После публикации «пыточного» видео из ярославской ИК-1 эксперты восстановили на изъятой в колонии технике и другие записи издевательств над заключенными

Год прошел с момента публикации страшного видео из ярославской ИК-1, в котором 18 сотрудников колонии истязают заключенного Евгения Макарова. Запись, сделанную на видеорегистратор одного из сотрудников колонии, раздобыли юристы правозащитного фонда «Общественный вердикт», они передали ее «Новой газете». Так страна, за века приучившая себя не зарекаться от сумы и от тюрьмы, заглянула за колючую проволоку.

Что произошло за этот год? В октябре из тюрьмы вышел Евгений Макаров — тот самый, которого пытали на видео.

В отношении пятнадцати участников истязательных мероприятий были возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий» (статьи «Пытки» в УК РФ нет). 12 из них сейчас находятся в СИЗО, трое под домашним арестом.

Расследование закончено, в деле 44 тома, обвиняемые знакомятся с ними. В суд дело поступит, вероятно, не раньше осени.

Евгений Макаров — тот самый заключенный из первого «пыточного видео» — вышел из колонии. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Главный вопрос, который ставил перед зрителем сам факт появления записи: как такое в принципе оказалось возможно? Нет, не само по себе пыточное мероприятие — у нас, и мы все это прекрасно знаем, возможно и не такое.

Но: зачем тюремщики записали все это на видео?

Первые же дни расследования дали ответ на этот интригующий вопрос. По версии следствия, тюремщики записали видео по прямому указанию своего начальства, которое хотело лично удостовериться в том, что «воспитательная работа» в отношении заключенного, который позволял себе обращение на «ты» к сотрудникам колонии, курение в неположенных местах, а также многократно писал жалобы в областное УФСИН, — проведена качественно.

В своих показаниях задержанные оперативники рассказывают о том, как врио начальника колонии Николаев в присутствии замначальника колонии по безопасности Михайлова отсмотрел видеоподтверждение качественно проведенной пытки в отношении Макарова, после чего запись была передана в главк, замначальнику УФСИН по воспитательной работе Степанищеву.

О возбуждении уголовного дела в отношении Степанищева ничего неизвестно.

Запись пытки Макарова — не единственное подобное свидетельство преступлений в ярославской ИК-1. В течение года, прошедшего с выхода первого видео, мы снова и снова публиковали видеозаписи с избиениями, которые добывали юристы «Общественного вердикта».

Возбуждались новые уголовные дела — более чем по 150 эпизодам, большинство из которых — давние, многолетние жалобы зэков. В редакцию «Новой газеты» приходили следователи, которые по-хорошему, по-человечески убеждали нас в случае появления у нас новых записей — не публиковать их вот так, с шумом. Убеждали передавать их следствию. «Все эти записи и без того у нас есть! И эти, и другие! По ним и так будут возбуждены уголовные дела!» — настаивали следователи.

Удивительно — но ни одно уголовное дело по фактам, вскрывшимся благодаря публикации видео, не было возбуждено ДО того, как эти видео были опубликованы. Как мы не увидели от следствия ни одного другого видео, кроме тех, что добыли сами.

Сегодня, в канун годовщины публикации первого видео, на сайте «Новой газеты» мы разместили новые пыточные видео из ярославской ИК-1. Они датированы февралем 2016 года и, безусловно, также были известны сотрудникам, расследовавшим ярославское дело. Собственно, эти видео оказались в руках адвокатов (и следователей) именно в связи с расследованием того самого первого, «макаровского» дела: они были восстановлены экспертами с изъятой из колонии техники. Потерпевшие и их адвокаты изучили весь объем восстановленного — и нашли вот это.

Однако до сих пор следствие не усмотрело оснований для возбуждения дела по мотивам восстановленных записей.

Между тем эти видео интересны не только как новые доказательства преступлений, имевших место в колонии, — а шире: как

документ, приоткрывающий для нас «пыточную» кухню тюремщиков.

Первые два ролика, снятые на камеры видеорегистраторов тюремщиков, демонстрируют нам «воспитательные мероприятия» в отношении осужденных из камеры № 12 ШИЗО ИК-1 Ярославля. Опять нечеловеческие крики, дубинки, «класс воспитательной работы». Два других — последовавший доклад дежурного помощника начальника колонии Забодалова своему начальству.

Руслан Вахапов, бывший заключенный этой колонии, для «Новой газеты» выяснил подоплеку случившегося.

Ранее между заключенными из этой камеры и сотрудниками колонии произошел конфликт: несколько дней кряду один из заключенных, Андрей Иванов, во время ежедневных обходов жаловался администрации, что ему из его личных вещей не выдают туалетную бумагу. Сотрудники колонии решили превентировать дальнейшие жалобы привычным методом, однако и заключенные оказались готовы к силовому сценарию.

Когда «воспитательная команда» открыла двери камеры №12, сокамерники Иванова ринулись защищать его, не давая выводить его из камеры. Активнее других за Иванова заступался сокамерник Абдулаев Джошгун Ахмедия: на следующий день предполагалось его освобождение, а значит, вряд ли его стали бы сильно бить: на волю следы пыток тюрьма не любит выпускать. Мы видим, как Абдулаев, закрывая Иванова, кричит: «Он никуда не идет, говорю».

Чтобы отбить Иванова у других защищающих и вывести его в «класс воспитательной работы», тюремщики применяют дубинки.

Осужденные, чтобы не допустить этого, начинают кричать «АУЕ», призывая заключенных из других камер присоединиться к их возмущению.

«АУЕ», «арестантский уклад един», — универсальный в тюремной культуре, консолидирующий призыв. Четкое обозначение ситуации противостояния, столкновения с сотрудниками колонии. Это водораздел, это ровно то, что переводит тумблер войны в состояние «включено».
И по закону сотрудники колонии, конечно, имеют право применить к заключенному силу в случае неповиновения. Но не будем забывать: ситуация неповиновения была спровоцирована именно тем обстоятельством, что Иванову предстоял поход в «класс воспитательной работы».

Дальше — больше: Абдулаев, пытаясь отвлечь тюремщиков от Иванова, бьется головой о железную шконку, пристегнутую к стене. Мы помним: ему завтра освобождаться, он не может выйти избитым. Затем он пытается нанести себе иные повреждения. Это, конечно, никакая не попытка суицида — это новый трюк, чтобы отвлечь внимание сотрудников от Иванова.

И все равно тюремщики вытаскивают Иванова из камеры, волокут вниз, спиной он считает железные ступени.

Внизу избивают, не стесняясь присутствия тюремного медика Юлии Михайловны.

Последние кадры, которые мы видим: Абдулаева волокут по железным ступенькам вниз под крики заключенных из других камер.

Заканчивается съемка водворением заключенного в «класс воспитательной работы».

Два других видео, также опубликованных на сайте, касаются этого же происшествия — однако показывают нам его с другой, организационной стороны: сотрудники колонии пытаются подготовить употребимую версию обстоятельств применения силы. Дежурный помощник начальника колонии Забодалов Игорь Владимирович по телефону докладывает в областной УФСИН обстоятельства применения силы в отношении заключенных: «Осужденные отказались выходить из камеры ШИЗО, применены в 14.45 и 14.50, соответственно, спецсредства по мягким тканям. Камеру выводили для обыска, у них был запрещенный предмет. <…> Так-то не били, только по мягким частям тела, доктор осмотрел, трудоспособность не нарушена у осужденных, все нормально. Не, не, ну а че, претензии? Какие претензии? Да, ну че делать? Все, до связи, все, хорошо».

Следом Забодалов звонит кому-то из коллег: «Антон, знаешь, я что доложил в управление? Что мы, это, выводили их для изъятия запрещенных предметов. Там, это, я указал, что «мойку» (лезвие. — Ред.) изъяли. <…> Все. Там, это, скажи ему тоже, что я так передал в управление. Не, ну так, все равно будет. Все вроде нормально в управлении».

Далее он обращается к сотрудникам, рассказывает об интенсивности «воспитательной работы», проведенной в этот раз: «Да ладно, нормально у всех. Так, на тройку. Вчера, вчера на пятерку было».

«Ему завтра выходить», — резонно замечает сотрудница колонии по поводу избитого Абдулаева. «Ну и че? — отзывается Забодалов. — Пусть выходит […] Выходили же с синей жопой — и ничего».

Что ценно для нас в нынешних видео?

Во-первых, из запечатленного доклада Забодалова следует: репрессивные мероприятия в колонии практиковались на регулярной основе, и более того — имели градацию последствий.

Можно было наказать заключенных «на троечку», а можно и «на пятерочку».

Кроме того: руководство областного управления находилось в курсе происходившего в колонии. Да и сейчас, на фоне расследуемых дел, очевидно, знает и о других фактах неправомерного, не обоснованного обстоятельствами применения силы в отношении заключенных. Знает — и молчит, как молчало все эти годы, отписками отвечая на жалобы сидельцев по поводу нечеловеческих пыток.

Кстати, Забодалов, в этом видео докладывающий начальству о примененных пытках, в течение этого года уже засветился на другой пыточной записи из ярославской ИК-1, также опубликованной на сайте «Новой».

Однако до сих пор уголовное дело против него не возбуждено.

P.S.

Заключенные колонии, бывшие и нынешние, помогли «Общественному вердикту» и «Новой» опознать участников этого мероприятия. Кроме упомянутого Игоря Забодалова, по свидетельству заключенных, на видео присутствуют:

Скороход Кирилл Игоревич — зам замначальника отдела безопасности (как мы можем предположить, участвовал еще в одной пытке, видеозапись которой также опубликована «Новой газетой»);

Александр Михайлович — сотрудник отдела безопасности;

Антон Владимирович — замначальника отдела безопасности;

Чириков Александр Иванович — сотрудник отдела безопасности;

Саныч (Собровец, Гном) — сотрудник отдела безопасности;

Сотрудник в синей форме с майорскими звездами — не опознан, возможно, представитель УФСИН по Ярославской области;

Оперативник в гражданском, также не опознан.

Мы надеемся на скорейшее возбуждение уголовных дел в отношении упомянутых лиц.

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

4 комментария

Ушаков Борис Павлович Ушаков Борис Павлович
23 июля 2019 в 01:50

Моё мнение на ИК-1 отвлекают внимание от всей России, что то везде убивают но не восстанавливают видео, а здесь в отношении одной же и то же колонии восстанавливают, а тем временем про другие колонии где трупы выносят, люди забывают

Боря, это спецоперация. Точечно сливают, всё работает по понятной схеме. Цель - хищение миллиардов рублей в очередной раз из бюджета РФ через ГЦИТОиС. Рулит Максименко и отставные из свр и гру. Деньги в офшоры, обнал в Швейцарии и далее. Смотри что дальше будет.

Система видеоконтроля в ФСИН фикция. Потрачены миллиарды рублей, а толку 0,0001%!

Муратова Арина Муратова Арина
22 июля 2019 в 18:08

А где были следователи и сотрудники прокуратуры, пока видео не попало в сеть?

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение