Эфир РадиоСвобода с участием Владимира Осечкина: "Об обысках у правозащитниц Зои Световой и Елены Абдуллаевой"

Анна Ставицкая, Зоя Светова, Ева Меркачёва, Юлий Нисневич, Владимир Осечкин об обысках

В Москве сотрудники полиции провели обыск в квартире правозащитницы и журналистки "Открытой России" Зои Световой. В настоящее время проходит опись изъятого имущества.

Как сообщила ранее Анна Ставицкая, адвокат Световой, обыск был санкционирован Басманным судом еще 18 января и проводился "по делу ЮКОСа и Открытой России".

Квартиру правозащитницы обыскивали около 10 сотрудников правоохранительных органов. Они просмотрели книги и документы Световой, скачали информацию с принадлежащих ей электронных носителей.

В конце 2015 года сотрудники Следственного комитета России обыскали квартиры как минимум 10 членов созданного Михаилом Ходорковским движения "Открытая Россия". В СК свои действия тогда объясняли расследованием по делу ЮКОСа, которое было возбуждено еще в 2003 году.

Вечером начался обыск у Лены Абдуллаевой, координатора Gulagu.net и экс-члена ОНК Москвы. Это второй за день обыск в квартирах правозащитниц и бывших членов столичной ОНК, сообщил Владимир Осечкин, основатель социальной сети Gulagu.net

О продолжающемся давлении властей на видных представителей общественности - журналист, правозащитник Зоя Светова, адвокат Световой Анна Ставицкая, журналист Ева Меркачёва, доктор политических наук Юлий Нисневич, правозащитник Владимир Осечкин.

Ведущий - Владимир Кара - Мурза - старший.

Полная видеоверсия программы

Владимир Кара-Мурза-старший: Сегодня в Москве сотрудники полиции провели обыск в квартире известной правозащитницы и журналистки "Открытой России" Зои Световой. Проходит опись уже изъятого у нее имущества. Как сообщила ее адвокат Анна Ставицкая, обыск был санкционирован Басманным судом еще 18 января и проводился "по делу ЮКОСа и "Открытой России".

Ситуацию мы сегодня обсудим с нашим гостем – это Юлий Нисневич.

Юлий, как вы считаете, это попытка запугать инакомыслящих?

Юлий Нисневич: Я думаю, что нет. В последнее время я наблюдаю ряд вещей, связанных с колебаниями то туда, то сюда. Мне кажется, что это не попытка запугать, а это такая система, которая потеряла какую-то определенную линию. Я даже не берусь сказать, кто санкционировал этот обыск. Я не исключаю, что в деле 2003 года фигурировала фамилия Световой, вот они и пошли тупо отрабатывать. Абсолютно не исключаю вот такого достаточно простого решения. Даже не задумываясь о том, к кому и зачем они пришли.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но эту семью трогать довольно небезопасно, потому что ее родители - Феликс Светов и Зоя Крахмальникова, а ее дети - Тихон, Филипп и Тимофей Дзядко.

Юлий Нисневич: Кто-то даже написал, что они сделали глупость, потому что она на них подаст в суд и будет добиваться от них всяких... Это человек, который не остановится.

Владимир Кара-Мурза-старший: И правильно сделает.

Юлий Нисневич: Что они сильно рискуют.

Владимир Кара-Мурза-старший: Феликса Светова арестовали в 85-м году, при Горбачеве.

Юлий Нисневич: Это довольно известная семья.

Юлий Нисневич: Феликс был членом Комиссии по помилованию под председательством Приставкина.

Юлий Нисневич: Непростая, как у нас говорят, семья.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте дадим слово Владимиру Осечкину, который от неприятностей был вынужден уехать за границу.

Владимир, расскажи, пожалуйста, почему ты уехал. И стоит ли Зое уезжать сейчас?

Владимир Осечкин: Ранним утром 9 сентября 2015 года – спецназ, маски, оперативники ФСБ, следователи Следственного комитета, оперативники ГУЭП МВД – целая армия фактически обрушилась одновременно по всем адресам, где проживали координаторы и я, основатель социальной сети Gulagu.net. Пришли также в офисы наших партнеров, в дома к программистам, чтобы изъять все компьютерные носители, все флеш-карты, всю информацию, которая хранилась у нас в электронном и документальном виде. То есть тогда силовики предприняли попытку блокировать работу социальной сети Gulagu.net, а это проект против пыток и коррупции. В первую очередь мы боремся с пытками и с коррупцией во ФСИН и в МВД. То есть фактически заказная травля. Они искали все возможности, чтобы нас, как Gulagu.net, заблокировать, не дать нам возможности продолжать нашу работу.

Сразу после обысков я приехал в первую очередь к вам. Спасибо вам большое за тогдашнее приглашение. И Зоя Феликсовна Светова, у которой сегодня обыск, к сожалению, произошел в квартире, тогда была в эфире. Она говорила о том, что и она предполагает, что обыски у нас связаны с нашей правозащитной деятельностью. После этого мне поступило предложение от людей, которые назвались представителями центрального аппарата ФСБ, начать с ними тесно сотрудничать, подписать определенные документы, стать их "рупором", и уже под их эгидой работать.

То есть у меня был выбор: либо стать "проституткой", которая согласится обслуживать интересы спецслужб и предаст свои убеждения, либо оказаться в тюремной камере "Лефортово" на долгие годы, а потом и в колонии по сфабрикованному обвинению, либо бежать из России, спасать себя, свою свободу и свою семью. Конечно, я выбрал третий вариант, потому что я хотел сохранить свободу, быть со своими маленькими детьми.

Для меня было принципиально важно продолжить нашу независимую работу. К счастью, мне и моим коллегам тогда удалось выстоять. И мы уже больше полутора лет с того момента продолжаем работать. Gulagu.net в эфире, он работает. И практически каждый день мы рассказываем обществу, в том числе и мировому обществу, и журналистам, о фактах пыток, о фактах жесточайших расправ, о коррумпированном сращивании криминалитета и генералов ФСИН и МВД, продолжаем нашу работу.

И если бы сегодня был только один обыск дома у Зои Феликсовны Световой, то можно было бы предположить, что это просто случайность, что именно сегодня пришли к ней в квартиру, а не вчера и не завтра. Хотя это все-таки вероломно, когда 10 сотрудников спецслужб вламываются в квартиру, где живет женщина с мужем, правозащитница, известный журналист. Что они там могли искать? Какое отношение Зоя Феликсовна имеет к ЮКОСу и многомиллиардным хищениям из бюджета? Мне кажется, это абсолютный бред! Но в это же время, когда у нее уже заканчивался обыск, силовики нагрянули с обыском в квартиру к экс-члену Общественной наблюдательной комиссии, к коллеге Зои Световой, и к моей коллеге – к Елене Абдуллаевой. И точно так же вероломно начали обыскивать квартиру.

И в то же время, когда проводились обыски дома у Лены Абдуллаевой и у Зои Феликсовны Световой, вдруг я получаю повестку, что мне нужно срочно явиться на допрос в Следственный комитет России, к неким следователям по особо важным делам, которые якобы расследуют хищение бюджетных средств во ФСИН. Это какая-то абракадабра и абсурд: деньги похищены якобы во ФСИН, но с обысками приходят в квартиры Световой и Абдуллаевой, вызывают меня на допрос. Хотя абсолютно понятно, что на допросы нужно вызывать генералов ФСИН, которые причастны к многомиллиардной коррупции.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем Еву Меркачёву, она остается членом Общественной наблюдательной комиссии Москвы.

Ева, каких недоброжелателей могла нажить себе Зоя, чтобы вот так публично ее сегодня пытались ошельмовать?

Ева Меркачёва: Мне кажется, что сегодняшний день – это какой-то "черный" день для всей столичной правозащиты. Для меня это очень важно, потому что больше всего я ходила как раз с этими двумя женщинами по московским СИЗО - с Зоей Феликсовной и Еленой Абдуллаевой. Более того, они часто ходили вместе по самым серьезным СИЗО, где больше всего проблем, где больше всего нарушений прав человека. И было все очень эффективно. Они были как "кость в горле" следствия. Они постоянно пытались выяснить, кто пытал человека, как избивали. Они находили адвокатов. И то, что они делали, - на мой взгляд, это практически святые люди. Это честнейшие женщины. И я рада, что мне удалось с ними поработать в течение трех лет. Мы практически еженедельно вместе посещали СИЗО. И то, что сразу их обеих стали обыскивать, – я не считаю, что это совпадение. Наверное, таких совпадений не бывает.

Но получается, что у Зои один повод для обыска, а у Лены Абдуллаевой – другой. Я только что разговаривала с Еленой Абдуллаевой. Они якобы ищут сейчас мобильный телефон, вроде как украденный. Стоимость телефона – 3 тысячи рублей. Возможно, в нем есть какая-то информация странная. Они даже не подозревают в этом Елену Абдуллаеву, все привязывают к ее сыну. Но все время говорят, что это якобы из-за того, что она была слишком активной, что она слишком активно придерживается гражданской позиции.

Она также сказала, что некие оперативники, которые проводили обыск, припомнили, как она когда-то к ним приходила в кабинеты, а они ее (с ее правозащитным мандатом) из кабинетов выталкивали. Она сказала, что это было связано с незаконными задержаниями ряда подростков. Тогда они искали этих подростков, разговаривали с теми, кто их задерживал. И после этого подростков отпустили.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте послушаем Анну Ставицкую, адвоката Зои Световой.

Анна, какова официальная версия проведенных обысков?

Анна Ставицкая: В постановлении о производстве обыска указано, что обыск производится в рамках уголовного дела, которое было возбуждено еще 20 июня 2003 года в отношении Ходорковского, Невзлина и других по факту хищения каких-то государственных средств и средств ОАО "Апатиты". С точки зрения следствия, на похищенные деньги могли финансироваться различные лица, в том числе и Зоя Светова. Поэтому, с точки зрения следствия, у нее дома могут находиться какие-либо документы или какая-либо информация, из которой следует, что такое финансирование происходило.

Был проведен обыск, он был начат в 11 часов, и до настоящего времени мы еще не подписали протокол обыска. И в ходе обыска никаких таких документов, естественно, найдено не было. Было изъято достаточно большое количество флешек и других носителей информации, которая связана с журналистской деятельностью Зои и ее сыновей: записи ее интервью, другие записи. Также был изъят акт выполненных работ, который был заполнен Зоей на ее работе. Она работает в организации "Открытая Россия", писала для этого сайта определенные статьи. Собственно, в этом акте были перечислены те статьи, которые она написала.

Владимир Кара-Мурза-старший: А что, срок давности до сих пор не прошел хищения средств "Апатитов" и их преступной реализации?

Анна Ставицкая: С точки зрения Уголовно-процессуального кодекса срок давности именно по хищениям у "Апатитов", конечно же, истек. Но еще вменяется в вину легализация денежных средств, похищенных у ОАО "Апатиты". А легализация – это продолжаемое преступление. И видимо, с точки зрения следствия, похищенные средства до сих пор легализуются через различные организации, указанные в постановлении. Поэтому следствие полагает, что спустя 15 лет они могут спокойно приходить к журналистам, проводить у них обыски в рамках этого дела. То есть это такая "отмазка" – это уголовное дело.

Юлий Нисневич: Я согласен, что если происходят обыски у двух женщин, которые занимаются одним делом, причем связанным с нашими правоохранительными органами, тогда это один вопрос. С другой стороны, когда им предъявляют разные обвинения, то это немножко настораживает. Потому что я не уверен, что наши доблестные правоохранительные органы настолько изобретательны, что они будут специально придумывать разные вещи. Так что мозаика не до конца складывается.

Вопрос о том, что легализация средств ЮКОСа, - ну, это понятно. Сейчас идет достаточно открытая война против современной "Открытой России", против Ходорковского. И как раз попытка найти какие-то зацепки, что преступные средства действительно отмываются, - я этого не исключаю. Мне приходилось иногда общаться с нашими следователями, и они мне честно говорили, что если у них в деле что-то написано, то они это должны отработать до конца. Для меня немножко не стыкуется картина. Но когда приходят к двум женщинам, которые занимались одним делом, то это наводит на мысль, что это некая кампания, я не могу этого отрицать.

Источник: Радио Свобода
Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека