Пакет "пыточный". Как выбивают показания в полиции Воронежа

В Воронеже завершено следствие по делу о пытках, которые применили к двум молодым людям сотрудники местного отдела полиции №4. О том, как полицейские выбивали из них признательные показания, сами пострадавшие рассказали вскоре после этой истории на Youtube-канале воронежского штаба сторонников Алексея Навального. Благодаря огласке вкупе с резонансом вокруг громкого дела о пытках в ярославской колонии Следственный комитет достал их заявление "из-под сукна" и дал ему ход. Несмотря на то что личности полицейских-садистов установлены, они не задержаны и даже продолжают получать зарплату и надбавки за стаж по месту работы.

Эта история произошла 26 мая 2018 года. За неделю до этого жители Воронежа Максим Гребенюк и Сергей Троянский оказались в числе гостей на вечеринке, хозяйка которой с утра обнаружила пропажу своего айфона. Девушка написала заявление о краже в полицию, которая начала приглашать присутствовавших в тот вечер в квартире молодых людей для дачи показаний.

Когда очередь дошла до Гребенюка и Троянского, они без всяких опасений приехали в отдел полиции №4 – никто из них телефон девушки не крал (забегая вперед, скажем, что уголовное дело о краже против молодых людей возбуждать так и не стали). Вместе с ребятами в тот день в полицию пригласили еще четырех участников вечеринки. О том, что происходило дальше, рассказывает Максим Гребенюк:

"На входе нас встретил один из оперативников, мы зашли в отделение, у нас сразу забрали телефоны и паспорта. Начали по очереди заводить [в кабинет]. Зашел первый парень, он сам не воронежский, он приезжал. Я думаю, что оперативники знали, что его родителям известно, где он находится. С ним ничего не делали, то есть он зашел, там ему задали пару вопросов – "брал телефон, не брал" – и отпустили. Вторым зашел я. Захожу, за мной закрывают дверь на замок, там присутствуют два человека, и один из них говорит: "Максим, все плохо". Я говорю: "Что такое?" Они: "Телефон брал, нет?" Я, естественно, отвечаю: "Нет, конечно, не брал". Я хотел провести диалог, может быть, как-то подсказать, кто мог его взять и так далее. Но оперативникам это было абсолютно неинтересно, они просто хотели выбить показания.

Даже в обморок не упадешь, потому что нашатырный спирт отрезвляет

Сначала я хотел воспользоваться 51-й статьей Конституции, на что получил удар по лицу. Потом они говорят: "Раз не хочешь говорить, что ты брал, давай попробуем по-другому". Поставили стул посреди комнаты, посадили меня туда, руки засунули в наручники и надели пакет на голову, предварительно налив в него нашатырный спирт. Дышать было абсолютно невозможно: ты вдыхаешь, у тебя боль в грудной клетке, в дыхательных путях, глаза при этом дико слезятся, но дышать ты там не можешь. Там вдоха на три, на самом деле, в пакете было воздуха, ну, как воздуха... воздуха с нашатырем. Даже в обморок не упадешь, потому что нашатырный спирт отрезвляет, потому что безумно больно. Я начал кричать, на это никто не реагировал. Потом мне уже товарищи говорили, которые ожидали в отделении своей уже участи, что крики были слышны на все отделение, но на это абсолютно никто не реагировал – там это, видимо, было нормой. Я не признавался в том, в чем они хотели, меня отпустили. Просто сняли пакет, сняли наручники и говорят: "Так, все, теперь иди, жди". Я вышел, после меня зашел еще парень, с ним делали то же самое, его крики были так же слышны, но теперь уже я смотрел, как сотрудники никак на них не реагируют. Потом туда заводили еще двух человек, и меня второй раз, чтобы снова со мной провести эту процедуру. Мы там были, наверное, с десяти утра до четырех дня, в конце они нам прямо, в открытую сказали: "Можете писать заявления на нас, можете не писать". Может быть, они по нашим лицам видели, что просто так мы это не оставим".

Действительно, уже через три дня, 29 мая, на Youtube-канале воронежского штаба сторонников Алексея Навального появилось видео, в котором Максим Гребенюк и Сергей Троянский подробно рассказали о случившемся. В тот же день их история попала в СМИ.

 

"У меня была знакомая, которая работала в штабе Навального, – рассказывает Максим Гребенюк, – и я решил, что если попробовать придать этому огласку, может быть, это как-то заметят и возбудят дело. Что, в общем-то, и произошло. Тем не менее, дело возбудили, по-моему, только в июле, через день или через два после появления видео пыток в колонии Ярославля. Оно очень долго лежало на рассмотрении, больше месяца, и буквально через день-два после публикации видео из Ярославля мне позвонил следователь: так и так, возбудили уголовное дело, приходите. Мы пришли, оказалось, что дело было возбуждено раньше, но нас почему-то не оповещали об этом. Или они возбудили его как-то задним числом".

При этом Максим Гребенюк не исключает, что его симпатии к Навальному (он является волонтером воронежского штаба политика) сыграли свою роль и в том, что его пытали. На его паспорте, который полицейские отобрали в самом начале, была обложка с шуточной надписью "паспорт оппозиционера".

В четырех томах уголовного дела (есть в распоряжении Радио Свобода) пытавшие молодых ребят полицейские сначала проходили как "неустановленные лица", однако в декабре 2018 года их личности наконец-то были установлены. Ими оказались двое оперуполномоченных: 27-летний лейтенант полиции Сергей и его 25-летний коллега в звании младшего лейтенанта Олег (их имена запомнили сами потерпевшие, они совпадают с именами в уголовном деле). Сергей, как следует из материалов расследования, окончил Воронежский экономико-правовой институт по специальности "Экономика и управление на таможне". Радио Свобода нашло его профиль в социальной сети "ВКонтакте", на запрос о добавлении в друзья он не ответил, а отправку сообщений людьми не из списка его друзей Сергей запретил в настройках соцсети. Олег, в отличие от своего коллеги, имеет профильное образование – он окончил Российский государственный университет правосудия в Москве по специальности "Юриспруденция". При этом среди собранных следователями материалов об Олеге обращают на себя внимание данные о нарушении им правил дорожного движения: с 2014 по 2018 год на полицейского было составлено 72 (!) протокола о нарушении ПДД. Связаться с Олегом для комментария Радио Свобода также не удалось.

Воронеж, отдел полиции №4:

Привлекали к расследованию дела о пытках пакетом с нашатырем и самих потерпевших, рассказывает Максим Гребенюк. "Мы проходили проверку на детекторе лжи, проходили проверку показаний – нас привезли в тот же отдел полиции, где мы показывали, что и как было. Сергей и Олег в этот момент тоже там были, но они просто находились в отделении и пытались наблюдать за происходящим. Помимо этого, спустя два дня после того, как мы записали видеоролик, юрист в штабе Навального посоветовал нам снять побои, что мы и сделали". В материалах дела, однако, говорится, что удары, нанесенные Гребенюку и Троянскому, "не причинили вреда их здоровью".

Фрагмент из заключения экспертов о побоях, нанесенных полицейскими Сергею Троянскому

Фрагмент из заключения экспертов о побоях, нанесенных полицейскими Сергею Троянскому

В декабре 2018 года оперуполномоченные Сергей и Олег были временно отстранены от работы в полиции, с них была взята подписка о невыезде. Тем не менее, как следует из материалов дела, полицейским на время расследования полностью сохранили денежное довольствие, включая оклад по специальному званию и надбавки за стаж. Единственное, чего пока лишились подозреваемые в материальном плане, как следует из соответствующего распоряжения начальника отдела полиции №4, – это премии за добросовестное выполнение служебных обязанностей.

По словам Максима Гребенюка, он уже не опасается мести со стороны тех, кто надевал на его голову пакет с нашатырем, хотя в первые дни после огласки этой истории молодой человек ходил по улицам, внимательно оглядываясь по сторонам. Теперь он ждет, что пытавшие его полицейские в итоге окажутся в тюрьме:

Хорошие люди там в итоге превращаются в зверей

"Думаю, что благодаря общественному резонансу они не будут мстить. Но, честно скажу, первое время было страшно. Если бы общественный резонанс не сработал – мало ли что у них на уме было, раз они свободно прибегают к пыткам. Неизвестно, чего от них можно было ожидать. Их нужно, безусловно, наказать. Наверное, это должна быть тюрьма. Не знаю, может быть, чтобы показательно было. В этом ОВД, насколько я знаю, это не первый случай пыток, они этим регулярно занимаются. После произошедшего мне писала одна девушка, с ее парнем там сделали то же самое, и много очень писали другие люди о том, что с ними тоже такое было. На самом деле, страшно, когда тебя пытают, и после этого вызывать на себя агрессию с их стороны – тоже страшно. У них там есть какой-то план, по которому нужно раскрывать преступления, и им все равно, какими методами это делать, лишь бы на кого-нибудь повесить. Эта система, как мне кажется, очень сильно меняет людей. Может быть, туда и приходят хорошие, честные люди, но в итоге они превращаются в зверей. Не все, конечно, я думаю, есть и в этих структурах адекватные люди, но лично у меня отношение к полиции конкретно, да и к той же ФСИН очень плохое. Безусловно, там есть хорошие люди, но система, мне кажется, ломает всех".

Адвокат Максима Гребенюка Сергей Локтев, сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права", надеется, что дело о пытках в воронежской полиции будет передано прокурору для утверждения обвинительного заключения уже через несколько недель:

"По факту там, конечно, пытки применялась не к двум, а к большему количеству лиц, но настойчивость и последовательность у нас проявили только Максим Гребенюк и Сергей Троянский. Сейчас такая тенденция, что должностные преступления, которые совершаются сотрудниками силовых ведомств, расследуются достаточно тяжело. Проблемы начинаются, как правило, уже на стадии возбуждения уголовного дела. В нашем случае на удивление какого-то противодействия со стороны следствия не было, дело было очень быстро расследовано. Повлияло ли на это то, что был размещен соответствующий ролик в YouTube? Я полагаю, что да, определенную роль это сыграло. Был некий общественный резонанс, и скорее всего, дело было взято в управлении Следственного комитета по Воронежской области на особый контроль. Наказание, предусмотренные санкции в данной статье ("Превышение должностных полномочий с применением насилия", ст. 286 УК РФ. – Прим. РС) – это реальное лишение свободы. По данной квалификации Уголовный кодекс предусматривает достаточно большой срок – от до 3 до 10 лет. Это тяжкое преступление".

Источник: Радио Свобода
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

22 апреля 2019 в 15:52
За пытки осуждены 3 сотрудников ЕПКТ ФКУ ИК-33 УФСИН по Хакасии: начальнику ЕПКТ Е.Чичину 6 лет лишения свободы, его подчинённым - по 5. Слишком мягко! Осечкин Владимир Валерьевич
19 апреля 2019 в 00:54
Зачем ввели "маски" в ФКУ ИК-6 и почему заключённых собираются подвергнуть пыткам и истязаниям? Зачем в ИК ОСН "Скорпион"? Осечкин Владимир Валерьевич
17 апреля 2019 в 19:43
Второй отдел по расследованию особо важных дел СУ СК проведёт проверку по заявлению Gulagu.net Осечкин Владимир Валерьевич
18 апреля 2019 в 19:21
Следователи и оперативники в день покушения НЕ осматривали место покушения с металлоискателем. Кто и зачем дал киллеру шанс собрать гильзы? Ушаков Борис Павлович
21 апреля 2019 в 01:58
Кто дал одобрение начальнику ФКУ ИК-43 Кемеровской области Ладан А.А. на физическую расправу над осужденным Карповым и почему Генеральная прокуратура РФ спокойно наблюдает как его тихо убивают??? Ушаков Борис Павлович

Мнение