В "Печатниках" женщин уничтожают целенаправленно

Спасибо Еве Меркачевой, Анне Каретниковой и Зое Световой за публикацию серии статей и блогов о женском СИЗО № 6 г.Москвы. В этих статьях все правда, и про переполненность, и про неоказание медицинской помощи и про посадку больных туберкулезом в камеру 40-местную камеру.

Это не халатность. И не наплевательство. Все это делается целенаправленно с целью оказания давления на арестованных женщин. 

Заключение под стражу используется следователями как шантаж. Не подпишешь протокол, где ты во всем признаешься - поедешь в СИЗО, подпишешь - останешься под подпиской и можешь надеяться на условный срок.

Если человек не дает признательных показаний, ее заключают под стражу. А еще лишают свиданий и права на телефонный звонок раз в месяц. Для женщин это дополнительные страдания, ведь самое страшное в тюрьме для женщин, это разлука с детьми.

Беременность и наличие детей, не является препятствием для заключения под стражу. 

Для заключения под стражу вообще закон не писан. Оно предусмотрено для тех, кто представляет опасность для общества, и для тех, кто может скрыться, не работает, не имеет прописки. В реальности под стражу заключают бухгалтера фирмы, которая выдала фальшивую справку 2-НДФЛ для работника, чтобы тот получил кредит в банке. Завысив в нем "белую" часть зарплаты. Преступление? Да, возможно было бы преступлением в нормальной экономике, где предприниматели не были бы вынуждены платить "черную" зарплату. Да и то, это преступление по 327 статье, а никак не по 159 ч.4. Для того, чтобы такая "преступница" перестала быть "опасной" для общества, ее достаточно отстранить от работы бухгалтером, а уж никак не сажать в СИЗО.

Медицинской помощи в "Печатниках" никакой. К врачу не выводят. В нашей камере был случай, когда у уже осужденной женщины случился эпилептический припадок. Мы барабанили в "тормоза", стучали кружками, кричали "Врача срочно", но врач так и не пришел. Дежурная открыла, запретила шуметь и сказала, что врач в другом крыле и придет не скоро.

А в одной из соседних камер так умерла женщина от менингита. Врача так и не дозвались. 

Из лекарств только аспирин и демидрол. Из врачей - психиатр и гинеколог. Но и главврач еще. 

Туберкулезных больных к здоровым подсаживают. Делается это тоже целенаправленно. Из страха заразиться туберкулезом, человек подпишет все, что угодно. Дочери моей сокамерницы подсадили больную туберкулезом. Камера на 40 человек, у всех после этого было подозрение на туберкулез 4 степени.

Цель всего этого - заставить признаться в том, что не совершала. А еще сделать человека беспомощной к борьбе. 

О заседании суда предупреждают вечером. В 4 утра забирают "судовых" и везут  в суды. В "общак", рассчитанный на 4 человек запихивают до 12. Возят до вечера. Потом, подсудимая сидит в вонючей конвойке, где арестованные мужчины до этого справляли нужду. И вот после всех этих пыток ей предстоит что-то доказывать в суде. Может она что-то доказать? Ну максимум что-то беспомощно промямлит. Приговор уже подписан заранее. 

Хочется надеяться, что после публикаций Евы Меркачевой, Анны Каретниковой и Зои Световой на проблемы заключенных женщин наконец обратят внимание. Может быть перестанут сажать в СИЗО всех подряд. Хочется надеяться, чтобы и фабриковать дела  с целью отъема бизнеса тоже прекратили.

Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы