«Это место называют новым ГУЛАГом». Из сибирских колоний все чаще бегут заключенные. Они боятся пыток тюремщиков

Фото: Леонид Щеглов / ТАСС

За последние две недели из колоний Красноярского края сбежали уже пять заключенных. Тюремщики устроили настоящую охоту на беглецов: троих уже поймали, двое все еще в бегах. Удивляет в этой истории то, что зэки, осужденные за кражи, угоны и грабежи, убегали из колоний-поселений, которые отличаются сравнительно мягким режимом. Сотрудники ФСИН говорят, что все происходящее — не более чем случайность; однако, по мнению правозащитников, сидельцы пускаются в бега из-за насилия со стороны администрации. «Лента.ру» выясняла, почему не сидится красноярским арестантам.

Трио из Миндерла

30 июня из колонии-поселения ИК-16 в поселке Миндерла (Красноярский край) сбежали три арестанта: 23-летний Вячеслав Стецик, 29-летний Валерий Бойко и 43-летний Сергей Жилин. Стецик и Бойко были приговорены к пяти годам ограничения свободы каждый за угон автомобилей, Жилин — к четырем годам за кражу. Впрочем, последний из троицы, пожалуй, был самым опасным: ранее он был судим за тяжкие преступления, в том числе убийство и изнасилование.

По факту произошедшего сразу же завели уголовное дело по статье 313 УК РФ («Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи»): по ней каждому из беглецов дополнительно светит до пяти лет лишения свободы. Кроме того, каждый из них должен будет вернуть государству деньги, потраченные на их поиск.

Уже две недели спустя, 11 июля, двоих беглецов поймали: Стецик оказался в Красноярске, Бойко — в Челябинске. Что до Жилина, то его поиск продолжается до сих пор, а за информацию о местонахождении объявлена награда в 30 тысяч рублей. На его задержание ориентированны оперативники всех регионов России, включая Калининград.

Слева направо: заключенные Сергей Жилин, Валерий Бойко и Вячеслав Стецик

Слева направо: заключенные Сергей Жилин, Валерий Бойко и Вячеслав Стецик. Фото: Федеральная служба исполнения наказаний

Попросился обратно

В то время пока тюремщики сбивались с ног в поисках троицы из Миндерлы, за 314 километров оттуда, в городе Минусинск (Красноярский край) из колонии-поселения ИК-38 сбежал 30-летний заключенный Максим Бородулин. За грабеж и разбой он был приговорен к шести годам лишения свободы. Его отсутствие обнаружили во время дневной проверки на территории колонии-поселения.

За информацию о местонахождении Бородулина в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) пообещали вознаграждение. Как оказалось, тюремщики поторопились: зэк сбежал 5 июля, а уже 6 июля сам сдался властям.

«Осужденный Бородулин, самовольно покинувший КП-33 ОИК-38, задержан. В Минусинске он возле одного из магазинов подошел к сотруднику ЛИУ-32 ОИК-38 и попросил сообщить в колонию-поселение о своем местонахождении», — пояснили в пресс-службе регионального управления ФСИН.

На место прибыли сотрудники разыскной группы управления ФСИН России по Красноярскому краю, которые доставили нарушителя в исправительное учреждение. На этом история с побегом Бородулина была закончена.

Заключенный Максим Бородулин

Заключенный Максим Бородулин. Фото: Федеральная служба исполнения наказаний

Пятый пошел

Меньше чем через неделю после событий в Минусинске местная ИК-38 опять была на ушах: 13 июля оттуда исчез осужденный Эдуард Козлов: свой срок в 3,5 года он отбывал по статье 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Сотрудники колонии обнаружили отсутствие Козлова во время дневной проверки, и распространили приметы беглеца:

«Рост 170 см, телосложение среднее, тип лица европейский, лоб высокий, брови дугообразные, нос искривлен, рот средний, губы средние, подбородок овальный, глаза карие, волосы темно-русые. Послеоперационный шрам на животе 25 сантиметров. На груди и спине — татуировки с изображениями кельтских узоров, на правом плече — девушка, на левом плече — икона, на левом предплечье — корабль, на правом колене — восьмиконечная звезда».

За информацию о том, где находится Козлов, объявлена награда в 30 тысяч рублей. Таким образом, сейчас тюремщики охотятся за ним и Сергеем Жилиным; учитывая последнюю тенденцию к побегам, нет никакой гарантии, что работы им в ближайшее время не прибавится. Впрочем, по словам и.о. начальника регионального управления ФСИН Виталия Васильева, на деле никакой тенденции нет, а все происходящее — лишь стечение обстоятельств.

Фото: Андрей Луковский / «Коммерсантъ»

Простая случайность

«Большинство заключенных, решивших совершить побег, не представляют серьезной опасности. То, что это произошло за короткий период, — стечение обстоятельств. У нас нет увеличения побегов и нет увеличения проблем», — заявил 16 июля Виталий Васильев.

Он напомнил, что отбывающие наказание в колониях-поселениях свободно передвигаются по территории муниципального образования, где находится учреждение. При этом такие зэки не охраняются конвоем и носят гражданскую одежду.

«Большая часть побегов из колоний-поселений совершается, в основном, по семейным обстоятельствам. Причину, которая движет заключенными при совершении самовольного ухода, можно назвать "соскучился по дому"», — отметил Васильев.

По фактам пяти побегов 18 сотрудников ведомства были привлечены к дисциплинарной ответственности, некоторые лишены премии. В поисках последнего на данный момент беглеца, Эдуарда Козлова, задействованы 344 человека и 26 автомобилей — и это не считая помощи местных жителей.

«Люди звонят, помогают искать, по одному из последних побегов могу сказать, что достоверную информацию о местонахождении одного из беглецов нам сообщил один из жителей края, которому будет вручено вознаграждение в размере 30 тысяч рублей», — объяснил Виталий Васильев. По его словам, в Красноярском крае не было ни одного случая, когда бы сбежавшего осужденного не задержали.

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Особое мнение

Между тем правозащитники не согласны с тем, что несколько побегов подряд в Красноярском крае — простая случайность. По словам руководителя портала Gulagu.net Владимира Осечкина, до 2015 года главное управление ФСИН России по Красноярскому краю возглавлял Владимир Шаешников. По данным из закрытых источников, именно в этот период времени в исправительных учреждениях Красноярского края были организованы «пресс-хаты» (о том, что представляет из себя это явление, «Лента.ру» подробно рассказывала в отдельном материале).

«В эти "пресс-хаты" завозили всех неугодных лиц со всех регионов России, в том числе и из Москвы. Путем избиения, пыток, морального и психологического давления, добивались от них необходимых показаний, признаний и, конечно же, многозначных сумм. Это могли быть и "воровские авторитеты", и крупные предприниматели. Становится понятным, почему это место называют новым ГУЛАГом России», — объясняет Осечкин в беседе с «Лентой.ру».

По словам собеседника «Ленты.ру», сегодня в Красноярском крае действует организованное преступное сообщество (ОПС), куда входят нечистые на руку сотрудники регионального управления ФСИН и Главного промышленно-строительного управления тюремного ведомства

Осечкин утверждает: красноярская ОПС при поддержке влиятельных покровителей из Москвы ежегодно похищает сотни миллионов рублей, эксплуатирует осужденных как рабов, а также подкупает любые проверки и комиссии. В исправительных учреждениях региона к заключенным нередко применяется насилие, многие из них находятся в тяжелых условиях, а потому порой и идут на побеги. И пока тюремщики утверждают, что бегут в Красноярском крае исключительно из тоски по дому, правозащитники в ближайшее время намерены доказать, что за этой тенденцией скрываются куда более серьезные вещи.

Источник: Лента.ru
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

3 комментария

Астра Лир Астра Лир
21 июля 2018 в 11:36

Я просила перевести моего мужа поближе к дому, в колонию Красноярска, но теперь и не знаю, что в этой жизни - лучше? И вообще, есть ли что-то хорошее (законное и гуманное), в выстроенной в России системе, а вернее, в режиме?

Галан Виктория Галан Виктория
20 июля 2018 в 11:51

Надо же, как все бежавшие заключённые одновременно и массово "Соскучились по дому". У них хоть дом то есть вообще, по которому они могли бы заскучать? Люди освобождаются и им идти некуда, дом и семья отсутствуют, кругом дикие цены, они вон машины угоняют и назад в тюрьму. Я была свидетелем административного процесса, где освободившийся заключённый просил судью дать ему 15 суток ареста, я говорит замёрз на улице холодно и очень хочу есть, там меня хоть покормят и я высплюсь нормально.

ШаЕшникову приготовиться!

И пока не поздно, раскаяться и все-все денежки в бюджет вернуть. Мой первый и последний совет.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение