Дело Андрея Маякова: в Мосгорсуде чуда не произошло...

В Мосгорсуде была рассмотрена апелляционная жалоба Андрея Маякова.

Суд начался точно по расписанию – в 9.20. Но на этом  все чудеса и закончились.

Вначале суд отказал в допуске в качестве защитника из числа иных лиц Маргариты Горшковой, которая должна была защищать Андрей наряду с адвокатами. Причиной стала позиция прокурора, который сослался на то, что Маякова защищают 2 профессиональных адвоката.

Документы о состоянии Маякова здоровья суд приобщил.  Приобщил суд и заключение специалиста об оценке состояния здоровья Маякова. Оказалось, что у Андрея – более 20 болезней, в т.ч. заболевания щитовидной железы, нарушения мозгового кровообращения, диабета, панкреатита, гипертонии, обструктивной болезни легких. При этом специалист отметил неблагоприятный прогноз развития данных заболеваний. Было видно, что часть этих болезней судьям не знакомы, так как названия болезней судья произносил по слогам и с ошибками. Адвокат отметил, что для поддержания здоровья Маяков принимает ежедневно 25 медицинских препаратов.  Прокурор тут же пояснил  Мосгорсуду, что районный суд уже все это учел. И даже то, о чем ему в сентябре известно не было.

Следующее ходатайство защиты касалось приобщения личных поручительств и протокола осмотра вещественного доказательства – видеозаписи  НТВ. Суд приобщил только поручительство ходатайство комитета за гражданские права, а видеозапись …  НТВ  не является доказательством. Почему – суд не пояснил.
Дальше суд отклонил ходатайство Маякова о проведении повторной фоноскопической экспертизы, т.к. образец голоса Маякова никто не брал. Кто на записи говорит от имени Маякова -  не известно. Суд и данное ходатайство отклонил, пояснив, что это касается оценки доказательств, а такая оценка дается при  вынесении решения.

Было отклонено и ходатайство Маякова о снятии дела с рассмотрения, так как он из-за ограничений, установленных судьей, не смог полностью ознакомиться с протоколом судебного заседания. Хотя из ходатайства было видно, что неполное обжалование протокола судебного заседания было связано с тем, что судья продлила срок обжалования протокола всего на 3 дня, суд сделал вид, что не понял, о чем идет речь.

Судья-докладчик скороговоркой перечислила примерно 50 доводов, по которым приговор должен быть отменен. Трудно сказать, вникала ли она сама в эти доводы или же работала на автомате.  Впрочем, что- то человеческое в ее взгляде иногда мелькало.  Участников процесса неприятно поразило, что  весь процесс она жевала жвачку.

Адвокат Г.М. Шило обратил внимание на ряд нарушений. Вот что я успел записать:

  • при задержании Маякова и осмотре места происшествия не был допущен адвокат Невелев;
  • в день задержания Маяков подвергся пыткой бессонницей: в  ИВС  его доставили в 3 часа  ночи, а подняли уже в 6 утра, хотя следственные действия были начаты после 10.00;
  • материалы  ОРМ, в т.ч. записи телефонных переговоров, были получены без судебной санкции;
  • в т. 3 л.д. 91 имеется  постановление следователя на ходатайство адвоката о том, чтобы «отказать в ходатайстве о производстве дела в рамках закона»;
  • направление заявления Масловой, не удовлетворенной помощью Маякова, было инициировано  СК;

Адвокат обратил внимание на личность заявителей: неработающий наркоман и жена «вора в законе».  При этом обращались к Маякову более тысячи человек, а недовольными оказались двое.

Помощью Маслову Маяков занимался 27 месяцев, написал более 30 жалоб и несколько сотен электронных писем.  Адвокат доказал, что действия Маякова от обращению Маслова носит классический гражданско-правовой характер.

СКР создало группу из 4 следователей по особо важным делам для расследования … передачи Селиным  Маякову 10 тыс. руб.

Адвокат разобрал роль оперативника Яшина, который, как это видно на видеозаписи, ответы Селину о передаваемой сумме подсказывал прямо под камеру.
Адвокат рассказал об «эксперте» Колесниченко, который делал экспертизу аудиозаписи, но при допросе в суде не смог ответить ни на вопрос, на каком носителе ему представили запись разговора с Маяковым, сколько ему нужно времени для подготовки  ответа, он также не знает.

Адвокат Светлана Сидоркина рассказала о том, что без изучения оригинала аудиозаписи невозможно сделать вывод о том, вносились ли изменения в файл или нет. 

Прокурор значительную часть речи адвоката переписывался при  помощи телефона.

А.Маяков рассказал об упущениях суда первой инстанции. Так, суд не учел возмещение «потерпевшим» морального ущерба.  На вопрос Маякова о том, поступило его дополнение к апелляционной жалобе от 26.01.17 судья-докладчик достаточно долго искал эту жалобу. Маяков объяснил и причины, почему к делу не приобщена видеозапись: если официально задержание произошло после 22.00, то из видеозаписи  видно, что задержание имело на 5 часов раньше, а все действия в отношении Макова совершались без адвоката.

Прокурор выступал в течение 6 минут. Он сказал, что показания подтверждают виновность Маякова, суд дал им надлежащую оценку, доводы защиты надо отвергнуть, наказание назначено в рамках закона.  От  обычного прокурорского выступления в Мосгорсуде (заученная речь на полторы странички, где просто надо менять № статей и фамилии действующих лиц) выступление прокурора отличалось тем, что не все можно было понять, так как прокурор глотал и окончания и целые слова.

Примерно через 15 минут  после удаления в совещательную комнату судьи вышли обратно: оставить приговор без изменения, а жалобы – без удовлетворения. Чуда в Мосгорсуде не случилось.

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Малиновская Любовь Малиновская Любовь
14 марта 2017 в 15:03

Ни в одном суде чудо не случается. Прокуроры говорят стандартные фразы, судья вроде слушает, но выводы остаются неизменные. Не понимаю, зачем мне лично нужны вышестоящие суды, если они проверяют только правильность применения закона, а доказательства не рассматривают, уверяют нас, что в суде первой инстанции было рассмотрено все объективно, что суд дал доказательствам надлежащую оценку, что к доказательствам защиты нужно относится критически. Сейчас у меня твердо сформировано мнение, что буквально все вышестоящие суды - это лишние ступени, которые финансируются за счет средств налогоплательщиков. Не только судьи, но и члены их семей пользуются правом приобретения бесплатных лекарств. За наши деньги справедливости, гуманности и объективности в рассмотрении любых дел я не вижу. Доля обжалуемых в апелляционную инстанцию судебных актов составила 24,0% от принятых по первой инстанции. При этом, отменены (изменены) судебные акты только по 3% от числа дел, рассмотренных судами первой инстанции. Процент обжалования принятых арбитражными судами судебных актов в кассационную инстанцию - 6,2%. В кассационной инстанции отменены (изменены) судебные акты - 1,1% от количества принятых в первой инстанции. Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в отчетном периоде рассмотрено 1,7 % от принятых по первой инстанции. При этом, отменены и изменены в порядке надзора судебные акты - 0,03% от числа дел, рассмотренных судами первой инстанции. Стоит ли за такой мизерный процент содержать такую огромную численность работников различных судов? Вот где нужна срочная оптимизация, а не в медицине.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области