«Правозащитное ПолитБюро» выступило за сохранение медицины внутри ФСИН. И ошиблось

Ниже я опубликую текст, размещённый в прошлом коллегой по цеху Андреем Бабушкиным. В нём он озвучивает сомнительную статистику ФСИН, которой пытаются манипулировать который год генералы. При этом забывая дополнить, что буквально в июле 2019 года генеральная прокуратура вскрыла массовые нарушения при оказании помощи заключённым, в результате чего погибли люди...

В комментариях родственники заключённых и независимые от власти правозащитники могут оставить свои комментарии и высказаться. 


Совещание, посвященное дальнейшей судьбе пенитенциарной медицины, состоялось в ФСИН России в здании Минюста.  
Вел мероприятие заместитель директора Федеральной службы Валерий Максименко.

Руководитель УОМСО ФСИН России А.П. Приклонский отметил, что  новая команда тюремной медицины работает почти 5 лет.

Действующая нормативная база российского здравоохранения требует постоянной адаптации к пенитенциарной системы. И такая адаптация в основном осуществлена.

Так, в 2017 года количество заболеваний, с изменениями в постановление Правительства РФ № 54, по которым осужденный может быть освобожден по болезни, вырос с 41 до 57 наименований. ФСИН работает над совершенствованием, как списка заболеваний, так и порядка освобождения.

Количество освобождаемых по болезни увеличилось с 24 до 58 % от числа лиц подавших заявление.
В большинстве регионов созданы палаты паллиативной помощи. 
В 2 раза снизилась смертность в УИС. В 6 раз снизилась смертность от туберкулеза. Количество больных туберкулезом за 5 лет снизилось с 23 до менее, чем 15 тыс. заключенных.
Общая смертность в УИС снизилась с 1200 до 400 человек на 100 тыс. населения, что ниже, чем на свободе.

Я в своем выступлении отметил вот что.

1990-е годы я был горячим сторонником передачи тюремной медицины в Минздрав. И когда А.И. Воробьев добился подписания указа Президента об этом, я приветствовал данный шаг.

1. Однако в настоящее время передача пенитенциарной медицины в ведение Минздрава представляется несвоевременной:

  • свыше 90 % мед. учреждений имеют не федеральное, а региональное и местное подчинение;
  • врачи территориального здравоохранения не имеют мотивации для работы в УИС;
  • не имеют они и опыта работы с заключенными;
  • у органов здравоохранения отсутствует опыт диалога с правозащитными организациями;
  • у них отсутствует и опыт защиты своего кадрового состава от необоснованных сокращений;
  • будет разрушена система медикаментозного снабжения учреждений УИС;
  • не учитывается специфика тюремной медицины – наркотические вещества
  • в отдаленных населенных пунктах муниципальное звено здравоохранения разрушено;

2. Пенитенциарная медицина – это особое мышление. Для ФСИН пенитенциарная медицина – важнейшая составляющая благополучия в УИС. Что такое отсутствие врача и мед препаратов для колонии? Это – в лучшем случае напряженность в учреждении, в худшем – бунт. Для Минздрава – это всего лишь около 1/3 % пациентов. Трудно представить себе, чтобы  решение об их судьбе  принимали люди, находящиеся на верхних уровнях принятия решения.

3. Корректно ли сравнение смертности в УИС и в тер. органах здравоохранения? Я думаю, что совершено корректно. С одной стороны, в тюрьме меньше пенсионеров по возрасту,  чем на свободе. С другой – нет там и детей в возрасте от 3 до 14, которые имеют наименьшую статистическую смертность. Кроме того, попав в СИЗО,  человек оказывается в ситуации, когда обостряются все его заболевания, которые до этого дремали годами. Не случайно, средний заключенный, попав в СИЗО, обращается к врачу примерно в 8 раз чаще, чем он этот делал на свободе.
    
4. Каковы основные причины жалоб на тюремную медицину? Их три:

  • реальные недостатки в тюремной медицине;
  • давление следственных органов и оперативных служб;
  • обострение заболеваний в условиях лишения свободы     

5. Какие шаги для развития тюремной медицины я хотел  бы предложить:

  • повысить независимость пенитенциарного мед. работника от следствия и оперативных служб;
  • провести мониторинг нормативно-правовых, регламентирующих оказание мед помощи в УИС;    
  • Ввести повышающий коэффициент для медиков, работающих в пенитенциарной системе;
  • увеличить количество конвоиров для вывоза больных заключенных в мед учреждения

Идею передачи пенитенциарной медицины в ведение Минздрава я не поддержал.

Член СПЧ А.С. Брод отметил необходимость формирования ОНК из числа активных людей, имеющих опыт и желание проверять тюрьмы.
Он предостерег от поспешных действий, обратив внимание на недостатки тюремной медицины.  К числу таких недостатков он отнес несвоевременность мед помощи, дефицит  мел работников  в отдаленных колониях. 

Советник Уполномоченного по правам ребенка Орлов  М.М. рассказал, что при попытке передачи домов ребенка УИС в ведении Минздрава, они столкнулись с нежеланием Минздрава принять в свое ведение дома ребенка. Передача тюремной медицины в Минздрав, считает он, приведет к ухудшению прав детей.  

Эксперт СПЧ Валентин Гефтер  обратил внимание на то, что, если будет принято решение о передаче пенитенциарной медицины в Минздрав,  то выполнение такого решение потребует  большого количества организационных мер.

При мне никто, кто являлся бы безусловным сторонником экстрима в виде передачи тюремной медицины Минздраву не выступил.

Источник: an-babushkin.livejournal.com
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение