«Вы же видите, что он сам повесился». Что заставило молодого дайвера наложить на себя руки в СИЗО?

«Вы же видите, что он сам повесился». Что заставило молодого дайвера наложить на себя руки в СИЗО?

9 марта 26-летнего калининградца Александра Закамского нашли в одиночной камере СИЗО повешенным на простыне.

Менее чем за неделю молодого человека, подозреваемого в хранении амфетамина, что-то (или кто-то?) заставило покончить жизнь самоубийством (как гласит официальная версия) и в корне поменять свои показания. Мужчина отказался от слов, что его жестоко пытали сотрудники правоохранительных органов, и сказал врачам, что просто «упал». Через пару дней его не стало. Что заставило Закамского наложить на себя руки в СИЗО? Амфетамин, криминальный янтарный бизнес или пыточная ФСБ? Попытались прояснить ситуацию. 

День первый. Рецепты пыток от калининградских силовиков. 

В ночь с 3 на 4 марта 25-летний калининградец Александр Закамский поехал с друзьями в поселок Янтарный, где хранил оборудование для дайвинга. В ту ночь он с приятелями собирался почистить костюмы для дайвинга, чтобы на следующий день погрузиться в море за янтарем. По пути в поселок дорогу автомобилю Закамского перегородил микроавтобус, из него выбежали люди в масках, которые тут же начали избивать дубинками трех спутников. 

По свидетельствам Александра, их посадили в микроавтобус, надели пакеты на головы и отвезли в гараж, который он арендовал. Закамского раздели догола, обмотали тряпками, надели на голову пакет и начали «допрашивать». Из показаний Александра (орфография и пунктуация сохранены. — Прим.): «Как я понял, в гараже что-то нашли, и мне говорили «признавайся откуда взял наркоту». Я не понимал, о чем идет речь, пытался с этими людьми поговорить, однако меня не слушали и продолжали избивать. Меня избивали дубинками, ногами, руками и электрошокером, заставляли приседать, ставили меня «на растяжку», электрошокером били меня по половому органу, наносили удары электрошокером в задний проход, а также били по пяткам и угрожали отрезать палец на ноге». 

Пытки продолжались до пяти часов утра. Все это время ни Александр, ни его приятели ни понимали, что происходит и что это за люди. После этого их отвезли в управление ФСБ. Тогда они поняли наверняка, что их пытали именно силовики.  

«Когда нас привезли в отдел, меня в наручниках за спиной, затянутыми по максимуму, головой уперли в стену. Так стояли мы втроем примерно четыре часа», — писал Александр в своих показаниях.  

После всех истязаний Закамского повезли на медицинское освидетельствование. Его осматривали в присутствии сотрудника ФСБ. Разумеется, молодой человек, побоявшись новых пыток, сказал, что у него нет никаких жалоб.  

В этот же день, 4 марта, следователь УФСБ А. Быковец объявил Александру постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела о покушении на незаконный сбыт психотропного вещества (ч. 5 ст. 228.1 УК). В его карманах якобы обнаружили несколько пакетов с амфетамином общим весом 662 грамма. 

Правозащитники считают, что следователь ФСБ не имел права возбуждать уголовное дело по этой статье в принципе. Расследование уголовных дел по ст. 228 и 228.1 УК РФ входит исключительно в компетенцию следователей МВД. 

Александр Закамский с женой Елизаветой

Александр Закамский с женой Елизаветой

«Следователь Быковец не имел права возбуждать уголовное дело по ч. 5 ст. 228.1 УК, не имел права проводить расследование и допрашивать Закамского, не имел права предъявлять тому обвинение. В статье 151 УПК РФ «Подследственность» указан исчерпывающий перечень уголовных дел, подследственных следователям ФСБ, в данном перечне отсутствуют все части статей 228 и 228.1 УК РФ», — отмечает основатель правозащитной организации «Гулагу.нет» Владимир Осечкин. 

С Владимиром Осечкиным, который несмотря на правозащитную деятельность, не является, адвокатом, не согласен юрист «Комитета против пыток» Владимир Смирнов. По его словам, сотрудники ФСБ имеют полное право не только выявлять преступления по ст. 228, но и расследовать их. 

«Часть 5 ст. 151 УПК РФ приводит ряд статей особенной части уголовного кодекса, по которым следствие может проводиться помимо того органа, который закреплен за данной статьей, еще и следователем органа, выявившего это преступление. Насколько это распространенная практика, расследование сотрудниками ФСБ дел по ст. 228 УК РФ - сказать не могу. Но знаю, что ФСБ иногда такие дела ведет», - отметил Владимир Смирнов.  

Все то время, пока Александр находился в руках силовиков, до него пыталась дозвониться его жена Елизавета Закамская. 

Александр Закамский с женой Елизаветой

Александр Закамский с женой Елизаветой

«После поездки в Янтарный он должен был домой вернуться около 8 утра. Однако он так и не приехал. Утром я пошла на работу. Весь день я писала ему эсмэски, и все они были прочтены, но телефонную трубку он не брал. Часов с 12 дня телефон вообще перестал быть доступен», — рассказала Елизавета Закамская. 

С работы Елизавета вернулась домой в семь часов вечера. Там проходил обыск. Помимо избитого Александра в квартире находились четыре человека в масках, два понятых и два оперуполномоченных.  

«Саша был очень сильно избит, у него были шишки на голове, он хромал. Я была в панике. Саша мне на ухо сказал, что ему подбросили наркотики, он даже не мог сказать, что это за вещество, он его в глаза не видел. Оперуполномоченные спрашивали у меня, где дома у нас хранятся наркотики, перевернули весь дом. Естественно, они ничего не нашли. Все время, что шли обыски, они издевались, говорили, что муж домой больше не вернется», — вспоминает дрожащим голосом Елизавета. 

«Вы же видите, что он сам повесился». Что заставило молодого дайвера наложить на себя руки в СИЗО?

После этого Александра вновь увезли.

Что касается двух друзей Закамского, то их в тот же день отпустили, не предъявив никаких обвинений. Сейчас они скрываются, опасаясь преследования. Об их местоположении не знают даже их родные. 

День второй и третий. Допрос без пристрастия.

5 и 6 марта калининградец провел в изоляторе временного содержания. Елизавета наняла адвоката, через которого передала Александру предметы первой необходимости.  

5 марта следователь Быковец провел допрос, где услышал от Закамского все подробности пыток и даже внес все это в протокол. Почти без изменений. Со слов адвоката подозреваемого, Александр на допросе четко сказал: «Психотропное вещество амфетамин мне подбросили сотрудники ФСБ». Однако в протоколе эта фраза несколько видоизменилась. Теперь в официальном документе она звучит так: «психотропное вещество амфетамин НЕ подбросили сотрудники ФСБ». 

После подробного описания всех пыток, которым подвергся Александр, Быковец задал ему всего два вопроса: о психическом состоянии и о том, имеет ли тот награды СССР. 

«С учетом того, что СССР распался в 1991 году, а Александр Закамский 1992 года рождения, полагаю, что руководству ФСБ России, следователям СКР и прокурорам следует расспросить самого подполковника Быковца о его психическом состоянии и наличии у него травм и заболеваний. Очевидно, что задаваемые Быковцом вопросы не имеют никакого отношения к расследованию», — говорит правозащитник Владимир Осечкин. 

День четвертый. Суд. 

7 марта Закамского привезли в Центральный районный суд Калининграда для избрания меры пресечения. Елизавета второй раз за все эти дни увидела своего супруга. По ее словам, его состояние стало только хуже.  

«У него были разбиты руки в месте, где они были скованны наручниками, там уже гноились раны. Я попросила обработать их, оказать медицинскую помощь, потому что могло пойти заражение. На что судья Алиева, которая только вошла в зал и еще не успела ознакомиться с материалами дела, ответила мне, что ему помогут в СИЗО», — рассказывает Елизавета. 

На суде присутствовали два оперативника ФСБ, которые были без масок на обыске в квартире Закамских. Александр сказал жене, что они также принимали участие в пытках. 

Несмотря на присутствие в зале своих истязателей Александр Закамский заявил судье о пытках, рассказал о подбросе наркотиков. Он также просил, чтобы его показания проверили на детекторе лжи. Тем не менее судья отправила его за решетку на время следствия, так как посчитала, что он может скрыться за границей. 

«За неделю до этих событий у Александра пропал паспорт. Потом каким-то чудесным образом он оказался в деле», — рассказывает Елизавета. 

В этот же день Елизавета собрала супругу вещи, которые ему в ближайшие два месяца понадобятся в СИЗО. Их передала обвиняемому адвокат. Со слов защитника, Закамский не падал духом и был уверен в своей невиновности. 

День пятый и шестой. Петля. 

В ночь с 8 на 9 марта Александр покончил жизнь самоубийством. Так УФСИН объяснило смерть заключенного. 

«Мне позвонили из СИЗО 9 марта и сказали, что мой муж покончил жизнь самоубийством. Мне сообщили, что у Саши в тетрадке нашли записи, где было написано, что он мне сделал такой подарок на день рождения (у супруги Александра день рождения 8 марта. — Прим.)», — рассказала Елизавета.  

Александр действительно оставил письма родным и жене, однако в них не было ни слова о предстоящем самоубийстве, напротив — они были полны надежд на освобождение и дальнейшую спокойную жизнь, просьб привезти необходимые бытовые мелочи, а также беспокойства о том, как много народу знает о случившемся. Зачем человеку, который решился на самоубийство, интересоваться общественным мнением?  

Из письма Александра Закамского: «Чувствую твои мысли обо мне каждую минуту. Дорогая, держи себя в руках, это просто (((…Передай мне, пожалуйста, бритвы, мыло хозяйственное, хлоргексидин и перекись (если это можно, мочалку-тряпочку, как у нас на кухне была, скотч тонкий, нитки и иголку. Как вообще много народу знает об этом? Никому не рассказывай, держись, моя девочка, и я буду держаться…» 

«Я приехала к следователю. Сначала мне сказали, что он повесился на дверной ручке, потом, что на оконной решетке. Они показали фотографии места повешения. Простыня была повешена на окне просто как гамак — от одного угла окна до другого. Саша бы просто не удержался бы в таком положении. Он весит 100 кг, у него рост метр 98», — рассказала Елизавета. 

«Когда я пришла в морг, я досконально изучила, осмотрела его шею. У него был идеально ровный след от тонкой веревки, которая даже порезала ему кожу», — поделилась наблюдениями вдова погибшего. — Начальник СИЗО Александр Юрьевич Коппа спрашивал у меня, зачем я подняла такую шумиху: «Вы же видите, что он сам повесился». — Коппа сказал, что заключенных в их СИЗО чуть ли не умывают. На прогулку выводят, кормят по семь раз на дню и следят за ними круглосуточно. Я спросила, как же тогда Саша оказался один в камере без видеонаблюдения». 

Осмотр тела Александра Закамского (18+)

Околокриминальный янтарный бизнес. 

По словам супруги погибшего, ранее Александр никогда не имел проблем с законом, максимум — штраф за непристегнутый ремень в автомобиле.  

Родственники Александра считают, что его выбрали в роли «козла отпущения» из-за бизнеса — молодой человек являлся соучредителем гостиничного комплекса в Калининградской области (имел 30-процентную долю), а также увлекался «ловлей» янтаря, и некоторые неизвестные личности пытались вымогать у Закамского деньги, запугивая его убийством.

Александр Закамский c женой

Александр Закамский c женой

«Саша года три с половиной назад начал заниматься янтарным бизнесом, — вспоминает вдова. — Около года назад посыпались угрозы, что они в лес увезут, наркотики подкинут, убьют. Саша на них внимания никакого не обращал… К нам неоднократно приезжали люди и просили заплатить за так называемую «крышу». Просили деньги за янтарь. Причем суммы такие называли — 100 тысяч рублей в месяц. У нас в принципе такого дохода даже не было. Город у нас очень маленький, и все, кто занимается хоть каким-то бизнесом, должны хоть куда-то отстегивать деньги. Саша был человеком со стержнем и не собирался ни под кого прогибаться. Он просто помешал кому-то».  

Платить деньгами Закамский отказался.  

Янтарный бизнес нельзя назвать спокойным — регулярно «ловцы» янтаря подвергаются шантажу, угрозам и нападениям. Так, в 2016 году на Балтийском побережье неизвестные пытались получить деньги с дайверов, «охотившихся» за янтарем, за «выход в воду и общее покровительство», а затем открыли по ним пальбу из травматического оружия. 

«Ловля янтаря под водой приносит неплохой доход на самом деле. Найденный на дне моря янтарь они отдают скупщикам, вот последних, возможно, и контролируют либо силовики, либо люди из криминальных кругов. Ну или пытаются контролировать», — поделился источник, пожелавший остаться анонимным.  

Что происходит сейчас. 

В настоящий момент СК РФ по Калининградской области проводит проверку по данному делу. От комментариев там пока воздерживаются. Также не дают информацию и в региональном УФСИН. 

По словам правозащитника Владимира Осечкина, следователя, который занимается проверкой гибели Закамского, принуждают сокрыть причастность сотрудников УФСБ к пыткам и утвердить версию с самоубийством. 

«Алло, это пыточная?» 

Историями с пытками в системе УФСИН уже никого не удивишь — на журналистов и правозащитников регулярно сыплются жалобы о физическом и моральном насилии, совершенном сотрудниками правоохранительных органов над подозреваемыми и заключенными, а сами пытки воспринимаются настолько привычно и буднично, будто бы уже являются частью административного процесса и заочно одобрены государством. Компромат ГРУПП регулярно пишет о таких случаях, чтобы максимально привлечь к проблеме внимание общественности. Загвоздка в том, что даже саму проблему пока не признают, закрывая глаза на очевидные факты.  

Евгений, бывший заключенный калининградского СИЗО, делится своими воспоминаниями: «Я находился в СИЗО год, был там в 2006–2007 годах и в 2010–2011-х. Там ничего не меняется: как пытали, так пытают и по сей день. Тебя могут вывести из камеры в «боксик» («боксик» — помещение перед камерами. — Прим.) или в кабинет и сделать с тобой что хотят. Доходило вплоть до того, что они выключали свет во всем коридоре, чтобы камеры ничего не зафиксировали. Растягивают тебя в растяжке, и они (сотрудники УФСИН. — Прим.) бьют тебя палками, ногами, руками. Я сам писал жалобы, но все они уходили в никуда. Сотрудники ФСБ и другие силовики просто могут попросить оперативников ФСИН избить арестанта. В 2011 году был случай: одного сотрудника уволили за то, что он сломал позвоночник одному из арестованных. При мне случай был — мальчишка якобы утопился в питьевом бачке. В каждой камере стоит бак для питьевой воды, любой здравый человек понимает, что нереально самому там утопиться».

Активист Иван Лузин

Активист Иван Лузин

К пыточному беспределу в правоохранительных структурах пытаются привлекать внимание всеми возможными путями. Так, 17 марта 2018 года в Калининграде состоялся одиночный пикет, спровоцированный, в частности, и историей Александра Закамского, и многими случаями до нее. Калининградец, активист Иван Лузин вышел на улицы с плакатом «ФСБ пытает. Ты следующий», написанным детскими красками. Через несколько десятков минут к Ивану подъехали сотрудники полиции и остановили акцию протеста.

Источник: Главк.info
Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

2 комментария

Климов Дмитрий Климов Дмитрий
13 апреля 2018 в 08:55

Н-да уж... "Достойные" потомки нквд-шных ретивых палачей... Закончат аналогично.. то есть трагично.

Ольга Ольга Ольга Ольга
11 апреля 2018 в 11:59

кого следующего они так пытать будут и убивать......

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

16 июня 2018 в 00:21
В СИЗО siloviki готовят Александру Шестуну участь Евдокимова? Опять ОРМ "пресс-хата"? Осечкин Владимир Валерьевич
18 июня 2018 в 21:13
Открытое письмо Директору ФСБ России А.В. Бортникову: помогите раскрыть особо тяжкое преступление. Прошу всех сделать репост с хэштэгом #ДиректорФСБуслышьОмск46078 Мальцева Светлана Владимировна
16 июня 2018 в 10:38
Вся правда о Кемеровском ГУФСИНе Аносова Марина
16 июня 2018 в 13:55
Директору ФСБ России А.Б. Бортникову: разглашение государственной тайны об ОРМ и агентуре - вопиющий случай, расследование которого требует личного контроля руководства ФСБ России. Просим прекратить допуск формы Ф-2 у ряда руководителей УМВД России по Омской области. Ушаков Борис Павлович
19 июня 2018 в 23:00
Открытое директору ФСБ России А.В. Бортникову: Вы разрешали разглашать государственную тайну? Ушаков Борис Павлович

Мнение