Постановление о производстве обыска у Елены Абдуллаевой обжаловано в Московский городской суд.

         Причины обыска не имели законой цели: 28.12.2016 18 летний сын Елены по пути на тренировку был  захвачен и доставлен в ОД ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы, где удерживался незаконно, получил травмы, был допрошен в качестве свидетеля, принуждался к даче показаний, наряду с другими свидетелями- несовершеннолетними, так же удерживаемыми незаконно. Потом дознавателем Семеновой Е.В. между свидетелями была проведена очная ставка и его привлекли в качестве подозреваемого по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

            Действия сотрудников полиции в части незаконного лишения свободы и применения физической силы были обжалованы. Но, до настоящего времени, по  заявлению о совершении преступления, никакого процессуального решение не принято, расследования по уголовному делу №  11601450306001093  в отношении сына Елены, так же не  производиться.

            Одновременно, осуществляются действия, не имеющие какой либо процессуальной цели, по запугиванию и принуждению к отказу от заявления в отношении сотрудников полиции, сопровождаемые нарушением права на неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, осуществляемые исключительно с целью причинения неприятностей и неудобств мне и моей семье.

            21.02.2017 года  постановлением Перовского районного суда г. Москвы, удовлетворено ходатайство дознавателя Берды А.Н. ОД ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы о производстве обыска в квартире  Абдуллаевой Елены Владимировны по адресу г. Москва, ул. Оренбургская, д.... 

            При этом ходатайство дознавателя, не было никак мотивировано и не содержало указания на достаточные основания полагать наличия в квартире имущества добытого преступным путём, либо предметов имеющих значение для расследуемого уголовного дела.  Не указано, что за предметы имеющие значение для дела.

         Постановление Перовского районного суда г. Москвы от 21.02.2017 года не содержит ни одного конкретного указания на материалы уголовного дела, дающие достаточные основания полагать необходимость производства обыска, в суд не представлено, судом не исследовано, ни одного документа, могущего свидетельствовать, что в квартире по адресу г. Москва, ул. Оренбургская, может находиться имущества добытое преступным путём, либо предметы имеющие значение для расследуемого уголовного дела. Судом не учтено, что дознаватель обратился с ходатайством о проведении обыска, почти два месяца спустя после привлечения сына Елены Абдуллаевой в качестве подозреваемого, ввиду чего не могла разумно рассчитывать (даже предположив, что сын Елены действительно причастен к преступлению) о нахождении в квартире имущества добытого преступным путём.

            Дополнительно, об отсутствии оснований ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища и частной жизни, и отсутствии процессуальных целей обращения за судебным разрешением на обыск, свидетельствует, то, что обыск был проведён лишь, спустя неделю после получения судебного постановления. Это свидетельствует - либо об отсутствии реальной необходимости проведения обыска, либо о попытке сфабриковать отсутствующие доказательства, поскольку, между датой вынесения судебного постановления о разрешении обыска 21.02.2017 года  и датой проведения обыска 28.02.2017 года, была замечена подозрительная активность оперативных сотрудников ОУР ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы, под окном находящейся на первом этаже квартиры по адресу г. Москва, ул. Оренбургская , что не исключало попытку забросить в окно квартиры, в отношении которой получено разрешение на обыск, какой либо запрещённый предмет, с целью его дальнейшего отыскания.

            Сам ход производства обыска, осуществлённого вопреки, инструкции по тактике проведения обыска, вне соблюдения условий планомерности и методичности, без осмотра большинства помещений квартиры, свидетельствует о том, что обыск носил исключительно имитационный характер, имел целью унижение подозреваемого и членов его семьи путём вторжения в частную жизнь и нарушения права на неприкосновенность жилища; являлся  местью за попытку защитить свои права и средством принуждения к отказу от заявления поданного против сотрудников полиции. Обыск не был направлен на отыскание, каких либо предметов, указанных в судебном постановлении. Более того, сотрудники полиции производящие обыск, лично подтвердили, что обыск осуществляется с целью устрашения и наказания членов семьи подозреваемого за их правозащитную деятельность и за принципиальную позицию в вопросе незаконного лишения свободы и применения физической силы к подозреваемому, что зафиксировано путём видеозаписи на телефон.

            Декларативно поставленные цели производства обыска, и  его предполагаемые результаты не были сопоставимы и соразмерены степени вторжения в частную жизнь и нарушению конституционных прав граждан проживающих по адресу г. Москва, ул. Оренбургская.  Истинные цели обыска (оказание давления в связи с обращением в защиту своих прав) – вовсе прямо противоречили принципу законности.

            В соответствии с ч.1 ст.182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

            В силу ст.29 ч.2 п.5 УПК РФ только суд правомочен принимать решение о производстве обыска в жилище.

            Согласно ст.7 ч. 4 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

            При таких обстоятельствах постановление суда следует признать несоответствующим требованиям ст. 7 ч. 4 УПК РФ и оно подлежит отмене, поскольку в нем отсутствуют, указания на какие либо достаточные основания проведения обыска и предметы - понимающиеся под предметами имеющими значение для расследования дела. Отсутствует анализ обстоятельств, являющихся основанием для разрешения обыска в жилище, не указано на основании каких материалов уголовного дела, суд пришёл к выводу о необходимости производстве обыска.

            Данное, обжалуемое постановление было получено  лишь, в день производства обыска 28.02.2017 года, копия протокола обыска, вопреки ч. 15 ст. 182 УПК РФ, до настоящего времени не предоставлена.

            Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 года N 5-П, обыск относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни; в связи с этим лицу, в жилище которого был произведен обыск, а также подвергнутому личному обыску в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК Российской Федерации, должна быть обеспечена возможность непосредственно после проведения обыска или после принятия судом решения о его законности или незаконности, еще до завершения производства по делу, обжаловать как само это следственное действие, так и законность принятого судом решения, что предполагает своевременное его уведомление о вынесенном судом решении, а также ознакомление с его текстом.

            В соответствии с практикой Европейского Суда, при производстве обыска и получения разрешения на обыск, во внимание принимаются следующие факторы: степень тяжести правонарушения, в связи с которым был произведен обыск, способ и обстоятельства получения санкции на обыск, в частности вопрос о том, было ли разрешение  на обыск выдано ввиду обоснованных подозрений, а также характер и содержание решения о производстве обыска, в том числе, с учетом особенностей обыскиваемых помещений и гарантий того, что последствия обыска не выйдут за рамки разумного (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бак против Германии» (Buck v. Germany), жалоба N 41604/98, §§ 44 — 45, ECHR 2005-IV, Постановление Европейского Суда по делу «Смирнов против Российской Федерации» (Smirnov v. Russia) от 7 июня 2007 г., жалоба N 71362/01, § 44, а также Постановление Европейского Суда по делу «Илия Стефанов против Болгарии» (Iliya Stefanov v. Bulgaria) от 22 мая 2008 г., жалоба N 65755/01, § 38).

            В отношении неясности формулировок обжалуемого постановления - о иных предметах имеющих значение для расследуемого уголовного дела, в виду их расплывчивости, ранее Европейский Суд, по жалобам против Российской Федерации о нарушении статьи 8 Конвенции, указывал на установленные факты нарушения,  главным образом из-за неопределенности разрешений на обыск и слишком общего характера их формулировок, которые позволяли производящим обыск органам власти решать, какие действия допустимы при его проведении, исключительно по собственному усмотрению (Постановление Европейского Суда по делу «Смирнов против Российской Федерации», § 47, Постановление Европейского Суда по делу «Алексанян против Российской Федерации» (Aleksanyan v. Russia) от 22 декабря 2008 г., жалоба N 46468/06 <1>, § 216, а также Постановление Европейского Суда по делу «Колесниченко против Российской Федерации» (Kolesnichenko v. Russia) от 9 апреля 2009 г., жалоба N 19856/04 <2>, § 33).

           Постановление Перовского районного суда г. Москвы от 21.02.2017 года, которым  удовлетворено ходатайство дознавателя Берды А.Н. ОД ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы о производстве обыска в квартире по адресу г. Москва, ул. Оренбургская необходимо признать незаконным и необоснованным и отменить.

Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

2 комментария

Гутор Наталья Гутор Наталья
2 марта 2017 в 16:08

Ну так что изъяли-то в ходе обыска в квартире Е.В. Абдуллаевой? Наверно, "телефон, который был предметом поиска" лежал на кухонном столе и дожидался силовиков, когда они его заберут:)) Да уж, не до шуток!!!

Ничего не изъяли, по сути ничего и не искали... цели были другие...

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области