«Пытали просто ради прикола»: освободившийся заключенный рассказал о жизни в ИК-6

Мужчина пожелал остаться неизвестным. Фото: Иван Рейзвих

В минувшие выходные в омской исправительной колонии произошли массовые беспорядки. Вечером 6 октября между двумя группами заключённых разгорелся ожесточенный конфликт, который перерос в массовые волнения. Заключённые вывешивали в окна простыни с надписями «Спасите» и «Помогите», а бунт удалось подавить только 7 октября около 19:00 силами спецназа. В УФСИН заявили, что во время операции не использовали оружие и спецсредства, а осужденных конвоировали с помощью приема «загиб руки за спину».

Фото: Александр Зубов

Корреспондент НГС.ОМСК пообщался с одним из бывших заключенных ИК-6, который освободился за несколько дней до начала бунта. Он заявил о пытках в колонии и рассказал, какие способы поддержания дисциплины использует администрация. Мужчина пожелал сохранить анонимность.

— Чем ты занимался до колонии и как туда попал?

— До колонии у меня была очень неплохая жизнь: я хорошо учился, занимался спортом, попал в футбольную команду Омска. После 18 лет я попал в плохую компанию, и образ жизни в этой компании привёл меня в колонию. Мы сидели в кафе, и произошел конфликт, мужская драка, я нанес тяжкие телесные повреждения, сломал челюсть и оказался под судом.

Видео: Иван Рейзвих

— Очень много ходит разговоров о пытках, избиениях, издевательствах. Расскажи подробнее.

— Я лично видел это всё и кое-что на себе испытывал. Этим занимаются все сотрудники администрации. Даже самые мелкие чины, которые просто должны двери открывать-закрывать. Они бьют резиновыми палками, используют электрошокер просто ради забавы, чтобы перед другими поприкалываться, свести это всё на «ха-ха». Заключенные на это не отвечают. Они знают, что комиссия приедет, сделает замечания, колония закроет на это глаза, а те, кто пожаловался, — им несдобровать. Избивают они так, чтоб не было следов. Давят морально и физически. Изолируют от других осужденных. Это видят другие заключенные и терпят.

Бывают и пытки сексуального характера. Администрация может раздеть несогласного с чем-то осужденного, позвать какого-то опущенного, обиженного, который согласен сотрудничать, и заставить его сделать какое-то действие, чтобы зашкварить нормального. И тот автоматически становится опущенным. С ним ни поздороваться теперь, ни покурить. И так навсегда.

— Расскажи хронологию первого дня, как встречают в колонии?

— Нас привезли в ИК-6. Там стояла администрация, конвой с собаками. Ты выпрыгиваешь из автозака, ставишь тело под углом в 90 градусов, вытягиваешь назад руки, закидываешь на них сумку и бежишь. Становишься лицом к стене и стоишь так минут 30, пока тебя не отметят. Затем в санпропускнике ты становишься звездочкой к стене и кричишь доклад о себе четыре часа подряд. В это время заключенные, сотрудничающие с администрацией, тебя унижают. На тебя орут, унижают, бьют. Они делают то, что боится делать администрация. Тебя могут связать по рукам и ногам, положить на пузо и избивать резиновой дубинкой или деревянной киянкой по ягодицам, пока ты не согласишься что-то подписать, например. И так минимум четыре часа. Приехало 16 человек, и так всех по очереди. Могут открыть туалет, перевернуть вниз головой и окунать тебя в очко. Нет морали. Удар электрошокером — это не пытка даже, это как развлечение у них.

Самые серьезные пытки — это когда заворачивают в матрас и избивают. Синяков не остается, а внутренние органы отбиты. Они могут взять ремень и бить по пяткам, водичку льют на них, чтобы они не сгорели от удара. Так добиваются своих целей.

Потом отправляют в карантин. Это место, где ты находишься, пока готовятся твои документы. Там тебя другие заключенные поднимают в пять утра, и ты весь день, кроме перерывов на еду, стоишь на улице и смотришь вверх. Они кричат тебе: «Смотри, самолётики летят! Ищи на небе конец срока!».

В любую погоду так. Стоишь и учишь правила внутреннего распорядка. С подачи администрации человеку, который им не понравился, могут налить в ботинки воды, и ты вот так стоишь. Я сам приехал туда в феврале и видел такие случаи.

Фото: Александр Зубов

— Какие отношения между заключенными? Есть ли касты?

— Да, есть. Я сам поддерживал это, потому что у обычного человека, осужденного за убийство, наркотики или драку, нет ничего общего с педофилом, который убил и потом насиловал свою дочь. Это понятия. Такие люди унижены, обижены. Они — обслуживающий персонал, самый низкий. Кушают отдельно, живут отдельно. У них отдельная комната для свиданий с родственниками. С ними порядочные осужденные никак не контактируют.

— Какая статья самая популярная сейчас в ИК-6?

— Наркотики. Люди с 1999 года уже сидят. И не один-два, много. Очень много омичей. Узнают друг друга.

Фото: Александр Зубов

— Был недавно бунт в ИК-6. Что-то знаешь о нём?

— Да, от вас и узнал, с сайта. Я был удивлён, что федеральные каналы молчат. Всё, типа, хорошо. Так, как пишут уфсиновские, это всё, конечно… Типа, четыре КАМАЗа ОМОНа заехало, и бунт разошёлся. Не применяли спецсредства. Всё миром. Вы представляете, какие люди должны быть, раз они решились на бунт. Там такое ожесточение должно быть. Я знаю, о чём говорю. Там наверняка было мясо и били всех. Этот бунт затевался давно. Отношение у всех…сраное. Простите.

Администрация будто сама всё ужесточает. Всё нужно делать через «разрешите». Раньше была свобода перемещения. Можно было в барак соседний в гости сходить. А сейчас ты покупаешь за деньги поход в спортзал, а тебя ещё и не пускают туда, провоцируют. Им нужно, чтобы ты сорвался. С тебя возьмут объяснительную. У них на это тоже планы есть.

— Знаешь, что требовали зачинщики бунта?

— Вроде как телефоны и свободу перемещения. Такие требования вполне могли быть.

— Ты знаешь кого-то из известных омичей, кто сидит в ИК-6?

— Это администрация города Омска. Мошенники, взятки. Такие, как Дубин Илья, министром был (речь идёт об экс-директоре департамента образования. — Прим. ред.). Глава Знаменского района Тюфягин еще какой-то был, тоже какой-то глава (на самом деле, бывший глава Саргатского района. — Прим. ред.). К ним совсем другое отношение. Они на хорошем счету, проблем с администрацией нет, свободное перемещение. Они все типа работают, на хороших должностях. Ходят в норковых шапках, в сапогах хороших. Они могут сами себе выбрать отряд.

Фото: Александр Зубов

— А как дела обстоят со свиданиями?

— По закону тебе положено три свидания в год и четыре передачки. Но если ты получишь привилегии, то тебя переведут на облегченные условия содержания, а там уже свидания раз в два месяца и раз в полтора месяца передачки. Это можно купить от 5000 до 150 000 рублей. Свидание — это ценность.

Источник: ngs55.ru
Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

13 декабря 2018 в 14:49
Г-н Гнедов, зачем ГОУ ФСИН привлекает т.н. "воров" для давления на эксперта Gulagu.net Бориса Ушакова? Осечкин Владимир Валерьевич
10 декабря 2018 в 18:17
Руководство СУ СК РФ по Кемеровской области, прикрывая свои преступления и своих подчинённых, игнорируют указания Генеральной и областной прокуратуры с целью уйти от ответственности... Ушаков Борис Павлович
14 декабря 2018 в 13:02
Ссылка на просмотр в режиме онлайн пресс-конференции о пытках в России Осечкин Владимир Валерьевич
10 декабря 2018 в 16:32
Чумаков, МинЮст, недостоверные декларации, признаки коррупции и минус более 10,000,000 рублей из бюджета РФ. Норм? Осечкин Владимир Валерьевич
10 декабря 2018 в 03:44
Центральный аппарат СК России в очередной раз отменил отказы в возбуждении уголовных дел в отношении пособников бандитов и убийц Мальцева Светлана Владимировна

Мнение