Бабушка-божий одуванчик и воровка колясок: какими преступницами переполнены СИЗО

Гуманизация в России никак не дойдет до прекрасного пола. Московские СИЗО по-прежнему забиты женщинами, едва ли не большая часть которых — «страшно опасные» преступницы: похитительницы велосипедов, детских колясок и телефонов.

Верховный суд РФ после обращения правозащитников пересчитал «дам в законе». Оказалось, что почти каждая четвертая, помещенная в этом году в следственный изолятор, в итоге не получила реального срока. То есть ее преступление не входило в разряд тяжких или даже средней тяжести. Тема арестов представительниц прекрасного пола много раз поднималась в «МК» и стала поводом проверки, которую назначил лично глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев.

— Заключать под стражу до приговора женщин должны лишь в крайних случаях, — заметил Лебедев. — Не надо забывать, что это вообще самая жесткая мера пресечения.

Примечательно, что Мосгорсуд представил свой анализ практики избрания судами мер пресечения женщинам. Согласно ему в первом полугодии 2016 года столичными судами было вынесено 13 постановлений об аресте тех, кто обвинялся в совершении преступлений небольшой тяжести. При этом шесть представительниц прекрасного пола были иностранками, две — россиянками, не имеющими прописки в Москве, пять — москвичками, но не проживающими по месту регистрации и к тому же ранее судимыми или страдающими наркотической зависимостью.

А вот те цифры, что представил «МК» председатель ВС Лебедев. За первое полугодие 2016 года столичными судами было рассмотрено 487 ходатайств о заключении под стражу, из них удовлетворено 425 (87,2%). То есть в 9 случаях из 10 (!) судьи идут навстречу следователю, который считает, что женщину нужно держать в СИЗО. Еще одна интересная цифра: за те же 6 месяцев столичными судами были приговорены к реальному лишению свободы 322 женщины. Получается, что число заключенных под стражу превысило осужденных к реальному лишению свободы на 103.

— В последний раз мы встретили в женском СИЗО №6 девушку, которая попала туда за кражу детской коляски, — говорит правозащитница Анна Каретникова. — Было там много похитительниц велосипедов. Много попадается «экономических». В больнице «Матросской Тишины» лежала сморщенная старушка: она подписала доверенность, приняв участие в мошеннической схеме, на какую-то незначительную сумму. Очевидно, что сделала она это от нищеты. Тогда зачем ее понабилось арестовывать?

Ответ прост: в изоляторе легче уговорить человека на любое досудебное соглашение и заставить его дать вообще любые показания. Особенно это касается случаев, когда женщина больная или когда дома у нее остались дети. При этом в единственном женском СИЗО по-прежнему так много «клиенток», что о соблюдении нормы в 4 кв. м на заключенную даже говорить не приходится.

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net