По дороге в Гос Думу поправки к закону об общественном контроле кастрировали...

Почему членам СПЧ отказали в праве посещать тюрьмы...

Президент знать не должен?

Скандал вокруг пакета поправок в законодательство об общественном контроле за местами принудительного содержания набирает обороты. Документ стал перчаткой, брошенной Правительством РФ не только обычным членам ОНК (общественно-наблюдательных комиссий), но и членам СПЧ (Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека). Обещанное им право посещать тюрьмы в законопроекте так и не было прописано. Совет по правам человека при президенте, грубо говоря, кинули.

Напомним, что проект поправок был разработан Минюстом и внесен в Госдуму накануне нового года. В четверг, 14 января, он уже будет рассмотрен на профильном комитете ГД. Члены ОНК уже высказали свое отношение к документу, заявив, что если он будет принят в таком виде, то сама идея общественного контроля умрет. И вот пришла очередь высказаться членам СПЧ. Они ведь почти два года доказывали, как важно им получить право свободного доступа в ИВС, СИЗО и колонии, чтобы видеть объективную картину. Власть обещала: «Все получите!» Получили кукиш. Но так ли вообще нужно членам СПЧ бывать за решеткой, если право на это уже есть у членов ОНК, которые формируются в каждом регионе.

— За последние годы многие ОНК потеряли свою независимость, — говорит основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин. — Административный ресурс и руководители региональных управлений силовых госорганов сделали все для этого. Во многих регионах экс-силовики — в прошлом начальники тюрем и колоний — сами возглавили наблюдательные комиссии, придав их деятельности декоративный характер. Яркий пример: ОНК Вологодской области возглавил экс-начальник колонии для пожизненно осужденных. Те немногие правозащитники, которые осмеливаются заявлять о фактах пыток и коррупции, — молниеносно подвергаются давлению. А наделение членов СПЧ правами федеральных наблюдателей, конечно, усилило бы позиции правозащитников, поддержало бы тех немногих, кто пока еще продолжает бороться с произволом. Наглядный пример — массовая акция протеста в копейской колонии №6: именно благодаря поездке туда членов СПЧ были вскрыты факты пыток и коррупции.

Вообще сейчас члены СПЧ попасть в тюрьмы могут, но только с разрешения генералов ФСИН. А те его дают отнюдь не всем и не всегда.

— Меня не пускали в колонии Свердловской и Тамбовской областей, — говорит член СПЧ Андрей Бабушкин. — Были случаи, когда сначала вроде бы разрешали, я приезжал, а двери так и не открывали. В итоге простоял на морозе много часов и вернулся в Москву ни с чем.

Самый показательный случай был в прошлом году, когда главу СПЧ, советника президента Михаила Федотова не пустили в «Лефортово» к фигурантам по делу об убийстве Немцова. Почему? Не потому ли, что Федотов после посещения мог подготовить отчет напрямую президенту?

— Силовой блок сегодня имеет мощное влияние на Старую площадь и Госдуму, и, очевидно, важная инициатива допуска членов СПЧ была просто заблокирована, — говорят в совете. — Силовики не хотят быть под общественным контролем и боятся, что президент из первых рук от своих экспертов будет получать информацию о реальном положении дел в тюрьмах. Ведь в отличие от членов ОНК (которых зачастую никто не слышит) каждый член СПЧ имеет выход на главу государства.

Ева Меркачева

Важно. Рейтинг — 12
Поделиться с друзьями

3 комментария

Независимые и добросовестные общественные контролеры всегда находились и находятся в прицеле у недобросовестных сотрудников УИС, подвергаясь риску попасть под фабрикацию административных и даже уголовных дел. Позиция прокуратуры и суда не намного лучше. Власть жестко сопротивляется общественному контролю над собой - это факт.

Да, все знает Президент! На Конференции он заявил, все, что делается в стране - я знаю и за все несу ответственность. Сколько можно рваться в закрытую дверь? Андрей Владимирович! Спасибо, Вам, за то, что еще боретесь и у Вас не опускаются руки. А, ведь, на это и направлена стратегия Правительства РФ. Большей властью наделяют те структуры, против которых не попрешь: бандитскую и коррупционную Систему ФСИН, СК, Прокуратуру, суды. О каком правовом обществе можно говорить? А по "Копейскому делу" вообще цирк устроили. За убийство, пытки, насилие, рабский труд, вымогательство, незаконное изготовление холодного оружия и многое другое экс.начальника ИК-6 Механова очень "строго" наказали -3 года условно + амнистия. По событиям 2012г. в ИК-6 СПЧ в Вашем лице и др. доложили, что это была мирная акция.Зато, за правду, на ребят сфабриковали дело по ст.212 ч.1,2. До сих пор судят, конца и края не видно.Много было комиссий, СМИ поддерживали ребят и их родственников: "Мы вас не бросим". А на деле остались Вы, Осечкин, Приходкина и некоторые другие члены ОНК, которым,по теперешним событиям, дверь закрыта и плюс нежелание. Кинули ребят! И кто нам теперь поможет и поможет ли вообще - одному Богу известно.

меня здесь больше нет меня здесь больше нет
22 января 2016 в 19:19

возникает вопрос, а что, наш президент не знает, что творится в тюрьмах? или НЕ ХОЧЕТ знать?

второе: Андрей Владимирович, а не кажется ли Вам, что СПЧ - это больше фиктивный орган, для отвода глаз перед Европой, мы ж какбэ "правовое государство", а в реальности малоэффективное образование? и этой инициативой МинЮст показал, где "ваша ветка"...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы