Уголовное дело в отношении адвоката Михаила Трепашкина подлежит прекращению

Вчера была на заседании Хамовнического суда, где судья Мищенко рассматривала жалобу адвокатов Михаила Трепашкина на незаконный отказ в применении к нему амнистии. На суд пришла большая группа поддержки, что даже не все уместились в зале. 
Месяц назад стало известно, что в отношении Михаила Трепашкина возбуждено дело по ст.310 УК РФ. При этом, следствие посчитало, что под "разглашением тайны следствия" является то, что Трепашкин рассказал газете "Коммерсант" о некомпетентности следователя, ведущего дело одного из его подзащитных. Тоже, мне тайна.
При этом, самому Михаилу Трепашкину не сообщали о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело. Он узнал об этом, придя в качестве адвоката свидетельницы по делу, а дело оказалось в отношении него самого.
Несмотря на абсурдность обвинения, Михаил Трепашкин решил пойти на компромисс и согласился на применение амнистии, чтобы не отвлекаться на данное уголовное дело и продолжить защищать своих подзащитных.
Больше всего в суде меня поразила не то абсолютная безграмотность следователя Зинеева, не то полное игнорирование им и прокурором закона.
Даже после того, как Трепашкин и его адвокаты разъяснили суду, что 6-месячный срок амнистии относится к правоприменителям, которые за этот период обязаны проверить, кто подпадает под амнистию и освободить, а само постановление об амнистии является бессрочным, следователь повторял, что 6-месячный срок прошел. Также он продолжал настаивать на том,что Трепашкин судим, хотя Трепашкин представил в суд справку о несудимости, а его адвокаты подробно изложили положения законодательства о том, кого можно, а кого нельзя считать судимым. 
Кстати, я считаю, что наличие судимости не должно становиться препятствием для адвокатской деятельности. Иначе, любого настоящего адвоката, можно вывести из адвокатской деятельности через фабрикацию уголовного дела. 
И еще, решать, иметь ли дело с адвокатом, имеющим судимость, должен решать клиент, а не палата и не государство. Многие люди, попав в СИЗО, начинают подробно изучать законодательство, писать жалобы, апелляции, кассации. И приобретает знания и опыт квалифицированного адвоката, причем опыт практический. 
И отношение к обвиняемым у защитника, который сам прошел через СИЗО и зону отличается от адвоката, который говорит о своем клиенте "жулик уже в клетке".
Судья Мищенко удовлетворила жалобу адвокатов Михаила Трепашкина. Ее постановление обязывает следователя Зинеева прекратить его уголовное преследование. Михаил Трепашкин полагает, что следователь Зинеев, будучи лицом зависимым, будет всячески тянуть с прекращением.
Очень рада тому, что хотя бы одно решение суда было вынесено законно.

P.s. Когда я писала этот блог, мне позвонил Михаил Иванович, у которого только что закончилось рассмотрение дела по вопросу: законны ли действия следователя ГВСУ СК РФ Багирова Т.С., который отобрал подписку о неразглашении данных предварительного расследования у обвиняемого по ст.159 УК РФ Мурашкина С.А.? В ходе судебного заседания прокурор объявил, что подписка Михаила Трепашкина о неразглашении тайны следствия признана незаконной и отменена. Судья Сырова прекратила судебное заседание на основании отсутствия предмета спора. Это и была та самая подписка, за якобы разглашение которой против Трепашкина возбудили уголовное дело. 
 

https://www.youtube.com/watch?v=FWlLuPwsjDY

 

 

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека