Бабушка-божий одуванчик и воровка колясок: какими преступницами переполнены СИЗО

Гуманизация в России никак не дойдет до прекрасного пола. Московские СИЗО по-прежнему забиты женщинами, едва ли не большая часть которых — «страшно опасные» преступницы: похитительницы велосипедов, детских колясок и телефонов.

Верховный суд РФ после обращения правозащитников пересчитал «дам в законе». Оказалось, что почти каждая четвертая, помещенная в этом году в следственный изолятор, в итоге не получила реального срока. То есть ее преступление не входило в разряд тяжких или даже средней тяжести. Тема арестов представительниц прекрасного пола много раз поднималась в «МК» и стала поводом проверки, которую назначил лично глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев.

— Заключать под стражу до приговора женщин должны лишь в крайних случаях, — заметил Лебедев. — Не надо забывать, что это вообще самая жесткая мера пресечения.

Примечательно, что Мосгорсуд представил свой анализ практики избрания судами мер пресечения женщинам. Согласно ему в первом полугодии 2016 года столичными судами было вынесено 13 постановлений об аресте тех, кто обвинялся в совершении преступлений небольшой тяжести. При этом шесть представительниц прекрасного пола были иностранками, две — россиянками, не имеющими прописки в Москве, пять — москвичками, но не проживающими по месту регистрации и к тому же ранее судимыми или страдающими наркотической зависимостью.

А вот те цифры, что представил «МК» председатель ВС Лебедев. За первое полугодие 2016 года столичными судами было рассмотрено 487 ходатайств о заключении под стражу, из них удовлетворено 425 (87,2%). То есть в 9 случаях из 10 (!) судьи идут навстречу следователю, который считает, что женщину нужно держать в СИЗО. Еще одна интересная цифра: за те же 6 месяцев столичными судами были приговорены к реальному лишению свободы 322 женщины. Получается, что число заключенных под стражу превысило осужденных к реальному лишению свободы на 103.

— В последний раз мы встретили в женском СИЗО №6 девушку, которая попала туда за кражу детской коляски, — говорит правозащитница Анна Каретникова. — Было там много похитительниц велосипедов. Много попадается «экономических». В больнице «Матросской Тишины» лежала сморщенная старушка: она подписала доверенность, приняв участие в мошеннической схеме, на какую-то незначительную сумму. Очевидно, что сделала она это от нищеты. Тогда зачем ее понабилось арестовывать?

Ответ прост: в изоляторе легче уговорить человека на любое досудебное соглашение и заставить его дать вообще любые показания. Особенно это касается случаев, когда женщина больная или когда дома у нее остались дети. При этом в единственном женском СИЗО по-прежнему так много «клиенток», что о соблюдении нормы в 4 кв. м на заключенную даже говорить не приходится.

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека