Как преступная система убивает женщин

Очень благодарна Анне Каретниковой и Зое Световой на то, что обратили внимание на проблему переполненности женского СИЗО № 6 "Печатники" г. Москвы.

Особенно стоит отметить пост Анны про то, как в переполненную 43 камеру посадили таджичку с подозрением на туберкулез. При том, что "преступление" совершенное таджичкой, вообще тянет максимум на депортацию - незаконный переход границы. Но обязательно надо было подвернуть риску 50 ее сокамерниц, подавляющее большинство из которых вообще никакой опасности для общества не представляют.

Напомню, что речь идет о женском СИЗО, в котором насильников нет вообще, а убийц крайне мало. Да и те, кого обвиняют по ст. 105 и 111 ч.4 - как правило, максимум могут быть признаны в превышении пределов необходимой обороны. Но палочная система следствия направлена на раскрытие тяжких преступлений, а не каких-то там превышений пределов.

Но и таких женщин в СИЗО - 6, как и в других женских СИЗО - единицы. Более 90% следственно арестованных женщин обвиняются в совершении двух преступлений - мошенничестве и наркотических преступлений.

Подавляющее большинство уголовных дел по мошенничеству сфабрикованные. Цель убэповцев, не так давно возглавляемых бравым генералом Сугробовым - отнюдь не защита доверчивых граждан от злодеев-мошенников. Их цель - отжать бизнес и собственность - у кого сколько можно. 159 статья заменила собой печально знаменитую 58 из сталинского УК. И цель одна и та же. Тогда тоже репрессировали ради получения квартир и имущества. Так же делают и сейчас.
Имеет ли вообще моральное право обвинять в мошенничестве своих граждан страна, которая спокойно присвоив пенсионные накопления своих граждан, направляет их на спасение тонущего Внешэкономбанка? А страна, где в одну ночь уничтожается собственность целого сегмента рынка? И должны ли в такой стране люди вообще платить налоги и вести открытый бизнес?
Помните случай, когда группу экстрасенсов (в которую входили и девочки-секретарши, 2 недели назад приехавшие в Москву и просто соединяющие звонивших клиентов с экстрасенсами) осудили на сроки от 7 до 21 года? А как же тогда трактовать массовое похищение денег путем обмана и злоупотребления доверием в обмен на обещание после смерти попасть в рай? Почему одно - мошенничество, а другое - священно? А если я завтра объявлю себя верховной жрицы Богини вечной молодости и буду собирать по 1000 рублей в обмен на обещание вечной молодости, мне будет можно? Тоже ведь религия.

Но даже если допустить, что кто-то из обвиняемых в мошенничестве реально виновна, то что даст ее посадка? И кому? Просидев 2 года в СИЗО, а потом уехав на зону (если выживет в СИЗО), как она сможет оплачивать ущерб потерпевшим? Какой смысл сажать в СИЗО работницу банка, которую уволили задним числом, когда стало известно об уголовном деле? Она продолжит заниматься преступной деятельностью, как пишут словно под копирку следователи во всех ходатайствах об избрании меры пресечения. Пардон, как? И какую опасность для общества она представляет, если от работы, на которой она по версии следствия, кому-то причинила ущерб, она отстранена? А какую опасность для общества представляет бывший главный бухгалтер, придумавшая на свою беду хитроумные схемы ухода от налогов?

Уголовное преследование людей превратилось в преступный бизнес. Людей фактически берут в заложники и освобождают в обмен на деньги. Это может быть сфабрикованный следователями ущерб, до оплаты которого ни о каком УДО речи быть не может.

Да и само УДО давно превратилось в предмет купли-продажи. Цена свободы в женских колониях составляет от 100 тысяч до 1 млн. рублей за год. Молодые девушки, арестованные по наркотическим статьям, берут особый порядок, надеясь быстрее осудиться и выкупиться. Просятся в Мордву, так как там, при том, что там бьют и ужасные условия, выкупиться дешевле всего. Только вот с особым порядком их кидают. Рассчитывают на срок 3 года, а получают все 9.

И из-за такого преступного бизнеса умирают женщины в СИЗО.

Важно. Рейтинг — 10
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.

Павлюченков Алексей Андреевич
Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net