным замком поручалось многим людям. Не все могли поставить службу на должный уровень, но все же один из них коллежский асессор Александр Константинович Войкин в 1899 году был награжден орденом святого Станислава III степени. К ордену на следующий год 9 февраля была пожалована грамота из Главного тюремного управления.   

В отпуск начальника тюрьмы отпускал сам Костромской губернатор. Для чего на его имя подавалось прошение, в котором он просил об увольнении в отпуск, указывал состав семьи и маршрут поездки. После этого ему давалось удостоверение.

Историей зафиксировано несколько случаев побегов из тюремного замка.

2 июля 1913 года из партии арестантов, находившейся на разгрузочных работах из барж на берегу реки Волги, бежал срочный арестант Сергей Чапыгин, отбывавший десятимесячный срок тюремного заключения. Побег был совершен при следующих обстоятельствах. 11 арестантов под конвоем двоих надзирателей вышли на работы. В полдень им было дано время на обед и разрешен часовой отдых на палубе баржи. Трое из арестантов, ссылаясь на холод, попросили лечь в трюме. Старший надзиратель Красавин спустился с ними, оставив надзирателя Метельникова на палубе с восемью арестантами. Вскоре Чапыгин попросился в туалет, вместо чего он отправился к матросам.

Надзиратель после продолжительного времени возвратил Чапыгина на место и, оставив арестантов, отправился к начальнику баржи с просьбой закрыть люк к матросам. После возвращения Чапыгина он не обнаружил, так как последний, переодевшись в гражданское платье, скрылся.

9 июля Чапыгин был задержан в городе Кинешма. Начальнику Костромской губернской тюрьмы надворному советнику Лермонтову после данного происшествия было объявлено строгое замечание, а старший надзиратель Красавин оштрафован на 5 рублей.

Вот еще одно происшествие. Вечером 26 апреля 1914 года из камеры № 20 следственными арестантами Павлом Грибовым и Иваном Смирновым было совершено покушение на побег при следующих обстоятельствах.

После вечерней проверки, произведенной дежурным помощником начальника тюрьмы Панасом, арестанты Грибов и Смирнов перепилили решётку окна, сделали веревку из двух холщёвых матрасов и спустились по стене вниз. Стоявший на посту внутри корпуса надзиратель Герасим Сайкин ничего не услышал. В это время наружный постовой надзиратель Василий Давиденко, проходя мимо прогулочных двориков, заметил, что из-за угла корпуса мелькнула часть арестантской шапки. Он немедленно побежал туда и увидел, что Смирнов стоит у стены, а Грибов спускается по веревке. Не доходя 15 шагов, надзиратель взял винтовку на изготовку и скомандовал арестантам: «Стой, ни с места!» и дал тревожные свистки, на которые прибыли помощник начальника тюрьмы Жуков и дежурный надзиратель Смирнов.

Арестантов препроводили в контору, где тщательно обыскали, нашли завернутый в платок, сапожный нож. После этого они были помещены в карцер. После произошедших событий надзиратель Давиденко был представлен к денежной премии.   

Среди документов прошлого найдена и небольшая кипа дел костромичей, лишенных свободы в тридцатые годы прошлого столетия. Некоторые преступления мало чем отличаются от современных. Большинство из них совершены по причине пьянства.

К примеру, 23-летний заведующий магазином в селе Красное угодил в тюремный замок за растрату. Сумма по тем временам астрономическая – 1202 рубля. Свидетели показали, что молодой человек пьянствовал и отпускал товары бесплатно.

Еще один растратчик, Иван Орлов, заведовал Рудинским почтовым агенством. Однажды он присвоил перевод на сумму 285 рублей, уничтожив следы получения этих денег, более того, надеясь скрыть растрату, мужчина попытался было уничтожить карты подписчиков. С работы Ивана сняли за пьянство, а за растрату ему дали два года лишения свободы.

Еще двое костромичей получили срок за хищение ржи со склада.

Отличилась и молодая женщина, которая угодила на 5 лет. 18-летняя Анна жила в деревне, замужем не была и родила ребенка. По тем временам это считалось позором. Новорожденного девица тайком от всех зарыла у себя дома под сенями. Позднее Анна скажет, что ребенок родился мертвым, а похоронила его тайком только потому, что побоялась сказать о случившемся родителям.

Вскоре Анна вновь забеременела. В этот раз она поехала в Кострому, чтобы сделать аборт, но что-то не получилось. Молодая женщина родила, а трупик малютки, завернув в обрывок красного лоскута, сбросила на дно колодца. Впоследствии детоубийца призналась, что бросила новорожденного в колодец, поскольку не хотела иметь детей.

Среди заключенных замка встречались не только русские, но и представители других национальностей. Так, 7 декабря 1845 года сюда были доставлены 16 иностранцев, прозванных азиатцами, обвиняемых за недозволенный сбор денег для Иерусалимского Храма Господня. За время содержания ими было послано прошение на имя Костромского губернского прокурора, в котором они просили о представлении права проживать в городе под надзором полиции на квартирах, а также, чтобы у них были деньги для покупки продуктов, так как тюремную еду они есть не могут.

Встречаются и пугающие нелепостью обвинений документы. Так, одного из жителей Самети в 30-е годы прошлого века заключили в кандалы за «срыв отчетного колхозного собрания», другого – за то, что порвал баян на свадьбе. Да, недаром тридцатые годы прошлого столетия некоторые называют убийственными.

Через костромские казематы прошли многие известные люди страны. В 1879 году в костромском тюремном замке побывал автор «Детей подземелья» В.Г. Короленко. А в годы репрессий здесь сидел бывший нарком внутренних дел РСФСР Владимир Николаевич Толмачев.

К сожалению, все тайны тюремного замка раскрыть невозможно. Не все свидетельства прошлого сохранились до наших дней. В 1982 году костромской архив горел. Эта страшная трагедия унесла в небытие многие сотни и тысячи документов, которые вернуть сейчас нельзя. И в его истории СИЗО-1 много белых пятен. А те, что остались, в большинстве своем повреждены и огнем, и пеной, и водой. До сих пор сотрудники архива борются с этими последствиями. 

Сегодня лимит наполнения следственного изолятора составляет 250 человек. От прежних построек здесь остались два двухэтажных режимных корпуса и банно-прачечный комплекс. С 2004 года в учреждении проводятся ремонтные работы, создаются условия, соответствующие всем требуемым нормам и международным стандартам.

В 2008 завершен ремонт пищеблока, в 2009 - медицинской части, в 2010 – сборного отделения, следственных кабинетов и первого режимного корпуса. В настоящее время полным ходом идет ремонт второго режимного корпуса.

За последнее десятилетие вид учреждения заметно изменился. Темные цвета стен камер и коридоров сменились на светлые, стало больше света и воздуха, заменена мебель, установлены современные санузлы…

В 2006 году в учреждении произошло знаменательное событие – Архиепископ Костромской и Галичский Александр освятил храм во имя Святого покровителя Николая Чудотворца. Место для него в одном из корпусов было выбрано не случайно. В 1810 году трудами тюремного ведомства и жертвователей здесь была построена Богородицкая тюремная домовая церковь. В ней находился престол в честь Феодоровской иконы Божьей Матери. После революции церковь была упразднена, и многие годы помещение использовали как камеру для подследственных. Только в 1989 году вновь открылись тюремные двери для священнослужителей Костромской Епархии. Через три года появилась возможность в одном из режимных корпусов выделить помещение для молитвенной комнаты. Отец Петр был первым священнослужителем, который пришел в следственный изолятор и до настоящего времени врачует души грешников. Ведь именно здесь для многих заключенных под стражу и осужденных происходит первая встреча со священником.

Организован учебный процесс для несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, а также осужденных отряда по хозяйственному обслуживанию в возрасте до 30 лет, не имеющих среднего общего образования. Имеется библиотека, книжный фонд которой насчитывает 983 экземпляра.

 Дополнительная информация:
 Режим работы комнаты приема и досмотра посылок, передач, бандеролей: ежедневно с 8.00 до 17.00 час. (перерыв – с 12.00 до 13.00 час.). Последняя пятница месяца – санитарный день.

Комната краткосрочных свиданий работает ежедневно с 8.00 до 17.00 час. (перерыв – с 12.00 до 13.00 час.). Выходные – суббота, воскресение, праздничные дни.

Комната ожидания для посетителей работает с 8.00 час. до 17.00 час.

Перечень дополнительных платных услуг: выдача вентиляторов в жаркое время года для подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в камерах.

При проживании в комнате длительных свиданий предоставляются платные услуги за пользование электроприборами: электрочайник, телевизор, микроволновая печь и др.

 

Источник: 44.fsin.su

 

Факты

  • Адрес: 156005 г. Кострома, ул. Советская, 88
  • И.о. начальника: Баранов Александр Леонидович

    Прием по личным вопросам: понедельник с 9.00 до 12.00 c 13.00 до 17.00

  • Заместители начальника колонии

    Должность Ф. И. О. Специальное звание Прием по личным вопросам
    Заместитель начальника СИЗО Смирнов Павел Сергеевич капитан внутренней службы четверг с 9.00 до 12.00 с 13.00 до 17.00
    Заместитель начальника СИЗО Баранов Александр Леонидович капитан внутренней службы четверг с 9.00 до 12.00 с 13.00 до 17.00
    Заместитель начальника СИЗО вакант   пятница с 9.00 до 12.00 с 13.00 до 17.00
    Заместитель начальника СИЗО Смирнов Алексей Александрович майор внутренней службы вторник с 9.00 до 12.00 с 13.00 до 17.00
    Начальник здравпункта Ревуцкий Алексей Владимрович старший лейтенант внутренней службы среда с 9.00 до 12.00 с 13.00 до 17.00