У супружеской пары, которую хотят лишить родительских прав за участие в протестах, прошел ночной обыск

Правоохранительные органы провели обыск в квартире супружеской пары из Москвы, которая участвовала в акции протеста 27 июля со своим годовалым ребенком.

«Вчера ночью у нас был обыск на основании видеоролика, который СМИ крутили всю неделю. Пришли вчера ночью к нам с обыском из Следственного комитета, по делу об оставлении ребенка в опасности. Нам назначили встречу в Следственном комитете, мы должны туда сегодня ехать, просто дать показания, разъяснить ситуацию», — рассказал в интервью «Радио Свобода» Дмитрий Проказов. 

Ранее прокуратура объявила, что подала в суд заявление о лишении пары родительских прав. В ведомстве отметили, что на митинге родители «передали малолетнего ребенка третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда».

«Мы абсолютно невиновны. Мы ни в каких массовых беспорядках нигде не участвовали и ни в коем случае никогда не оставляли ребенка в опасности и одного», — отметил Проказов.

Он также пояснил, что человек, которому он передал ребенка на митинге, — это Сергей Фомин, двоюродный брат его жены.

Фомин объявлен в розыск как фигурант уголовного дела о массовых беспорядках на митинге 27 июля в Москве.

Источник: Meduza
Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Овчинников Сергей Юрьевич Овчинников Сергей Юрьевич
13 августа 2019 в 09:58

Вот интересно, насколько должен быть извращен мозг чиновника, выдумывавшего подобное основание для преследования и разрушения семьи и малолетнего ребенка!
Очевидно, что кроме мотивации мстительного угодничества власти у чиновника нет, ибо если бы им управляло реальное стремление позаботиться о детях, то он мог обратить внимание на причины детской смертности в лагерях, кинотеатрах и на улицах, где действительно существует постоянная не мнимая а реальная опасность для жизни и здоровья.
Чиновника осенило применить формулировку "оставление в опасности" из Уголовного кодекса к ситуации, в которой опасность исходила лишь от неправомерного применения спецсредств и физической силы со стороны тех, кто должен служить и защищать общество от насилия. Но если опасность от их насильственных действий не исходила, то в чем еще выражалась опасность для тех, кто вышел на улицы мирно, выражая свою гражданскую позицию? Разве отсутствие согласия мэрии на митинг определяет степень его общественной опасности, и она отличается от опасности при разрешенном митинге или обычной демонстрации?
Знает ли этот "слуга царю, отец нацгвардейцам" и эквилибрист юридической словесности, что под формулировку «оставление в опасности» можно так же подогнать и оставление ребенка в спортивной секции, и в плавательном бассейне, и просто на улице, где опасность повсюду от машин и преступников?
На примере данного преследования видно, как вырождается правоохранительная деятельность в примитивную инквизицию с маской лицемерной нравственности.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение