Открытое письмо И.Н.Шайкова - директору ФСИН Г.А.Корниенко

«Чего хочу? с какою целью
Открою душу вам свою?
Какому злобному веселью,
Быть может, повод подаю!»
А.С.Пушкин.

 

О радиостанциях во ФСИН и не только

(открытое письмо Директору и другим руководителям ФСИН России)

 

СК РФ расследует уголовное дело о закупке ФСИН России в 2014-2015 годах носимых радиостанций. Из сообщений СМИ (Известия, 08.02.2018) известно, что дело возбуждено в отношении поставщика – ЗАО «Т-Хелпер» и неустановленных должностных лиц ФКУ «ГЦИТОиС» ФСИН России по факту поставки радиостанций «заведомо ненадлежащего качества».

Странно то, что поставка тех же радиостанций в 2013 году (до периода работы И.Н.Шайкова и его команды) не вызвала вопросов правоохранительных органов, так же, как и закупка не соответствующих нормативным документам радиостанций «Парус» в 2016-2017 годах (после увольнения И.Н.Шайкова).

Интерес следствия вызвал лишь период работы Шайкова - радиостанции, закупленные в 2014 и 2015 году, а также закупленные в тот же период персональные компьютеры в защищенном исполнении.

По компьютерам, в соответствии с информацией из служебной переписки Главного центра и УИТИОСВ, а также материалов прокурорской проверки,  также, как и с радиостанциями, схема обвинений аналогична и одинаково абсурдна – якобы «невозможность использования их по назначению».

Такая избирательность и, вместе с тем, шаблонность в работе правоохранительных органов наводит на мысль, что возбужденные уголовные дела – месть за нежелание Шайкова и его профессиональных подчиненных реализовывать принятые кем-то неверные и вредные управленческие решения.

Основанием для написания данного текста явились некоторые документы, касающиеся планов закупки радиостанций во ФСИН в 2012-2013 годах. Изучение этих документов «сложило пазл» и сделало возможным прийти к некоторым новым выводам, о которых позднее.

 

I. Закупка радиостанций в 2014-2015 годах

Как уже неоднократно отмечалось, единственным ведомственным документом ФСИН по организации связи является «Наставление по связи в уголовно-исполнительной системе», введённое приказом Минюста 2007 года №123.

В справке 2013 года по вопросу типажа используемых во ФСИН радиостанций был указан модельный ряд используемых радиостанций: «в территориальных органах ФСИН России используются носимые, мобильные, стационарные радиостанции таких марок, как «Такт», «Корсар», «Эрика», «Motorola», «Icom», «Vertex», «Kenwood», «Standard», «Yaesu».

Одновременно, были констатированы следующие замечания к системе радиосвязи, построенной на разнотипном и несовместимом оборудовании: «При проведении совместных мероприятий по взаимодействию между силовыми структурами Российской Федерации по ОВЧ/УВЧ радиосетям, взаимодействие практически отсутствует, так как данные радиостанции имеют различный частотный диапазон, различные устройства преобразования речи (далее – УПР) либо без таковых, различные виды разъёмов для гарнитуры, что крайне усложняет использование радиофицированных шлемов и подшлемных радиогарнитур для спецназа

Данные фрагменты текста являются констатацией двух фактов в их совместном проявлении по состоянию на начало 2014 года:

а) во ФСИН отсутствовала единая техническая политика при построении системы связи, то есть игнорировались требования «Наставления…» - п.п.11.3, 12.1, 41.1. Нарушитель – бывший руководитель УИТИОСВ Ю.М.Баринов, как руководитель сначала прообраза, а затем уже и существующего Управления.

б) терорганами систематически нарушался п.179.1 «Наставления…», который запрещает закупку средств связи, характеристики которых не согласованы с Управлением (которое, в свою очередь, вновь названо в качестве разработчика технической концепции системы связи УИС, руководителя и координатора ее строительства).

Подобное состояние дел потенциально было способно привести к многим негативным последствиям, главные из которых:

-нарушения в области безопасности связи – появление технических каналов утечки информации;

-нанесение ущерба обороне/безопасности государства и системе управления.

Таким образом, в области организации связи и, в частности, радиосвязи, во ФСИН необходимо было наводить порядок.

Для минимизации вреда от бездействия Ю.М.Баринова, Главным центром (как центральным узлом связи, также отвечающим за состояние системы связи), за основу при разработке технического задания на рации в 2014 году был взят уже заключенный ФСИН государственный контракт, так как в рамках ГОЗ-2013 также поставлялись носимые радиостанции этих диапазонов.

Пара контрактов 2014 года заключалась от имени ФСИН:

- контрактной службой ФСИН разрабатывался проект аукционной документации (проект ТЗ как составная часть документации разрабатывался специалистами Главного центра);

- проект документации в установленном порядке согласовывался со всеми управлениями и службами ФСИН (то есть вышел за пределы Главного центра, хотя только его должностных лиц ищут в рамках возбужденного уголовного дела, как следует из сообщений СМИ);

- ФСИН проводились аукционы, заключались контракты;

- проводилась проверка одного комплекта на соответствие требованиям ТЗ (комиссия ФСИН, в состав которой входили в том числе сотрудники Главного центра);

- в определенный контрактом срок осуществлялась приемка всей партии;

- ФСИН осуществляла оплату по контракту.

Таким образом, вопросы, адресуемые должностным лицам Главного центра, должны быть адресованы всем специалистам контрактной службы ФСИН и тем, кто аукционные документации на поставку радиостанций в 2014 году согласовывал и утверждал. Должностные лица Главного центра предлагали только проект технического задания, который рассматривали все остальные должностные лица ФСИН, причастные к закупке. У каждого из должностных лиц ФСИН была возможность вернуть проект ТЗ на доработку, указав на недостатки или неправильные в принципе формулировки. Контрактная служба ФСИН должна была отследить критически важные моменты аукционной документации (как в целом, так и ее составной части – технического задания), тем более, что в ее составе был дипломированный инженер, шифровальщик, специалист по защите информации – С.Е.Толстов. Этот представитель Главного центра обязан был иметь хотя бы элементарные представления о том, что такое безопасность связи и какими документами она регламентируется.

 

Статья в Известиях от 20.02.18 поначалу наводила на мысль, что возня вокруг радиостанций – конкурентная война между продавцами, так как в статье приводились выдержки из запросов на разъяснение аукционной документации, однако, позже стало ясно, что, скорее всего, причина в другом.

ТЗ 2014 года отличается от аналогичного ТЗ 2013 года принципиально только требованием иметь в составе документации на радиостанции, помимо экспертного заключения ГКРЧ, еще и Акт ведомственной комиссии МВД на поставляемую радиостанцию.

В соответствии с п.7 «Наставления…», при организации связи необходимо обеспечивать надежность связи в том числе путем проведения мероприятий по защите радио и радиорелейной связи от радиопомех и по их электромагнитной совместимости, а также обеспечивать скрытность связи путем применения аппаратуры засекречивания (шифрования) и маскирования речи (также см. п.45.1 «Наставления…»), а также проведением работ по защите связи с учетом специальных требований.

Представление экспертного заключения ФГУП «ГРЧЦ» на поставляемые радиостанции, указанное в ТЗ как необходимый документ (помимо того, что это заключение предусмотрено рядом федеральных нормативно-правовых актов), являлось для госзаказчика гарантией того, что вопросы ЭМС в самой радиостанции решены на этапе разработки и производства и сама радиостанция при грамотной эксплуатации не будет оказывать негативного влияния на работу РЭС, включенных в контур решения задач обеспечения безопасности страны и системы управления государством.

Наличие этого документа у победителя аукциона – ЗАО «Т-Хелпер» очевидно, было его конкурентным преимуществом перед иными потенциальными поставщиками. А кто им – иным потенциальным поставщикам - мешал исполнить обязанность, возложенную Законом «О связи» и рядом иных подзаконных актов и получить такое разрешение? Ведь мы (Российская Федерация, правопреемник СССР) построили рынок, не так ли, мы стремились к организации предпринимательской деятельности, мы записали в свой Гражданский кодекс, что это – деятельность на свой страх и риск. Так какие тогда вопросы к должностным лицам Главного центра в период его руководства И.Н.Шайковым, буквально выполнившим предписания законодательной и исполнительной ветвей власти Российской Федерации?!

С целью обеспечить требование к скрытности связи, в п.20 ТЗ было упоминание (как и в 2013 году) о возможности работы радиостанции в режиме маскирования речевой информации с устройствами преобразования речи 04ХК200 (то самое шифрование и маскирование речи, о котором говорится в п.7, п.45.1 «Наставления…») для взаимодействия с подразделениями МВД России.

О необходимости взаимодействия системы связи ФСИН с министерствами и ведомствами (в основном, с МВД), упоминается в пунктах  10, 12.2, 21.2, 44.2, 45, 45.1, 57, 64, 69, 69.1 «Наставления…».

В уважающих себя ведомствах (Минобороны, МВД) существует система принятия образцов техники на вооружение (снабжение). Результатом работы по принятию техники на снабжение в указанных ведомствах являются соответствующие приказы или акты. Во ФСИН такой системы принятия на снабжение техники и вооружения не существует. О попытке подменить такие приказы так называемыми «программами испытаний» скажу позже.

Доказательством того, что поставляемые радиостанции действительно способны работать в сетях радиосвязи, в том числе в режиме маскирования речевой информации с устройствами преобразования речи 04ХК200 МВД, является акт ведомственной комиссии МВД, которое (МВД, в отличие от ФСИН) проводит серьезные испытания закупаемой техники, организуя для этого полноценные НИР и ОКР.

Фактически, заказчик требовал от поставщика такую радиостанцию, которая стоит на снабжении в МВД. ФСИН, правоохранительное по сути ведомство, имел на это право и не нарушил предъявлением указанного требования ни одного нормативного акта. Наличие ведомственного акта МВД было для ФСИН - госзаказчика гарантией того, что поставляемые радиостанции будут способны обеспечить работу в соответствии с требованиями ведомственного приказа ФСИН.

Наличие затребованных госзаказчиком документов совместно с поставляемыми радиостанциями в принципе освобождало заказчика от проведения натурного эксперимента по проверке некоторых позиций технических характеристик радиостанций, так как именно при документальной, а не натурной проверке ряда параметров на основе изучения двух представленных документов (экспертного заключения ФГУП ГРЧЦ и ведомственного Акта МВД) делается вывод о соответствии/не соответствии радиостанции требованиям ТЗ.

Отсутствие необходимости проводить натурные испытания освобождало заказчика также и от закупки некоего специального (помимо своего стандартного) оборудования, необходимого для ОТК предприятия-изготовителя и излишнего для госзаказчика (решающего иные задачи) и позволяло реализовать методику проверки радиостанций при приемке, заключающуюся в сочетании инструментальных и документальных методов контроля.

Без наличия у радиостанций возможности использовать устройство преобразования речи и модем системы передачи данных (п.11.2 «Наставления…») реализация построения систем связи и управления, описанная в «Наставлении…» была бы невозможна, чем были бы серьезно ограничены управленческие возможности начальников терорганов, ответственных за построение своих систем связи.

Таким образом, при подготовке ТЗ в 2014-2015 годах не было никакого ограничения конкуренции - процедуры аукционов, сам факт их открытого проведения, и их результаты, заключенные и исполненные государственные контракты (никем не отмененные), это подтверждают. Это также подтверждается материалами, размещенными пресс-службой ФСИН не ее официальном сайте.

На сайте ФСИН 14 марта сего года размещен фотоотчет визита Председателя Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека М.Федотова в СИЗО-5 УФСИН по г.Москве.

На фотографиях, сопровождающих текст, видно, что начальник СИЗО не расстается с радиостанцией – ни в рабочем кабинете, ни на территории изолятора. Тип антенны и внешний вид корпуса позволяют уверенно опознать в этом устройстве радиостанцию типа «Такт» сотого (146-174 МГц) диапазона.

По указанной ниже ссылке размещен видеоролик о конвойных подразделениях ФСИН, снятый ко дню конвойной службы. В его хронометраже с 1 минуты до 1’30” видно, что в помещении дежурной службы используются радиостанции «Такт».

https://m.youtube.com/watch?v=NDW-w7_7gwM

Указанные видео и фотоматериалы лучше заказных оговоров или неквалифицированно проведенных проверок свидетельствуют о том, что поставленные в 2014-2015 годах радиостанции требованиям нормативных актов соответствуют, поставлены, работают, рекламационная работа и гарантийный ремонт в случае необходимости проводились.

В любом случае, должностные лица госзаказчика при разработке ТЗ, определении технического облика и характеристик заказываемых радиостанций и в процессе экспертизы одного комплекта радиостанции действовали в пределах требований ведомственного нормативного акта и нормативных актов в области радиосвязи федерального уровня, ни в чем своих полномочий не превысив.

Но, тем не менее, кто-то из ФСИН сработал «экспертом», консультируя оперативников, собиравших материал для сочинения на заданную тему, результатом которого стали возбужденные уголовные дела.

 

II. Документы о внедрении цифровой радиосвязи во ФСИН.

У Баринова в кабинете летом 2014 года лежал рекламный буклет одного из производителей цифровых радиостанций. Цифровые радиостанции этого производителя усиленно продвигал также сотрудник отдела организации связи Главного центра Романов.

Не будучи специалистом надлежащего уровня, Романов являлся консультантом Баринова и нынешнего начальника Главного центра Толстова (а также оперативников УСБ ФСИН) по вопросам радиосвязи. А.С.Сергеев, занимаясь вопросами радиосвязи и иных радиоэлектронных систем, внедренных во ФСИН, вообще не был профильным специалистом, имея образование кадастрового инженера, поэтому Романов, формально имеющий околосвязную подготовку (но гораздо важнее были его контакты в УСБ ФСИН И ФСБ), был для Баринова и Сергеева техническим авторитетом.

Вредность идеи закупки цифровых раций заключалась в том, что при отсутствии во ФСИН инфраструктуры для их эксплуатации, дорогостоящие цифровые рации должны были использоваться как аналоговые. При этом определенное гособоронзаказом к закупке потребное количество радиостанций не могло быть приобретено, если бы покупались рации в цифровом исполнении.

Цифровизация сама по себе – штука хорошая, но в 2012, да и в 2015 (и сегодня, учитывая, что с 2015 ничего не делали, только разваливали сделанное) ФСИН не имеет инфраструктуры для ее внедрения, не имеет пакета руководящих документов и не может себе позволить тратить государственные деньги на красивые доклады о якобы пользе сделанного, за которыми – реальный вред.

Обратив внимание на документы (приложения 1-5), можно понять, что история с цифровыми рациями началась не в 2014 году в кабинете Баринова. Как видно из письма в Брянский УФСИН, датированного 2012 годом, и программы испытаний, в утверждающей шапке которой должна быть подпись Н.П.Криволапова, решения о проведении испытаний принимали два заместителя директора ФСИН. Но с чьей подачи они это делали? На письме в Брянск видно, кто готовил проект этого письма, и это тот же Романов.

Анализ, с позволения сказать, «программы испытаний», вызывает чувство неловкости за уровень подготовки людей, которые писали эти буквы, придавали этой абракадабре вид солидного служебного документа и подавали его на подпись своим начальникам – непосредственным и прямым, вплоть до заместителей директора ФСИН. На главное действие (достать плеть и с помощью ее и какой-то матери разогнать всех к этому причастных подальше от государственной службы) я уже не имею полномочий.

Сказать о том, что это неграмотный документ – ничего не сказать. Но, по порядку.

Что такое КПАСС (хотя бы по мнению его разработчика), какие задачи для ФСИН он должен решать, каков состав этого комплекса – в программе не определено.

«Проводить испытания силами производителей и сотрудниками ФСИН…» (не написано конкретно – «силами сотрудников ФСИН», что на практике всегда приводит к тому, что сотрудники при сем присутствуют, и все. Кто испытания проводит – ФСИН, или на деньги ФСИН коммерческие структуры? Что, нет сотрудников, способных разобраться и самостоятельно исполнить свой долг, или «все украдено до нас» и уже нет смысла напрягаться и привлекать своих инженеров? То, что их нет, этих инженеров, я знаю, но это другая история, они обязаны быть.

По сути, коррупционная закладка? На мой взгляд, безусловно.

Но это еще цветочки. Смотрим пункт 8 – «Процедура испытаний», читаем в первом абзаце: «В связи с тем, что испытывается оборудование различных производителей, разработать  типовые методики испытаний не представляется возможным».

Здесь два вопроса. Первый. Если испытывается комплекс – заявленный «КПАСС», то о каких «различных производителях» может идти речь? Значит, это надерганное отовсюду разнородное оборудование, подающееся руководству ФСИН как некий комплекс.

Второй. Это для кого не представляется возможным разработать типовые методики испытаний? Почему-то Волгоградский филиал ГЦИТОиС, проводящий массу различных испытаний уже много лет, способен разрабатывать и утверждать методики испытаний, а старший лейтенант Романов утверждает, что это невозможно.

Как лучше назвать разработчиков этой программы – баранами, не способными на выполнение своих прямых обязанностей и вредящими самим фактом своего существования, или предателями, все отлично понимающими?

Если вы разработали программу испытаний, значит, вы обязаны ее всю изложить, вместе с пошаговой методикой их проведения, составом измерительного оборудования, расчетом сил и средств, привлекаемых к этой работе. Обязаны и точка, иначе это филькина грамота, а не программа испытаний!

Второй абзац п.8 подтверждает вывод о коррупционности из преамбулы документа, поскольку прямым текстом указано: «Проверки работоспособности и соответствия заявленным функциям испытываемого оборудования, с учетом его особенностей, будут производиться представителями поставщиков и демонстрироваться членам комиссии ФСИН РФ.» То есть представителям ФСИН отводилась роль статистов, китайских болванчиков на этом празднике жизни.

В заключительном разделе - о фиксации результатов испытаний - столько же бестолковости и «конкретики»: «Конечный результат поэтапно фиксируется … с отображением в соответствующих таблицах...». Какой результат, где эти таблицы?

«В процессе испытаний оформляются протоколы по каждому виду проверок…»- где перечень этих проверок и их видов?

«Описание каждого теста должно чётко отражать конечный ожидаемый результат, но при этом нет необходимости отражать каждый конкретный шаг.» - эту абракадабру даже комментировать не хочется.

«Результаты по тестам заносятся в соответствующие поля данного документа» - какого документа?

И, в заключение анализа этого шедевра организации испытательной работы, вернемся к началу текста, в котором сказано, что «Программа испытаний является документом для одобрения КПАСС к включению в «Перечень оборудования и программно-технических средств, рекомендованных к применению на ведомственной сети связи ФСИН России».

То есть, не результаты испытаний являются для авторов этого документа основанием для одобрения изделия к постановке на снабжение во ФСИН, а сама программа!

К слову сказать, сам акт (результат испытаний) по своему содержанию недалеко ушел от программы и не может быть основанием для принятия техники на снабжение – годен в совокупности с программой только для оргвыводов и отхожего места.

Таким образом, идея посадить ФСИН на иглу цифровой радиосвязи родилась в 2012 году, обрела документальные подтверждения, не умерла после смены руководства ФСИН, но не удалась, так как Шайков и его добросовестные профессиональные инженеры поставили на этой вредной идее крест. Баринов лишь подхватил эту идею в 2014 и не воспрепятствовал закупке негодных радиостанций в 2016-2017.

Поскольку те, кто стоит за такими, как Романов и Баринов понесли убытки (или не получили того, на что рассчитывали), то при наступлении определенных условий они пошли в наступление. Дело, конечно, не только в цифровых радиостанциях, здесь они упомянуты как пример модели, работающей и по другим направлениям снабжения.

 

III.Кому это выгодно.

События августа-сентября 2017 года заставили первого заместителя директора ФСИН А.А.Рудого задуматься о собственной безопасности. Основания есть: пять лет руководства управлением кадров (результат - постоянная кадровая чехарда и преследование личных целей – в советское время только по этому показателю кадровиков увольняли за профнепригодность), почти пять лет руководства инженерно-технической службой (результат - сначала службу создали, а через два года уничтожили, вернувшись к прежнему способу «расходования» средств и закупки оборудования и вооружения).

В условиях, когда система инженерно-технического обеспечения начала доставлять больше проблем, необходимость дистанцироваться от бывшего сослуживца Ю.М.Баринова стала для Рудого очевидной. В результате, в качестве первого шага, кураторство над Бариновым Рудый передал другому заместителю директора ФСИН, а затем решил им пожертвовать, как отработанным материалом. В итоге,  в феврале 2018 года Баринов уволен, кадровая работа по подбору и назначению руководителя управления, присвоению ему генеральского звания во имя длительной и плодотворной службы на благо системы и страны, оказалась пшиком, направленным на достижение быстрого личного результата в интересах Ю.М.Баринова - присвоение звания, получение жилищной субсидии и увеличение пенсии, а также нанесение вреда интересам службы своим бездействием по руководству подчиненными подразделениями.

И примеры такой кадровой работы Рудого - далеко не единичны.

Проверенный способ – объявить о том, что сам вскрыл нарушения. И, пытаясь замаскировать и спрятать от контроля контракты на аренду каналов связи с ПАО «Ростелеком», на внедрение СЭД, на покупку вооружения и спецсредств, на невыполнение планов ФСИН о создании центра обработки данных, о переработке Наставления по связи – перевести стрелки на кого-нибудь. Крайним начали делать ФКУ ГЦИТОиС и его должностных лиц, благо, повод появился – Президентом РФ была назначена комплексная проверка ФСИН в 2017 году.

Искать в темной комнате не существующую там черную кошку «товарищи» из органов умеют – зря, что ли, десятилетиями мастерство оттачивают и зарплату получают. Сначала возбудили уголовное дело по факту списания в 2015 г. выслужившей свои сроки техники, затем – по факту поставки в 2015 г. якобы не соответствующих требованиям персональных компьютеров для обработки конфиденциальной информации, потом – по факту закупки якобы заведомо неисправных и не соответствующих требованиям радиостанций в 2014-2015 гг.

Дело по списанию тихонько умерло после того, как было во всеуслышание заявлено – основанием для списания стало личное распоряжение Рудого, который утвердил протокол подведения итогов деятельности инженерно-технической службы в 2014 году (протокол от 27.01.2015 г), в содержании которого есть прямое указание на списание выслужившей сроки неисправной и неремонтопригодной техники.

Возбуждение очередных уголовных дел по надуманным поводам и замалчивание вопросов, действительно достойных рассмотрения следствием, заставляет предположить, что Рудый с использованием ресурсов УСБ ФСИН заказывает уголовные дела в попытке отвести внимание СК РФ, ГП РФ, СП РФ и иных контролирующих структур от провальных итогов собственной деятельности во ФСИН в течение 2013-2018 годов.

Когда Рудый пригласил меня на службу во ФСИН в 2013 году, я видел в нем - ни больше ни меньше – талантливого государственного деятеля и искренне верил ему. Я ошибся. Сейчас я вижу, что А.А.Рудый – нечистоплотный карьерист, человек без чести в генеральских погонах, сводящий счеты с теми, кто не позволил ему реализовать в полном объеме какие-то собственные замыслы.

В 1985 году мне, тогда курсанту военного училища, довелось участвовать в приеме в ЦК ВЛКСМ, организованном по случаю Дня Войск ПВО. И без этого не лишенному патриотизма, мне того дополнительного патриотического заряда, полученного от осознания своей причастности к созидательным планам и делам своей страны, и желания работать на реализацию этих планов, хватило на годы вперед. Да, я был идеологическим продуктом своего времени, я был солдатом своего комсомола, позже – своей партии (которая была, как известно, нашим рулевым) и горжусь этим, потому что искренне верил в то, что делал, осознавая нужность своего дела и дела своих товарищей.

А.А.Рудый, а в чем ваша идеология, где ваш патриотизм, ваши достижения на благо страны, продиктованные дипломом РАНХиГС, фотографиями с Президентом, вручившим вам два генеральских звания, регулярными визитами в высшие органы законодательной и исполнительной власти, которые должны, казалось бы, добавлять и патриотизма, и ответственности за порученное дело, желания делать его с пользой для страны?

И.Н.Шайков,
полковник юстиции в запасе, к.т.н.,
в 2013-2015 гг. начальник
ФКУ «ГЦИТОиС» ФСИН России

23.04.2018 г.

 

P.S. События, произошедшие после написания этого текста, и отраженные в пресс-релизе ФСИН от 28.04.2018 о проведенной силами УСБ ФСИН проверке ГЦИТОиС и отстранении ряда руководителей только подтверждают верность сделанных ранее выводов. Пока нет определенности в персоналиях отстраненных и существе вменяемых им нарушений, трудно говорить о чем-то конкретном, но состав уже реально уволенных с февраля этого года говорит о том, что жареным у вас запахло.

Одно ясно – при желании работать эффективно, работать на результат – результат всегда проявится. Но это при условии, что главным на докладе у руководства станет не оперативник УСБ, модуляцию от корреляции не отличающий, а грамотный в своей области специалист, а не выскочка, назначенный на ответственную должность неведомо за какие заслуги.

В качестве иллюстрации работы на результат приведу конкретный пример: вновь обсуждается вопрос о видеоархиве из мест заключения и возможностях его сохранения для проведения независимых проверок при необходимости. В ноябре 2014 года, по итогам поездки по ряду проблемных терорганов, одним только организационным решением и параллельным подключением видеопотока с критичных точек в кабинет начальника одного из управлений ФСИН (в Москву) снялась годами неразрешавшаяся проблема сохранности и исправности оборудования ИСБ, несения службы караульными и еще ряд вопросов, вызывавших головную боль у профильных руководителей ФСИН. Служебные детали – в моей докладной записке об итогах поездки, датированной ноябрем 2014 года.

Критики скажут: «где взять столько каналов связи, и такой пропускной способности, чтобы организовать передачу подобных потоков видео?». Критикам отвечу – во-первых, все в Москву слать и не нужно, иначе необходимо будет признать, что только в Москве сидят кристально чистые, честные и непогрешимые сотрудники, а все остальные в регионах – злодеи, за которыми глаз да глаз нужен, и никакого доверия они не заслуживают. А если это так, то вы – руководители, сами виноваты, сами их такими сделали благодаря несовершенству своей системы, которую нужно грамотно адаптировать к условиям изменяющейся обстановки – вы для того и поставлены руководить, правду докладывать, а не розовые очки Президенту надевать и не ссылаться на «объективные обстоятельства».

Ну, а, во вторых - в планах ГЦИТОиС, озвученных на подведении итогов работы за 2014 год, были конкретные предложения по развитию собственной ведомственной сети связи ФСИН, реализация которых в принципе способна обеспечить решение сформулированной выше задачи. С сегодняшними каналами, предоставляемыми в рамках так называемого «единого контракта», такое, понятно, невозможно.

Вспомнилась фраза из одного советского мультфильма: «Дети – они в грязи расти не могут». Так и в системе – пока в головах руководителей темнота (от грязи или от невежества), не будет и продуктивного роста и развития.

Важно. Рейтинг — 9
Поделиться с друзьями

4 комментария

В Омске тоже зашкаливает идеология, патриотизм, достижения на благо страны. Кто не верит - откройте материалы уголовного дела 46078...
вместо идеологии - сокрытие убийства и разглашения гостайны;
вместо патриотизма - укрывательство преступлений;
а достижения на благо страны, наверное, когда накосиндикат купил полицию, гостайну, судмедэкспертов и следователя СО по КАО города Омска СУ СК России по Омской области Нечепуренко.

Правильная позиция настоящего офицера и порядочного человека.

Важный материал и честная позиция. Имеют ключевое значение для реформирования ФСИН, очищения рядов от коррупционеров и просто идиотов.

К сведению всем компетентным службам и ведомствам. От себя добавлю, что мы будем держать это дело под гражданским и журналистским контролем.

Контроль уже очевиден и будет ещё серьёзнее, т.к. очень много вопросов уже к "тюремному" ведомству,руководители которого очень "обнаглели"!!!
При этом вальяжность и практика искажения реальности обстоятельств,факты сокрытия и изворачивания многих должностных лиц во многих региональных,структурных подразделениях,в том числе и в центральном аппарате ФСИН России-порядком надоела крайне многим уже!!!
Соответственно необходимо задуматься уже,что критическая "точка" достигнута,после которой вопросы могут найти своё разрешение уже не в рамках правового поля.
Видно ещё не задумались должностные лица над серьёзностью сложившейся ситуации.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение