«Нас заставляли есть фотографии». Воспитанники Можайской колонии устроили бунт из-за издевательств администрации

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Карточка процесса

Суд: Московский областной
Подсудимые: осужденные Можайской воспитательной колонии Максим Ершов, Владимир Далевич, Игорь Квартальнов, Олег Белендрясов, Михаил Вишняков, Александр Дорожкин, Максим Румянцев, Дмитрий Сизоненко
Статьи: ч. 1 ст. 212 УК — «Организация массовых беспорядков» (у Ершова), ч. 2 ст. 212 УК — «Участие в массовых беспорядках» (у остальных) и ч. 3 ст. 212 УК — «Призывы к массовым беспорядкам» (у остальных)
Стадия: судебное следствие
Грозит: Максиму Ершову — от 8 до 15 лет лишения свободы, остальным — ​до 8 лет

Им по 19. Производят впечатление 15-летних подростков. Не рослые, худые. На этот процесс не ломятся журналисты, за них никто не вступается (у большинства родители лишены прав). И дальнейшая их судьба с большой долей вероятности известна: если их осудят, никакой другой жизни, кроме зоны, они уже не увидят.

…Вечером 21 февраля 2016 года пять десятков подростков забаррикадировались в бараке. Несколько часов они ломали мебель, выкидывая в окна тумбочки и спинки кроватей. Требовали прекратить издевательства и избиения со стороны сотрудников колонии. Когда приехали родственники некоторых бунтовщиков, протест сошел на нет. Пострадавших не было.

Спустя два дня в колонию приехали члены Общественной наблюдательной комиссии Московской области и прокуратура. Почти все участники бунта написали заявления, в которых подробно рассказали о происходящем.

Из заявлений осужденных членам ОНК (орфография сохранена):

«Сотрудники колонии из дежурной смены обещали окунуть головой в туалет, если я не помою полы, на следующий день в карантинное отделение пришел Чернявский А.В., сотрудник колонии и спросил, кем я являюсь по жизни, я сказал, что я человек, он сказал, не включай дурака и ударил кулаком в область лица и сказал, что если я открою рот, он меня сломает…»

«Когда я приехал в можайскую воспитательную колонию с еще одним мальчиком, нас повели на вахту для обыска. К вахте мы шли гусиным шагом, когда я шел, меня ударили резиновой палкой по спине 2 раза и вот этого мальчика, который приехал вместе со мной, его тоже били <…>. А бил нас Байков Владимир Николаевич. <…> Владимир Николаевич нашел у мальчика, с которым я приехал, бумагу, на которой был нарисован «паук», и заставил его есть листок, там он нашел фотографию, где он с другом, сзади фотографии была надпись «ЛЦЕ, братухе на память». Владимир Николаевич заставил есть и фотографию».

«При приезде, когда встречают этап, сотрудники запросто могут окунуть головой в унитаз».

«Байков Владимир Николаевич, Дрючин Денис Николаевич и Виталий Анатольевич (фамилию не знаю) в период с 23.00 до 01.00 меня избивали в дежурной части, угрожая окунуть головой в туалет, засунуть ершик в анальное отверстие (…)».

«Если задержишься на 1 минуту на телефонных переговорах, тебя бьют резиновой палкой. Могут этой резиновой палкой кинуть в тебя, не пустить в храм или дать на молитву 10 минут, если молишься в отряде, заходят, мешают и смеются. Байков Владимир Николаевич, если у тебя оторвана пуговица, пробивает резиновой палкой в зависимости от числа по календарю, если сегодня 23, то столько же ударов и следует».

«Меня запугали на вахте и избили за то, что я приехал сюда со спичками и стихами, стихи были не про зону и не про тюрьму. Меня заставили их съесть (…)».

Большинство от показаний вскоре отказались, и, по заявлению администрации, восемь осужденных стали обвиняемыми в организации массовых беспорядков. Превышения полномочий в действиях сотрудников колонии прокуратура и СК не заметили.

Версия следствия такова: за три дня до «бунта» одному из воспитанников — Максиму Ершову — суд отказал в условно-досрочном освобождении: мол, недовольство остальных воспитанников было вызвано именно этим. Правда, доказательств этому не приводится. О том, что причиной могли быть издевательства не говорится. Организатором бунта назначили как раз Максима Ершова.


Суд начался в январе. Ходатайство защиты о возвращении дела в прокуратуру судья Кудрявцева отклонила: все в обвинении ей понятно.

Можайская колония для малолетних. Фото: ФСИН

14 февраля. Заседание началось с 5-часовым опозданием из-за доставки — подростков полдня везли из разных СИЗО. Все восемь в одном «аквариуме». Все в наручниках — конвой объясняет: якобы кто-то угрожал вскрыть себе вены. Сами ребята об этом не говорят. Тройка судей ничего и не спрашивает. только адвокаты по соглашению (их, нанятых правозащитниками, всего двое) задают вопросы, остальные — защитники по назначению — ничем не интересуются. Индифферентны и молодая прокурорша, и представитель колонии — потерпевший.

Из родных — никого. К Владимиру Далевичу пришла только девушка, он сияет, увидев ее в зале.

— Ваша честь, можно как-то решить вопрос с доставкой… — берет слово Владимир Далевич. — И в СИЗО условия тяжелые, нет передач. Дайте разрешение на свидание с девушкой. Родители лишены прав, дедушке тяжело ездить. Нам не дают даже сухие пайки в суд.

 — Ну, это не суд виноват, что вы в такие условия попали, а вы, — отвечает судья Кудрявцева. Но после все же даст разрешение на свидание.

— Значит, так, ребятки… — вкладывая в голос материнские нотки, начинает процесс судья и перечисляет личные данные подсудимых. Все закончили ПТУ — преимущественно автомеханики и слесари. — Хорошие у вас руки, — вздыхает Кудрявцева.

19 февраля. Подсудимый Александр Дорожкин просит допустить к делу эксперта движения «За права человека» Петра Курьянова, который будет представлять его интересы в Европейском суде. Судья удивлена: как Дорожкин, у которого адвокат по назначению, вышел на эксперта. Итог: отказать.

Перерыв. Дорожкин и остальные продолжают сидеть в «аквариуме» в наручниках.

Адвокат по назначению беседует со знакомой сотрудницей суда о прическах. К подзащитному она подойдет один раз.

…Свидетель обвинения замначальника колонии Александр Чернявский, крупный мужчина лет 50. Бунт 21 февраля 2016 года помнит «в общих чертах, 2 года прошло». Его вызвали из дома. Подростки заблокировались на втором этаже общежития, требовали встречи. Он сразу вступил в переговоры. «На улице валялись предметы интерьера. При мне кто-то выкинул магнитофон… — рассказывает Чернявский. — Разговаривал с Далевичем, Ершовым, Дорожкиным. Просил разблокировать входы, выйти на улицу. Со мной они разговаривали вежливо. Просили вызвать родственников и прессу. Были требования сигарет и телефона».

 — Это ребята с трудной судьбой, — говорил замначальника колонии. — Плохого ничего про них не могу сказать. По поводу отказа Ершову в УДО — мы были за.

— Осужденные жаловались на недозволенные методы со стороны воспитателей? — спрашивала прокурор.

 — Нет. Трения были. Все бывает в жизни… Я не позволял сотрудникам заниматься беззакониями. Чем были вызваны беспорядки? Наверное, мы не смогли мотивировать Ершова. Другие глядя на него, тоже отчаялись. Юношеский максимализм сработал.

— А как так получилось, что сотрудников не было в помещении 21 февраля? — уточнила адвокат по соглашению Инна Гербовицкая.

— Снимается вопрос, — реагирует судья Кузнецова. — Тут у нас 8 человек обвиняются, а не сотрудники колонии.

Из «аквариума» поднялся Александр Дорожкин:

— А мы вам говорили на беседах, что некоторые сотрудники нас оскорбляют, руки распускают? Я лично говорил?

— Саш, знаешь, если бы ты это говорил… Я бы, наверное, принял меры. Заявления никакие мне не поступали. А то, что между вами и сотрудниками колонии бывает недопонимание, — ну это не заходило в такие рамки, понимаешь… А так я согласен, ты приходил ко мне, мы общались.

— А в том помещении, где мы с вами вели разговоры, видеокамера работала?

— Я тебе так скажу, Саш. Камера работала, ну, а что она дает!? Видеоархив у нас 30 суток хранится.

— Александр Викторович. 2014 год. Дежурный пожаловался вам, что мы между собой по дороге смеялись. Была ли такая ситуация, что вы лично несколько раз меня ударили по лицу?

— Да нет, Саш. Это неправда. Знаешь… Скажем… Я на таком уровне не работаю, никого не бью.

— Александр Викторович, вы можете дать слово офицера?

— Да, Саш.

Адвокаты по соглашению уточняли, известны ли были Чернявскому содержания заявлений воспитанников членам ОНК. Тот их не читал. И все повторял:

— У нас были доверительные взаимоотношения. Мне горько видеть вас здесь. Поверьте, — обратился Чернявский к «аквариуму».

Патетику сбил все тот же Дорожкин:

— Было такое, что вы звонили моей маме (когда воспитанники заблокировали вход.Ред.) и не положили трубку, и она слышала, что потом происходило. Она в истерике была. Вы провоцировали?

— Саш, да я ничего не провоцировал. Ты уже спровоцировал все сам.

А начальник колонии Олег Меркурьев в суд не пришел — убыл в отпуск.

Источник: Новая Газета
Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

5 комментариев

Ivanova Luyza Ivanova Luyza
3 марта 2018 в 13:17

Думаю после такой воспитательной колонии у мальчишек напрочь пропадет доверие ко взрослым и тем более к офицерам,этож надо так психику ломать,кто после этого удивляется что зона никого не исправляет?

Журова Светлана Журова Светлана
28 февраля 2018 в 15:29

Кто из кандидатов в Президенты проведет реформу ФСИН?

Соболь Елена Соболь Елена
9 марта 2018 в 17:11

Никто, так как ни один из кандидатов в Президенты этого не обещает, как не обещает провести судебную реформу

Типичное поведение сотрудников-Офицеров!!! Создается ощущения, что в подобных учреждения работают ущербные "офицеришки", обиженные с детства. Их самих как в зоопарке, в клетке держать надо, а не доверять воспитывать трудных детей!!! Они не то что звание офицеров не заслуживают, их трудно мужчинами назвать!!!

Гутор Наталья Гутор Наталья
28 февраля 2018 в 12:18

Конечно, поверят свидетелям в погонах. У судов, обычно, нет оснований им не доверять. Страшна и унизительна вся ситуация по стране(((

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Топ-блоги: ВАЖНО

15 октября 2018 в 00:18
Внимание ГУСБ МВД и управлению М ФСБ России. Омские полицейские продолжают превышать свои полномочия - теперь они проводят проверки вместо СК и ФСБ в интересах родственников своих коллег .... Мальцева Светлана Владимировна
18 октября 2018 в 19:56
Кто очистит Кемеровский Следственный комитет от наследия генерала Калинкина? Белявский Алексей
17 октября 2018 в 10:05
Незаконные действия в отношении осуждённого сотрудниками ГУФСИН по Красноярскому краю Пронин Дмитрий Евгеньевич
16 октября 2018 в 13:50
Что это за "оперативные соображения", по которым П.С.Нечаева этапировали в ФКУ ИК-33 УФСИН по Хакасии и жестоко пытали как Евгения Макарова? ФОТО факта пыток Осечкин Владимир Валерьевич
15 октября 2018 в 14:03
В Саратовском ФК ЛПУ ОТБ-1 продолжаются преступления и убийства. Кто остановит это беззаконие? Ушаков Борис Павлович

Мнение