Бить или не бить: вот в чем вопрос

1. Про нас забыли или на нас забили?

Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. N 503-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", известный по публикациям 2015-начала 2016 года, как «Закон садистов» был принят  Государственной Думой 21 декабря 2016 года, в рекордные сроки одобрен Советом Федерации 23 декабря 2016 года, и  подписан Президентом страны 5 дней спустя. Накануне Нового Года.

Прежний состав Государственной Думы ФС РФ очень внимательно относился к мнению правозащитников о содержании этого законопроекта. Новая Государственная Дума мнением правозащитников при принятии законопроекта не поинтересовалась вообще.

Были ли учтены при принятии закона позиции правозащитников и специалистов? Что ж, постараемся внимательно и неторопливо прочитать, , если потребуется, то и  перечитать текст нового закона.

2.  Без шпаги, но с ножкой от табуретки.

В статье 28 Закона уточнено, что речь идет  не просто об оружии, а об оружии огнестрельном. Но это и так было ясно, так как ни сабель, ни  шпаг на вооружении сотрудников УИС нет. 

Затем статья обогатилась перечнем мест, где сотрудникам УИС можно  применять оружие, физическую силу и спецсредства: это и сами учреждения УИС, и прилегающая территория, если на ней  установлены режимные требования, а также можно применять оружие, физ силу и спецсредства при  конвоировании. Раньше такого перечня не было, а имелась отсылочная норма к этому и другим законам.

Далее появилась норма о запрете носить на территории учреждения специальные средства без соответствующего снаряжения. Что ж, это достаточно разумно, так как усиливает  контроль за выдачей и ношением спецсредств: просто так без получения специального снаряжения взять резиновую палку и прогуляться с ней  по ШИЗО, нельзя.

Но дальше не обошлось без потерь: старая редакция требовала от сотрудника не только проходить  специальную подготовку и периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и оружия, но и также и проверку на умение оказывать первую помощь пострадавшим. В новом законе проверка на умение оказывать помощь пострадавшим куда-то делась. За исчезновением нескольких слов – опасный вектор мышления  разработчиков законопроекта: чего это мы должны помогать пострадавшим от пресечения противоправных действий. По-видимому, сказался неоднозначный опыт участия в КТО. С правозащитниками данная поправка не согласовывалась.

Появилась норма о применении вместо спецсредств подручных средств, но возможно это только в случае крайней необходимости, необходимой обороны или при побеге. Эта норма вводит применение подручных средств в правовые рамки, но не предусматривает, когда применение подручных средства должно прекращаться. Например, вместо того, чтобы надеть наручники, буянящего заключенного связали проводом. Через минуту принесли долгожданные металлические браслеты. Должны ли заменить провод на наручники, или так в проводе его и оставят, пока он не успокоится? Ответ на этот  вопрос новый закон не дает.    Впрочем, правозащитники такой поправки и не предлагали: данное упущение  стало очевидно уже после принятия закона.

А вот далее идет очень опасная норма. Звучит она так: сотрудник УИС не несет ответственности за вред, причиненный осужденным, лицам, заключенным под стражу, и иным лицам при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия осуществлялось по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Законом и федеральными законами, и признано правомерным. Переведем на русский:  если во время массовых беспорядков спецназ УФСИН решит немножечко пострелять, и кроме трех злобных смутьянов положит пол дюжины других осужденных, парочку журналистов, излишне настырного прокурора, да и оказавшегося  на линии огня генерала из Москвы, то спрашивать за это будет не с кого, если имелись основания стрелять, а действия спецназовцев по применению огнестрельного оружия признали правомерными. Будем надеяться, что это норма останется «спящей» и никогда не заработает. Хотя, как знать… 

В конце статьи рассказывается о том, что закон будет иметь еще и веселое приложение: Перечень оружия, боеприпасов и специальных средств, состоящих на вооружении учреждений и органов УИС, который примет Правительство РФ.  Так что следим за творчеством Правительства.

3. Бить нельзя договориться.

Новая статья 28-1 содержит  условия применения физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия.  Таких условий три: предварительное предупреждение о намерении их применить  с предоставлением достаточного времени для выполнения требований, обеспечение наименьшего причинения вреда, безотлагательное оказание медицинской  помощи и фиксация телесных повреждений, доклад о применении физической силы, спецсредств или оружия непосредственному начальнику.

Куда-то исчезло и такое важное требование к требованиям сотрудников УИС, как законность: все –таки право на применение насилия должно применяться для обеспечения выполнения не любых требований, а только законных.   

Правда кое-что в этих условиях вызывает удивление. Например, о намерении применить физ. силу или оружие не сообщается, если промедление в ее применении создает угрозу жизни и здоровью людей, либо невозможно. Здесь, как говорится, не поспоришь. Но тут находим и такой вот пассаж: оказывается, уведомление не делается, если это «не уместно». Но ведь понятие уместности или неуместности явно не из сферы права. Более того, оно носит ярко выраженный оценочный характер. Например, уместно или нет, предупредить сильно возбужденного человека, агрессивно размахивающего руками, что к нему могут быть применены наручники или резиновые палки? Одни скажут, что уместно, другие, что – нет. И не скажешь, кто из них прав, пока не попробуешь сказать  человеку: не дерись, иначе на тебя наденут наручники. 

Или, к примеру, возьмет применение силы и оружия при действиях сотрудников УИС в составе группы. В этом случае  предупреждение делает один из сотрудников. Хорошо, если группа состоит из трех человек, а события  развиваются в отдельной камере или в курилке локального  участка. А, если десятки сотрудников противостоят десяткам заключенных. Где гарантия того, что сделанное предупреждение  услышат все и дальнейшие события не станут следствием того, что часть участников противостояния просто не услышат предупреждение?

При обсуждении законопроекта много споров было вокруг уведомления о применении спецсредств, силы и оружия при конвоировании. Предлагалось даже записать, что уведомление делается конвоем по прибытии на конечный транзитный пункт. Однако в итоговом тексте закона видим редакцию, согласованную с правозащитниками:  начальник конвойного подразделения должен быть уведомлен в как можно более короткий срок посредством телефонной или факсимильной связи.   

А вот следующая норма стала результатом совместного неудачного творчества ФСИН и Госдумы без участия правозащитников: о применении спецсредств,  физсилы и оружия прокурору сообщает начальник в порядке, установленном ФСИН. То есть ФСИН может установить и такой порядок уведомления, по которому информация будет помещаться в бутылку с надписью «для прокуратуры», бутылка будет кидаться  в море-окиян и плыть-плыть-плыть в сторону надзирающей прокуратуры. Нет, не смейтесь: в этом случае ФСИН будет в своем праве. Слава Богу, что о случаях травмирования или смерти в результате применения силы, спецсредств или оружия прокурор уведомляется незамедлительно.

В законе появилась норма о фиксации применения силы, спецсредств и оружия видеофиксатором, но только в том случае, если есть такая возможность. Врать не буду: с таким компромиссом  я и В.М. Гефтер на рабочей группе согласились.       

Трудно спорить с нормой о том, что сотрудник УИС «действует с учетом создавшейся обстановки, характера и степени опасности действий лиц, в отношении которых применяются физическая сила, специальные средства или огнестрельное оружие, характера и силы оказываемого ими сопротивления», то есть повод для применения силы, спецсредств или оружия сам по себе не может стать основанием для того, чтобы начинать всех мочить.

Последний абзац рассматриваемой статьи позволяет сотруднику УИС, действующему в  составе группы, не выполнять явно незаконные приказ или распоряжение.

4. Когда не хватает силы мысли.

Статья 29 закона перечисляет  случаи, когда нельзя использовать оружие или спецсредства, но можно применить физическую силу. Таких случаев в законе всего три: 1) для пресечения преступлений и административных правонарушений; 2) для задержания осужденного или лица, заключенного под стражу; 3) для пресечения неповиновения или противодействия законным требованиям сотрудника уголовно-исполнительной системы.

Но здесь можно  не пугаться: сотрудник не кинется с боевыми приемами на бедолагу, который кинул окурок мимо урны (а это административное правонарушение: нарушение санитарных правил), так как применение силы допустимо сотрудником, «если несиловые способы не смогли обеспечить выполнение возложенных на него обязанностей».

Но все-таки в старой редакции это ограничение звучало лучше: «если ненасильственным способом не обеспечивается выполнение их законных требований».

(Окончание следует)

Важно. Рейтинг — 14
Поделиться с друзьями

16 комментариев

Дмитриева Надежда Дмитриева Надежда
7 января 2017 в 19:55

Здравствуйте, Владимир! С Рождеством Вас, здоровья, удачи и благополучия! Я писала Вам не на сайт" Гулагу-нет", точно уже даже и не могу сказать, на страницу ли какую, или на почту, это было года два назад, я ещё не знала о Гулаге. Бабушкину писала ближе к осени 2016г, ответа также не было. Отправляла письмо по почте России, на адрес его "Комитета ". Ответа не было. Я состою у него в группе и поддерживала его кандидатуру на пост Уполномоченного по правам человека. Я себя инертным человеком не считаю, т.к в одиночку борюсь за права своего племянника уже почти четыре года ( родителей у него нет). Писала и Каринне Москаленко, и в Центр содействия международной защиты, Оксане Преображенской и по многим другим адресам. Никто не ответил. Единственно, кто всегда отвечает- это Сайт Help hand и Агора. Юристы из Агоры нашли много нарушений в деле племянника и написали жалобу в ЕСПЧ, но её отклонили без объяснения причины. Я просто хочу ещё раз повторить, нет денег- будут сидеть, можно, конечно сказать, что нечего и попадать туда. Но если уж попал, то всё- никто не поможет, так как статьи нашего УПК живут как-бы отдельной жизнью, их можно исполнять, но чаще - можно и не исполнять, иначе откуда в деле могут взяться понятые одни и те же восемь раз, странные экспертизы, в том числе и комплексные, выполненные одним экспертом, который сам собирал отпечатки, сам же их и нашёл потом, поручения на экспертизу принимал от следователя, соседа по кабинету, ну и многое другое. Я и так Вас утомила. Насчёт раздражённости- Вы правы. Такая борьба , можно сказать бессмысленная,отнимает много сил. Примите мои извинения. С уважением, Надежда.

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
7 января 2017 в 14:17

Мне про этот сайт ГУЛАГу-НЕТ сообщил осуждённый Рэскоалэ С.А!Дорогой для меня человек!
И я благодарна,Господу,что я узнала об этом сайте.
А то я не знала об этом сайте!
Я рада! Рада,что сайт этот просматривают должностные лица!
Есть интернет-приёмная!
Я благодарна Богу за всё!

Кудашева Оксана Кудашева Оксана
6 января 2017 в 23:08

Ну, допустим, надевают сотрудники видеорегистраторы, когда идут на обход, на проверку, на обыск... Есть видеокамеры, которые фиксируют то, что надо и не надо... Но кто сказал, что потом эти записи не окажутся удаленными, испорченными или вообще окажется, что запись не производилась, так как видеорегистратор не зарядили вовремя... И как доказать, что ты не нападал и не нёс никакой угрозы сотрудникам? В очередной раз осужденных оставили без защиты...

Гутор Наталья Гутор Наталья
6 января 2017 в 22:12

Лежачего не бьют, его убивают

Дмитриева Надежда Дмитриева Надежда
5 января 2017 в 21:05

Поэтому и надо помогать конкретным людям, если есть на то основания в деле. А не предлагать страховки по 5000р, и адвокатов с заоблачными гонорарами. У кого есть деньги, те не надеются на помощь правозащитников. У кого их нет, те сидят, т.к. защищать их гражданские права некому.

Бударина Раиса Бударина Раиса
7 января 2017 в 20:58

¨Надежда, а страховка всё-таки своё дело делает-другое отношение к заключённому. Об этом говорят ребята.

Дмитриева Надежда Дмитриева Надежда
8 января 2017 в 22:38

Раиса ,здравствуйте! Почему-то мне кажется, что страховка не поможет, т.к. всех сотрудников не уведомляют, кто застрахован, а кто нет. А когда что то происходит, виноваты сами потерпевшие, и причины найдут веские.

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
5 января 2017 в 20:00

Доказывать можно,но результат есть не всегда!Много лет осуждённый Рэскоалэ С.А(из знаменитого "Белый лебедь") доказывает,что он это не совершал!Доказывает,что не совершал это преступление!Но продолжает отбывать наказание в "Белом лебеде".

Дмитриева Надежда Дмитриева Надежда
5 января 2017 в 19:47

Быть и казаться, пытаться делать и делать конкретно, разные величины.

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
5 января 2017 в 19:41

Ребята,давайте жить дружно!
Очень сложно бывает что-то доказать!От этих попыток и здоровье и сон теряется!А человек всё равно пытается что-то изменить!

Дмитриева Надежда Дмитриева Надежда
5 января 2017 в 19:30

Победа настоящая, потому-что сила будет применяться реальная к реальным живым людям, у которых нет оружия. На их месте могут оказаться многие, никто не застрахован от этого.Уже который закон, который не смогли отстоять. Вначале амнистия, потом - сроки исчисления наказания ( предлагали включить и строгий режим). Сейчас этот закон, впереди другая амнистия. Уважаемые г.г. Бабушкин и Осечкин, вы мне ответите,что это мы такие инертные, не активные, не помогаем. Я писала и Бабушкину и Осечкину по поводу племянника, по поводу экспертиз в его деле, о том что были нарушены его права на защиту. В его деле понятые одни и те же участвуют восемь раз, три протокола с участием этих понятых судья приводит в приговоре, как доказательства. Я спрашивала совета, может помощи какой то, но ни ответа, ни привета не получила. Как можно возглавлять "Комитет за гражданские права" и не отвечать людям. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. А писать о том, что это не прошло, к этому не прислушались- ну извините, такой уж, наверное, авторитет.

Надежда, извините, не знаю я ответа на Ваш вопрос, почему Вы инертные - знаете лишь Вы. Я вот не поленился, зашёл в Ваш блог - там с 02.2015 - 9 комментариев, эмоции, ни одного комментария с указанием номера/даты хотя бы 1 заявления в поддержку кого-либо, ни одного. И в разделе "Открытые письма" нет ни одного заявления, жалобы... Нет и всё тут.

А вот упрёки - есть. Раздражение, какой-то негатив, а дел - их не видно. Вы пожалуйста не поленитесь, зайдите в мой блог. Посмотрите, сколько открытых писем в защиту простых людей, которым здесь и сейчас нужна помощь, кого бьют и пытают. Я, знаете ли, не волшебник. И волшебной палочки у меня нет. Вот хватило сил и времени - сделал сайт, чтобы хорошие люди делали добро, писали заявления и жалобы в защиту других хороших людей. Сам вот разбираю жалобы, что успеваю - делаю. Без денег, без грантов, без гос.финансирования. Имеете ли Вы право меня упрекать? Подумайте внимательно, если подумаете, может и извинитесь. А нет - так нет. Меня много по рукам били в жизни, но они не опустились до сих пор...

По поводу "кровавого законопроекта". Он титаническими усилиями был заблокирован, в том виде его не приняли. Потом за это, за нашу акцию протеста в Думе у меня дома, в детской, на кухне, в ванной, в спальне лазили "маски" и оперативники, забирали все электронные носители, всё забирали, по всем каналам пакости говорили... Ну да в общем это уже другая история. А такие комментарии - да, пишите, но в следующий раз задумайтесь - может быть потратить своё время на доброе дело, а не на огульную критику.

Жестоко, Надежда! Я вот все думаю: зачем Христос принес себя в жертву во имя людей? А они все грешат и грешат.....

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
5 января 2017 в 19:12

Лежачего не бьют!!!
Это будут учитывать?

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться
Предыдущая 12 Следующая

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net