При попытке оказать помощь избитым заключенным в ИК-37, погибла адвокат Екатерина Селиванова

Убийства, пытки, изнасилования заключенных стали нормой работы ГУФСИН России по Кемеровской области. Даже арест начальника Кемеровского ГУФСИН  Антонкина К.Г. в августе 2017 года по ч. 6 ст. 290 УК РФ ситуацию не изменил. Действия заступившего на его место И.о.начальника ГУФСИН  Косаргина А.В. который с участием спецназа ГУФСИН лично объехал колонии области, лишь усугубили ситуацию, возведя эскалацию насилия на новую ранее невиданную высоту.

Косаргин А.В. объявил адвоката Екатерину Селиванову (Вальтееву) личным врагом. Так же в адрес Екатерины были угрозы от руководства СИЗО-4 и ИК-37. По данным фактам адвокат обращалась с заявлением в УФСБ по Кемеровской области. Однако меры безопасности приняты не были, к уголовной ответственности сотрудники УИС, угрожавшие адвокату, привлечены не были, что привело к печальным последствиям.

26 октября 2017 по пути в ИК-37 автомобиль Екатерины столкнулся с бензовозом, адвокат погибла. При этом, исходя их повреждений на автомобиле адвоката (след от удара третьего автомобиля, отсутствующего на месте ДТП), скорее всего Екатерину убили, вытолкнув её Тайоту под  многотонный бензовоз. К такому же выводу пришел и отец Екатерины – полковник милиции в отставке Вальтеев Александр Михайлович  (в прошлом командир спецподразделения, прошедший множество «горячих точек», дважды удостоенный ордена «Мужества» и дважды медали «За отвагу»).

Адвокат была похоронена на кладбище г. Прокопьевска Кемеровской области.

Однако, на этом все не закончилось. На девятый день после смерти, эти упыри разорили могилу, уничтожили крест, сломали насаждения, разрыв могилу (но по каким то причинам не добравшись до гроба где покоилась погибшая) покидали туда венки… Не менее цинично, поступили и с подзащитными погибшего адвоката, подвергнувшихся пыткам и насилию. Им не только не обеспечили защиту и доступ к правосудию. Но к восторгу упивающихся своей безнаказанностью извращенцев в погонах, против пострадавших от пыток, за день до смерти адвоката, которая их защищала, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос. Что стало, показательной расправой за попытку обратится в защиту своих прав и предостережением другим осужденным. 

Екатерина Селиванова (Вальтеева) работала сразу по нескольким «пыточным» учреждениям: по СИЗО-4 г. Анжеро-Судженск, по ИК-37 п.г.т. Яя, а так же по убийству осужденного Сабянина в ИК-22 пос. Мозжуха.

 

В ИК-37 содержится муж Екатерины – Станислав Селиванов, сам ставший жертвой пыток сотрудников  ИК-37

31 июля 2015 года Селиванов С.В. в силу незначительной причины (не достаточно быстро собирался в карцер) подвергся оскорблениям угрозам и был избит сотрудниками ФКУ ИК-37 пос. Яя Кемеровской области. Побои наносились руками и ногами.  Осужденный получил телесные повреждения – гематомы, кровоподтёки в области спины, кровоподтёк, ссадину в височной области головы. Оперативный работник ИК-37 К., непосредственно избивавший осужденного, так же угрожал осуществить изнасилование осужденного в извращённой форме с применением резиновой дубинки. Администрация ФКУ ИК-37, под различными предлогами (отсутствие врача и проч.) уже несколько дней уклоняется от проведения мед. освидетельствования и не фиксирует полученные осужденным повреждения. Адвокату, посетившему осужденного Селиванова С.В., администрация ИК-37 воспрепятствовала возможности зафиксировать побои с помощью фотоаппарата.

В последствии, начальник ИК-37 допустивший данное бесчинство в отношении будущего мужа Екатерины был уволен. Однако, при новом руководстве ИК-37 избиения и издевательства продолжились, о чем указали осужденные Булатов, Грибушин, Дубровин, Гибайдулин, Матвиенко и ряд других: 

15.07.2016 года я, Матвиенко В.Е., был выведен с отряда № 5 в 5:30 утра сотрудниками ФКУИК-37, которые меня и других осужденных сопроводили до помещения ШИЗО.ПКТ., где закрыли в прогулочный дворик, где я и другие осужденные находились примерно до 16:00. Всё это время нам не давали воды, не водили в туалет, все это время мы слышали, как в самом помещении били и морально унижали осужденных, содержащихся в ШИЗО ПКТ, затем прогулочный дворик открыли дежурная смена ШИЗО-ПКТ с сотрудником в зеленом камуфляже и черной маске, которые меня и еще одного осужденного вывели и начали бить резиновыми дубинками с криками, чтобы мы бежали к входу ШИЗО, когда нас силой затащили в помещение ШИЗО нас поставили на растяжку и начали избивать дубинками, пытались эти дубинки засунуть в пятую точку. При этом всем кричали, чтобы мы писали заявления в Актив колонии, угрожали, что засунут в унитаз головой, чем цитирую: «Угонят в гарем петушатник». Одним словом, это не люди, а какие-то маньяки. В этом, так называемом, коридоре у входа в ШИЗО были люди в зеленом камуфляже и черных масках, при этом всём присутствовали м-р вн.сл. Овчаров Е.А., который периодически со своими друзьями с ИК ЛИУ-16 сотрудниками били по ребрам, по голове, душили, говорили, что утопят в унитазе, проснешься в попе с презервативом и т.к.д., то есть всяко – разно унижали наше достоинство. При этом всем также присутствовал м-р Толканов С.С., который кричал, что нам не жить, если мы не будем делать так, как им надо и нужно, затем нас по одному затаскивали в помещение силой, где проводится обыск. Там нас начали избивать другие сотрудники не из нашей колонии, раздели догола и начали заставлять отжиматься, приседать. При любой попытке возразить и спросить за что бьют сотрудники начинали с большей жестокостью избивать. После всего нас переодели в робу с маскировкой ШИЗО и затащили волоком в прогулочный дворик, откуда вывели, где мы пробыли до отбоя, после чего нас повели в само помещение, при этом подгоняли ударами дубинок и ударами ног, закрыли в камеру № 8, не выдавали матрацы, не постельного, на следующий день мы услышали, что с самого утра снова начали избивать осужденных, мне и осужденным, которые были со мной в камере пришлось вскрыть вены, так как очень боялись, что начнут опять избивать, издеваться

По данным фактам были поданы заявления о возбуждении уголовного дела, а администрация ИК-37, обратилась с иском на 1 млн. рублей к Охотину С.В. требуя признать эту информацию недостоверной. Суд отказал в удовлетворении иска ИК-37, но пытки в ИК-37 продолжились:

 С 12.09.2017 в ФКУ ИК-37 Кемеровской области, при участии ВриО начальника ГУФСИН по Кемеровской области в и сопровождении спецотряда «Кедр», ряд заключенных подверглись пыткам и унижающему обращению . Итог: 12 человек вскрыли вены, некоторые из них избиты, к некотором применились либо пытались примениться действия насильственного сексуального характера, один осужденный (Федоров Антон) пытался повеситься, но его сняли из петли. Осужденный Красильников Михаил сообщил адвокату о том, что 12.09.2017 сотрудники ИК-37 Кемеровской области Овчаров (заместитель начальника), Толканов С.С. (начальник оперативной части) и Марков совершили в отношении него насильственные действия сексуального характера. Наступив ему ногой на голову, в то время как он лежал на полу, держа  руки и ноги сняли с него штаны и засунули в анальное отверстие дубинку. Так же, со слов осужденного Паникоровского И.А., которого посетила ИК-37 адвокат Екатерина Селиванова, его избивал заместитель начальника по оперативной работе Овчаров Е.А. и другие сотрудники. Паникоровский И.А. вскрыл вены и потерял сознание. После того, как осужденный очнулся, Овчаров Е.А. стал требовать подписание заявление о сотрудничестве с администрацией. Паникоровский И.А. отказался подписывать заявление. Овчаров Е.А. набрал емкость с какой-то жидкостью, пояснил, что это моча и облил осужденного. Паникоровский И.А. не подписывал заявление. Тогда сотрудники совместно с Овчаровым сняли с осужденного штаны и пытались засунуть ершик ему в анальное отверстие, после таких действий, во избежание изнасилования, Паникаровский И.А. все-таки подписал заявление. В беседе с адвокатом осужденный Паникоровский И.А. рассказал обо всем, дал разрешение на публикацию его фото, видео и информации о нем. 

       Так же были поданы заявления о возбуждении уголовного дела, при этом причастные к пыткам сотрудники ИК-37, пытались воспрепятствовать адвокатам, пытались уничтожать доказательства, угрожали применением силы и удерживая адвокатов насильно в колонии.

Адвокат Меньшикова Т.В. при оказании юридической помощи Красильникову М. зафиксировала его видео заявление. После того, как осужденного увели, сотрудники ИК-37 закрыли ее в кабинете. Начальник оперативной части Толканов выхватил из ее рук сотовый телефон и угрозами принудил удалить  видео.

 Адвокат Е. Селиванова в ходе конфидециального свидания с осуждённым, попыталась зафиксировать видеообращение, на котором очень настаивал сам осуждённый, оперативный сотрудник ворвался в комнату, нарушил конфиденциальность и препятствовал видеосъёмке. После Толканов С.С., высказывал намерения забрать у адвоката телефон, зажав девушку- адвоката в углу, затем увели осуждённого, прервали сведение. После чего Толканов, закрыл дверь и  не выпускал адвоката с целью удаления видео. Адвокат позвонила, по телефону правозащитнику фонда в "Защиту прав заключённых", которая ожидала её около колонии. Она обратилась к прибывшим в колонию членам ОНК и адвоката выпустили из колонии. Видео удалось сохранить.

19.09.2017 Адвокату А. Куркину, при беседе с осужденным Ф. подвергшимся насилию и чудом выжившему после попытки самоубийства путем повешения, указанные сотрудники так же воспрепятствовали конфиденциальной встрече с осужденным и видеофиксации доказательств их преступлений. 

 

Когда началась доследственная проверка, сотрудники администрации ИК-37, всячески препятствовали осуществлению действий следователя по сбору доказательств и проведению экспертиз, вмешиваясь в го работу, однако следователи даже не пытались препятствовать потенциальным подозреваемым, противодействовать расследованию преступления.

О недопустимости уничтожения доказательств и устранению препятствий расследованию неоднократно подавались заявления в Следственное Управление СК по Кемеровской области и Председателю СК РФ Бастрыкину. Та же указывалось о необходимости взять ситуацию под контроль. Увы,  меры к обеспечению объективного расследования приняты не были.

Более того со стороны территориального управления ФСИН и прокуратуры по надзору начался террор в отношении родственников пострадавших осужденных, на которых посыпались требования о явке в прокуратуру, угрозы привлечения к уголовной ответственности по ст. 306 и указания о необходимости сообщить путь, каким жалобы осужденных попадают к правозащитникам и родственникам (в ситуации, когда спец.отдел ИК препятствует реализации права осужденных на обращение с жалобами).

На такие действия надзирающих прокуроров, мной (уже не в первый раз) подана жалоба прокурору Кемеровской области Бухтоярову П.В.

Многих родственников и осужденных УИС и надзирающей прокуратуре удалось запугать. Абсолютная безнаказанность сотрудников УИС в Кемеровской области их плотные личные связи с прокуратурой, следственными отделами СК, и членами ОНК, делают их недосягаемыми для правосудия.

На  Интернет- порталах стали появляться опровержения, в которых родственники отказываются от своих заявлений и просят извинения у начальников ИУ (Например извинения Бахматовой Е. перед ЛИУ-16 на Гулагу.нет.http://gulagu.net/profile/16882/open_letters/9178.html ).

Смерть адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой), сегодня является точкой невозврата, чертой, за которой всем стало ясно, что так больше продолжаться не может. Да раньше, в Кемеровской области, так же устраивали расправы над правозащитниками и адвокатами, защищающими права заключенных – избивали в ИК, скидывали с трассы, похищали с помощью спецназа ГУФСИН и вывозили в лес. При этом несмотря на множественные случаи насилия и убийств заключенных, подтвержденных доказательно, ни одного сотрудника ИУ не привлечено к уголовной ответственности. Прокуратура и СК своим бездействием и покровительством взращивает утративших чувство реальности упырей, вурдалаков и некрофилов, которые просто напросто опасны, опасны для всех, а не только для заключенных, которых они убивают и насилуют.

Преступления совершенные в отношении Красильникова М. и Паникоровского И.должны быть расследованы, виновные должны понести самое суровое наказание. Так же должны быть установлены виновники гибели адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой). На данный момент найдены адвокаты, готовые продолжить работу Екатерины. Требуется:

1)Обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела по факту применения пыток и сексуального насилия к осужденным ИК-37.

2)Обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 306 УК РФ возбужденного в отношении пострадавших осужденных, обратившихся с заявлениями в защиту своих прав.

3)Обеспечить безопасность осужденных обратившихся с заявлениями и свидетелей. Исключить возможность давления со стороны Кемеровского ГУФСИН и со стороны прокуратуры на них и их родственников.

4)Обеспечить привлечение к уголовной ответственности по ст. 299 УК РФ Заместителя руководителя Ижморского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Кемеровской области Типцова А.С., который привлек заведомо невиновных Красильникова М. и Паникоровского И к уголовной ответственности по ст. 306 УК.

5)Обеспечить расследование и установление виновных в гибели адвоката Екатерины Селивановой (Вальтеевой).

6)Обеспечить расследование и установление виновных, в совершении преступления ст. 244 УК РФ (надругательство над телами умерших и местами их захоронения), разоривших могилу Екатерины Селивановой (Вальтеевой).

 

Внутри Кемеровской области, добиться какого либо результата, эффективного расследования не удастся. Мало, кто из адвокатов готов продолжить работу по защите прав заключенных в Кузбассе, а оставшимся будет очень и очень трудно. Необходима огласка и привлечение общественного внимания, что бы не позволить «замять» это дело, иначе негодяи окончательно убедятся в своей безнаказанности. Рассчитываю на поддержку Всех правозащитников, а так же журналистов и блогеров. Сегодня Кемеровской области требуется Ваша помощь.

Прошу максимально распространить данную информацию и подписать открытое письмо http://gulagu.net/profile/1970/open_letters/9233.html

Важно. Рейтинг — 14
Поделиться с друзьями

3 комментария

Frank Liora Frank Liora
26 ноября 2017 в 02:16

УЖАС ПРОСТО ЧТО ТВОРИТСЯ,,вот и страшно,,а как же там наши дети?
ведь ктото первоходок просто по дурости глупости или зависимости попадает и все пропал человек...неужели нигде вроссии нет нормальных ик? где человечные отношения.можно учится,закончить школу получить специальностьработать,,раз уж оступился,,я не призываю всех выпускать...надо смотреть индивидуально и чтобы пусть назначенные адвокаты не требуют денег ну негде их взять а по человечьи отнесутся к детям

Иванова Наталья Иванова Наталья
23 ноября 2017 в 23:33

Волосы дыбом ! Всё это от безнаказанности и беззакония в системе ФСИН ! Когда уже будет порядок и соблюдение законов за заборами исправительных учреждений , ведь такое не назовёшь даже беспределом !

Светлая память Кате!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение