Открытое обращение Филатовой Анастасии в защиту мужа Кирьянова И.И.

Открытое письмо.

Обращается к Вам Филатова А.Ю., супруга Кирьянова И.И., отбывающего наказание в ФКУ ИК-14 г. Тогучина Новосибирской области, осужденного на срок 8 лет строго режима по ст.111, ч.4.

Мой муж занимался сельским хозяйством, животноводством и рыборазведением в Мошковском районе Новосибирской области. За свой счет восстановил брошенный водоем (пруд), оформил соответствующие документы, деятельность была согласована на местном и региональном уровне, организовал предприятие и стал работать. В процессе работы мой супруг столкнулся с проблемой охраны водоема и личного имущества от противоправных посягательств и угроз физической расправы от местных жителей.

Неоднократные обращения в правоохранительные органы по факту кражи личного имущества, результатов так и не дали, стандартные отписки и дела были закрыты. В итоге: похищено имущества на общую сумму более 600 тысяч рублей. Поэтому вопросы охраны водоема полностью легли на мужа и его отца. По периметру водоема ими были установлены информационные щиты о запрете незаконной добычи рыбы, однако запреты на местных жителей не действовали.

Так 25.08.2014 г. была пресечена попытка кражи рыбы из арендованного мужем водоема. Из-за противоправных действий пьяного потерпевшего и опасаясь за свою жизнь, т.к. угроза жизни была реальной, мой муж произвел предупредительный выстрел в воздух, из гладкоствольного оружия, которое у него было на законных основаниях. А затем, предотвращая нападение, выстрелил в землю перед нападающим. В результате выстрела часть заряда рикошетом попала в ногу потерпевшему, который впоследствии скончался от потери крови.

Добровольно сообщая о произошедшем, в явке с повинной и оказывая помощь следствию, муж надеялся на справедливое и беспристрастное следствие и судебное разбирательство. А получилось так: судебное следствие проведено с явным обвинительным уклоном, сомнительные доказательства и следственные действия, проведенные с нарушением уголовно-процессуального закона, легли в основу обвинительного приговора.

Защитником проводилась аудиофиксация судебного слушания на диктофон, о чем суд был уведомлен (ходатайство удовлетворенно судьей Павловой Л.В.).

Положенные в основу обвинительного приговора показания свидетеля Федорова А.В. сомнительные, т.к. давал он их, находясь в нетрезвом состоянии, протокол допроса не читал (стр. 2 стенограммы от 05.05.2015 г.), на проверке показаний на месте происшествия, так же находился в состоянии алкогольного опьянения (стр. 6 стенограммы от 05.05.2015 г.). Данные факты, подтверждены и установлены в ходе судебного заседания.

Огромное значение по делу имеет то, что свидетель Федоров А.В. неоднократно заявлял и пояснял суду о том, что не видел ту ситуацию, при которой произошел второй выстрел, а только слышал его (стр. 15-16 стенограммы от 15.04.2015 г., стр. 7-8 стенограммы от 05.05.2015 г.). Но судья при допросе свидетеля Федорова А.В., в судебном заседании 05.05.2015 г. (стр.7-8 стенограммы от 05.05.2015 г.), задает наводящие вопросы, указывая, какой ответ ей необходимо получить для основы обвинительного приговора. А также на заседании 15.04.2015 г. судья Павлова Л.В. предлагает гособвинителю исправить доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. Качество, проведенных процессуальных действий по делу не отвечают этим требованиям, а доказательства, собранные по делу следователем Болотнинского МСО СУ СКР по НСО лейтенантом юстиции Козиным А.С. сомнительны и не могут являться допустимыми (стр. 12-13 стенограммы от 15.04.2015 г.).

Поэтому судья Павлова Л.В. указывает на необходимость вынесения частного определения по выявленным нарушениям и указывает, что проинформирует руководство СУ СКР по НСО о систематических нарушениях закона сотрудниками указанного ведомства при расследовании уголовных дел. По предыдущему делу этого же следователя частное определение судья не вынесла, потому что руководитель Козина А.С. ее попросил об этом, не стесняясь, говорит сама судья Павлова Л.В. (стр. 13, 20 стенограммы от 15.04.2015 г.) во время судебного процесса. Впоследствии, судьей Павловой Л.В., частное определение следователю по делу моего мужа, так и не было вынесено…

Для устранения сомнений и неясностей материалов, собранных лейтенантом Козиным А.С. , стороной защиты было заявлено ходатайство о проведении выездного заседания не месте происшествия. Однако в удовлетворении данного ходатайства судом было неаргументировано и необносновано отказано. Хотя ранее судья сама настаивала на необходимости выезда на место и требовала подготовиться для выезда стороны процесса (стр. 13, 16, 21 стенограммы от 15.04.2015 г.).

Относительно других свидетелей. Во время судебного заседания установлено, что свидетель Зверев В.С. находился на месте происшествия, наблюдал происходящее, а так же дал правдивые показания, соответствующие действительности. Показания свидетеля Кирьянова И.И. (старшего) не использованы судом в качестве доказательства по надуманным причинам. Показания этих свидетелей судом не опровергнуты.

 И что получается: показания свидетеля Федорова А.В., постоянно находящегося в алкогольном опьянении принимаются судом, а к показаниям свидетелей Зверева В.С. и Кирьянова И.И.(старшего) судья Павлова Л.В. отнеслась критически, ведь они в совокупности с другими доказательствами по делу доказывают ошибочную квалификацию по ст.111, ч.4. Неудивительно, что показания Зверева В.С. и Кирьянова И.И. (старшего) судом не приняты во внимание.

Ходатайство адвоката Дорохина А.А. о проведении медико-баллистической экспертизы на вероятность рикошета заряда от земли в подтверждение показаний моего мужа, как Вы понимаете, судья Павлова Л.В., с одобрения гособвинителя Вагиной М.Н., отклонила! Основаниями для подачи ходатайства были заключения СМЭ, где четко написано расстояние между входными и выходными отверстиями 10-13 см, соответственно, раневой канал проходит по диагонали бедра, что подтверждает вероятность рикошета и отсутствие целенаправленного выстрела – но суд, в очередной раз, «усиленно» не замечает, все то, что идет в разрез со статьей обвинения 111, ч.4.

Очень многие обстоятельства, имеющие значение для дела в протоколах заседаний не отражены или отражены в ином виде, с целью вынесения обвинительного приговора. Позиция Верховного Суда однозначна - судам необходимо полно и объективно отражать в протоколе заседания весь ход судебного разбирательства. Неотражение в протоколе судебного заседания действительного хода судебного процесса или искажение хода судебного действия расценивается судебной практикой как основание для отмены приговора. Вопреки правовой позиции Верховного суда РФ, в ходе судебного процесса изложены доказательства, содержание которых не соответствует и противоречит содержанию данных зафиксированных на аудионосителе и раскрытых в стенограмме, а так же нарушен принцип состязательности сторон, а он важен для повышения уровня обоснованности судебных решений. Соответственно, если этого нет или он нарушен, то и судебное решение ставится под сомнение, по причине необоснованности и как следствие приводит к судебной ошибке.

«Суд апелляционной инстанции дал оценку суда первой инстанции, что дело рассмотрено полно, всесторонне и объективно, при этом выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам. Нарушений уголовно-процессуального закона из материалов дела не усматриваются. Противоречий в доказательствах, на которых основан приговор, ставящих под сомнение выводы о невиновности осужденного Кирьянова И.И., не имеется» - цитата из апелляционного определения.

Наше обращение в кассационную инстанцию Областного Новосибирского суда было отклонено, со ссылкой на ст. 401.1, 401.15 УПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность судебных решений, вступивших в силу, при этом основаниями их отмены или изменения являются существенные нарушения уголовного и или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Таких оснований не выявлено!

При подаче кассационной жалобы, аудиозапись судебного заседания, опровергающая всю «безукоризненную» работу и приговор Мошковского суда, а так же апелляционной инстанции, была отклонена и возвращена судьей Областного суда Гилмтдиновой О.М.

На сегодняшний день основным опровержением всех нарушений является аудиозапись и, соответственно, стенограмма судебного слушания, которые по понятным причинам были отклонены, т.к. они полностью опровергают и ставят под большое сомнение законность принятого решения всеми судами. Суды I, II, III инстанции сделали все, для того чтобы прикрыть все ошибки и удалить все то, что опровергает приговор.

 К большому сожалению, очевидно, что при написании очередной надзорной жалобы, Верховный суд будет рассматривать те документы, которые приложены к материалам данного дела.

Обращаемся к общественности, правозащитникам и юридически грамотным людям, помогите в сложившейся ситуации, подскажите к кому еще можно обратиться, чтобы восстановить законность и справедливость. Если те суды и инстанции, что мы прошли, ориентированы только на то, чтобы посадить человека любым путем. Или это только миф – что судьи разбираются в материалах дела и выносят обоснованное судебное решение, руководствуясь, при этом законом?

Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

14 человек подписалось под обращением

Вера Рябцева

28 января 2017 в 10:58

Стадников Виталий

27 января 2017 в 18:05

Пронин Дмитрий Евгеньевич

23 января 2017 в 20:55

Лысенко Нина

23 января 2017 в 13:06

1 комментарий

Конечно, тут нужно обращаться в СПЧ, и просить А.В.Бабушкина направлять запросы в ГП и ВС РФ.

Хотя, если честно, сейчас, в такое время шансов крайне мало...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение