Защитнички закона

 Давно не писал, все надеялся на здравый смысл сотрудников ленинградской  прокуратуры за соблюдением законов в исправительных учреждениях, но выступив в качестве  свидетеля и три дня отсидев  в суде по поводу административного правонарушения моего коллеги Бориса Пантелеева (ст. 19.32 «2. Нарушение членом общественной наблюдательной комиссии требований уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, нормативных правовых актов по вопросам исполнения наказаний, а также невыполнение законных требований администрации места принудительного содержания»). Для себя выяснил, что единственное слово, которое надо знать прокурору, ползущему по служебной лестнице - это «Возражаю», с отсутствием всякой мотивации. Судья же умная - сама что-нибудь придумает…

Более сорока ходатайств, заявленных адвокатом Валентином Пышкиным и непосредственно Борисом Пантелеевым были отклонены. Оказалась, что прокурор Карпов Е.Н. вообще не слышал о  незаконном задержании членов ОНК и составленном зам. начальника оперативного отдела ИК-6  Шмойловым И.Н. протоколе от 28 марта 2016 года. В протоколе также фигурируют И.О. по воспитательной работе Жердев В.В., который отдавал приказ о задержании членов ОНК, и Жуликов К.В., пытавшийся вырвать конверт у члена ОНК Бориса Пантелеева, чуть не приведшее к «членовредительству». Прокурор полагает, что главное не тот протокол, который составлен первым, а тот который дошел до суда, и  какая разница, что написана в КоАПе.

Что характерно, мы не смогли уличить прокурора Карпова во лжи. Возможно, он и вправду не читает газет, не слушает радио, и не пользуется интерном и только в суде услышал о незаконном задержании членов ОНК и другом протоколе. Адвокату Валентину Пышкину понадобилось почти  8 часов, чтобы приобщить  протокол,  составленный сотрудниками ИК-6, к материалам дела, выстроив эффективную систему подачи ходатайств. В суде выяснилось, что протокол, подписанный прокурором Е. А. Горбуновым вообще был составлен во время болезни Бориса Пантелеева. В качестве доказательства в суде был предъявлен  больничный лист и телеграмма с ходатайством перенести слушание на другой день по состоянию здоровья. Грамотным прокурорам хорошо известно, что это нарушение конституционного права на защиту. Видеоматериалы, предоставленные сотрудниками ИК-6, представляли плохо сделанную нарезку, из которой исчезло около двадцати минут видеоматериалов, изобличающая неправомерные действия сотрудников УФСИНа.

В вызове понятых судьей Ковтун Н.Н., участвовавших при обыске в ночное время, хоть и покинувших место до окончания обыска, тоже единодушно было отказано. Больше всего умиляли показания г-на Жердева, в которых он сообщил суду, что членов ОНК никто не задерживал, они сами сидели в помещении колонии-поселения, а потом в сопровождении трех сотрудников ИК-6 их «подвезли» до 7 отдела полиции, чтобы с членами ОНК по дороге ничего не случилось, где члены ОНК были задержаны и проведен личный досмотр. Но сотрудники ИК-6 не причем, это все сотрудники полиции…

Итог письменного обращения осужденных к нам неутешителен: семь заседаний суда и штраф в 600 рублей Борису Пантелееву. Решение суда - это плевок на общественный контроль и возможность скрывать пытки и бесчеловечное обращение в учреждениях УФСИН по Санкт-Петербургу и Л.О.

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека