Что сказал Макрон Путину: от дела Сенцова до Достоевского

Эмманюэль Макрон на саммите в Санкт-Петербурге, 25 мая 2018.Фото: REUTERS/Sergei Karpukhin

24 мая, в первый день своего визита в Санкт-Петербург, президент Франции Эмманюэль Макрон провел многочасовые переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Вечером в Константиновском дворце, в Стрельне, главы государств дали часовую пресс-конференцию, рассказав о результатах затянувшейся беседы. Связь России и Европы, их взаимное непонимание и диалог, сила Москвы и ее обязанности, дело Сенцова и Серебренникова, война в Сирии и Достоевский — RFI выбрало цитаты из выступления президента Макрона.

Макрон назвал переговоры «крайне прямыми и откровенными». По словам французского лидера, они затянулись дольше намеченного срока, поскольку были «плодотворными». В начале пресс-конференции французский лидер напомнил Путину об общей истории и связи России с Европой.

О России и Европе: «мы летали в одном небе»

Эмманюэль Макрон: «Мы провели переговоры с глазу на глаз, а затем в расширенном составе. Эти переговоры, как всегда бывает между нами, предельно прямыми и откровенными. Переговоры, я отметил бы, были более продолжительными, чем предполагалось, поскольку были плодотворными и позволили нам провести углубленный обмен мнениями о нашем видении истории и наших обязанностях в современном мире. Год назад мы вместе в Версале открывали выставку, посвященную путешествию Петра Великого во Францию при Людовике XV. И вот сегодня мы встречаемся в его (Петра I — RFI) городе, который имеет прямое отношение к этой истории, в Санкт-Петербурге, который Петр задумал как „окно в Европу“, в который он пригласил большое число людей искусства и науки своего времени (как потом делала и Екатерина II). Этот город напоминает нам о том, что глубоко нас связывает. Поэтому, когда в 1966 году генерал де Голль решил произнести важную речь и сделать значимый политический жест, он выбрал Петербург, чтобы отдать честь героическому сопротивлению советских солдат и мирных жителей, осажденных гитлеровской армией. В пятницу я посещу мемориал, чтобы отдать дань памяти солдатам, жителям — всем жертвам осады Ленинграда во время Второй мировой войны. У эскадрильи „Нормандия-Неман“ был девиз, который мы вспоминаем, когда думаем об этих моментах истории: „мы летали в одном небе“».

«Непонимание» и диалог

В условиях растущей конфронтации между Россией и западом президент Франции четко обозначил необходимость диалога с Москвой, при всех разногласиях сторон и даже «непонимании».

Эмманюэль Макрон: «Я очень ясно сознаю непонимание, которое могло существовать и возникнуть между нами. Отчасти это непонимание, эти расхождения — я бы даже сказал, основная их часть — не могут вменяться нам в вину, но они (непонимание, расхождения — RFI) существуют. К ним необходимо возвращаться, мы знаем проблемы. Но я хотел бы, чтобы мы смогли вместе продвинуться вперед».

О силе России и ее обязанностях

На пресс-конференции с Путиным Эмманюэль Макрон пытался напомнить «вставшей с колен» России о том, что большая сила — в идеале — предполагает и большую ответственность.

Эмманюэль Макрон: «Я уважаю усилившуюся роль России в регионе и в мире, в частности, на Ближнем Востоке. Но эта роль предполагает дополнительные обязанности. Я знаю, что президент Путин понимает это. В то же время — и президент это знает — я ожидаю, что Россия будет уважать наши интересы, наш суверенитет, суверенитет наших европейских партнеров, с которыми наша солидарность всегда будет безупречной. Об этом мы тоже говорили, и мы можем двигаться вперед. В целом нам сегодня необходимо — с учетом нашей истории, сегодняшнего момента и правил, которые мы установили, с учетом наших интересов — продолжать выстраивать взаимное доверие. Мне хотелось бы, чтобы Россия поняла, что Франция является ее заслуживающим доверия, открытым и надежным европейским партнером. Я предложил президенту Путину начать работу по определению этой „сильной многополярности”, которая позволит нам заложить основы современного мирового порядка. Многополярности, которая не была бы пустышкой идеологических столкновений, но давала бы результаты и конкретные решения. Это в интересах наших стран, и, думаю, это то, что нами движет».

Политика Франции в Сирии и договор с Россией

Конкретным результатом переговоров можно считать дипломатическую договоренность по Сирии, о которой объявили президенты. Макрон счел нужным напомнить изменение позиции Парижа в сирийском конфликте.

Эмманюэль Макрон: «В Сирии усиление напряженности между Ираном и Израилем выявляет риск масштабной эскалации. Настал момент усадить за стол переговоров все державы, которых затрагивает сирийский кризис, для достижения политического урегулирования конфликта. Президент Путин сказал об этом: сегодня есть два формата для переговоров. Астанинский формат и формат „малой группы“ (США, Франция, Великобритания, Франция, Иордания и Саудовская Аравия — RFI), которую мы создали несколько месяцев назад. Эти форматы дополняют друг друга. По сирийскому вопросу я всегда высказывался ясно: наш приоритет — искоренение терроризма и борьба с исламистским терроризмом. Даже если мы заняли очень ясную позицию в отношении Башара Асада и его политики, французская политика не состоит в том, чтобы извне проводить какую-либо смену режима. С мая 2017 года это не наша политика. Она состоит в том, чтобы выстроить инклюзивное политическое решение, разработать конституционные рамки, которые позволят всему сирийскому народу (в том числе сирийцам, которые стали беженцами) проголосовать и выбрать свое правительство. В этом конечная цель нашей политики. Наши переговоры по этому вопросу были очень полезными. Мы выступили, как уже сказал президент Путин, за создание координационного механизма Астанинской группы и „малой группы“. Для меня это большой прогресс в сирийском досье. У нас могут быть разные предпочтения, но у нас общая воля к стабилизации, одинаковое уважение суверенитета народа, одинаковое желание найти решение проблемы. Наши команды создадут этот координационный механизм в ближайшие недели. Его цель — график параллельных, но общих переговоров в рамках двух групп, а также совместная работа над согласованием общих позиций, которые позволят, я надеюсь, найти политическое решение. Я очень верю в эту возможность, о которой говорю уже многие месяцы, и я очень доволен прогрессом в наших переговорах».

Об Олеге Сенцове и Кирилле Серебренникове

Президент Эмманюэль Макрон сообщил, что обсуждал с Путиным проблему прав человека, а также дела Олега Сенцова и Кирилла Серебренникова. Оба этих дела имеют широкий резонанс в Европе и Франции. Крымчанин и украинский гражданин, режиссер Олег Сенцов отбывает в России 20-летний срок и недавно объявил бессрочную голодовку, требуя освобождения украинских политзаключенных из тюрем РФ. Путин ограничился напоминанием о том, что Сенцова обвинили в терроризме, после чего перешел к делу арестованного в Украине главы РИА Новости-Украина Кирилла Вышинского.

Эмманюэль Макрон: «Мы упомянули тему прав человека в ходе переговоров и затронули два упомянутых вами случая — Олега Сенцова и Кирилла Серебренникова, вокруг дела которого мобилизуется наше общество. Я хотел бы отметить важный пункт. Я вас не обманывал, президент, говоря, что эти две темы очень чувствительно воспринимаются в нашей стране, поскольку их считает очень важными наше интеллектуальное и артистическое сообщество. Я хотел бы, чтобы мы с пользой могли бы продолжать наш обмен по этим темам. В таких вопросах я всегда придерживаюсь одной линии — эффективности. Я хотел бы, чтобы при каждом разговоре с президентом (Путиным) мы могли бы — по возможности — находить конкретные решения для улучшения ситуации. Российский президент только что представил свои аргументы. Я не отвечаю за правосудие в этой стране, но я отвечаю за этот прямой и откровенный диалог и надеюсь, что мы сможем продвинуться в решении этих вопросов».

О примирении противоречий по Достоевскому и независимой Франции

В своем выступлении на совместной пресс-конференции президент Макрон призвал на помощь Достоевского, чтобы убедить Путина в необходимости диалога, примирения и соблюдения общих правил.

Эмманюэль Макрон: «Я уверен в том, что наши страны предназначены и заинтересованы в том, чтобы определить, используя выражение Достоевского из его речи о Пушкине, „настоящую почву для примирения всех европейских противоречий”. Именно об этом идет речь, если мы говорим об отношениях наших двух стран. Нам необходимо преодолеть все европейские противоречия, которые есть в наших народах. Мы умеем, умели в прошлом и сумеем в будущем, создавать настоящую почву для примирения. Наше историческое партнерство продолжается, и оно сильно. Общим у Франции и России является то, что они унаследовали от завоеваний предков, — особое место, место постоянных членов Совет безопасности ООН. Это особое место накладывает на нас обязательства (и об этом мы говорили с президентом Путиным). Обязывает нас потому, что сегодня, я думаю, у нас нет другого выбора, кроме того, чтобы верить и отстаивать то, что я недавно назвал „сильной многополярностью”. Это „грамматика” наших международных отношений, которая основана на сотрудничестве, на правилах, которые мы установили и хотим соблюдать. Но эти правила не должны быть пустыми словами для самых слабых — для тех, кто не может заставить других эти правила соблюдать. Эта наша ответственность подразумевает постоянный диалог и независимость. И президент Путин это знает: внешняя политика Франции под моим руководством полностью независима. Мы ни под кого не подстраиваемся, принимаем решения самостоятельно и в своих интересах. Мы верим в единую Европу и следим за тем, чтобы ее решения соблюдались с учетом интересов наших европейских партнеров. Наш диалог с Россией — часть нашей независимости. Так же, как наша принадлежность к демократической и суверенной Европе, как и наши отношения с нашими союзниками США. Это все — составные части той сильной многополярности, о которой я говорил. Мы разговариваем со всеми — и это признак нашей независимости. Мы делаем это прямо и откровенно. В этом залог нашей надежности».

Источник: RFI
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение