Продолжающиеся избиения осужденных в исправительных учреждениях Кемеровской области.

Кратко о ситуации на сегодняшний день: Следственный комитет не осуществляет расследование преступлений, связанных с избиением осужденных, прокурор препятствует доступу к судебной защите, администрация ИК осуществляет расправу над заключенными обратившимися с жалобами, медики ИК им в этом способствуют – направляя неугодных осужденных с подложным диагнозом «туберкулез» в туберкулезные колонии для «ломки», на правозащитников пишущих в своих обращениях правду о ситуации подают миллионные иски (очередной  суд по иску в миллион рублей от ИК-37 назначен на 06 февраля 2017 г.).

            Теперь по порядку:  С заявлениями  по факту совершения преступлений в ФКУ ИК-37 я обращался в Следственный отдел по Яйскому району СУ СК по Кемеровской области неоднократно.

Надлежащего расследования не проведено, указанные в заявлении свидетели не опрошены, следователь ограничился лишь сбором пояснений заинтересованных лиц, причастных к совершению преступления.

            Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 13.10.2016 года Ст.следователя по СО по Ижморскому району  следственного управления СК по Кемеровской обл. Салашина С.А., в возбуждении уголовного дела по факту избиения сотрудниками ИК-37 С.С. Толкановым и Е.А. Овчаровым осужденного И.В. Гайфулина отказано, по поводу массовых избиений процессуального решения так и не предоставлено, объективного расследования, не произведено. Между тем, об одностороннем расследование свидетельствует уже то, что медицинское освидетельствование избитых осужденных проводилось лишь 11 дней спустя, медицинскими работниками ИК-37, без предоставления осужденным копий медицинских актов и без возможности внесения в эти акты замечаний, поскольку имевшие место повреждения медицинскими работниками надлежащим образом не фиксировалось.

            При этом, в ситуации отсутствия объективного расследования, сотрудники ИК-37 Толканов С.С. и Овчаров Е.А. продолжают осуществлять избиение других осужденных, так 20 декабря 2016 г. в карантинном отделении названными лицами, избиты ряд осужденных, в результате чего, один из осужденных (Грибушин А.Г.) был госпитализирован в сан.часть.

            При этом, по обстоятельствам избиений осужденные предоставили следующие пояснения:

            Грибушин А.Г. я, Грибушин Алексей Геннадьевич, отбываю свой срок наказания в ИК-37 по Кемеровской обл., где 15.07.2016 г. меня вывели из локального сектора отряда № 3, на тот момент я проживал там, ничего не пояснив мне куда меня ведут привели на территорию ШИЗО ПКТ и закрыли в прогулочный дворик, где уже находились еще несколько осужденных. Через несколько минут после того, как нас собрали во дворике, на территорию ИК-37 зашли сотрудники ОМОН и сотрудники ЛИУ-16 по Кемеровской области, после чего нас стали выводить из прогулочного дворика в комнату досмотра осужденных, где уже находились зам.нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и начальник опер. отдела Толканов С.С. Выводя нас из дворика, нам кричали, чтобы мы бежали бегом и смотрели в пол, сопровождая нас пинками и ударами дубинок. В комнате досмотра нас избивали со всей жестокостью, заставляли делать доклад дежурного по камере, хотя на тот момент мы не содержались в камере. Заставляли писать заявление в актив колонии, то есть сотрудничать с администрацией. Администрация, непосредственно зам. нач. по БиОР майор Овчаров Е.А., начальник опер. отдела капитан Толканов С.С. применяли незаконные действия ко мне и другим осужденным, тем самым превышая свои должностные полномочия…

Гибайдулин П.И.  15.07.2016 года сотрудники Администрации ФКУ ИК-37 (инспектора дежурной смены) разбудили нас раньше установленного времени (раньше подъема) около 5:00 утра и весь отряд № 9, в котором я отбывал срок наказания выгнали на плац колонии, где я и другие осужденные с отряда № 9 стояли не зная причины, примерно около 5:30 утра ко мне подошел сотрудник дежурной смены ФКУ ИК-37 и сказал, чтобы я следовал за ним в помещение ШИЗО –ПКТ. На мой вопрос, что случилось, почему меня ведут в ШИЗО он (сотрудник администрации) ответил, что это приказ руководства. Меня закрыли в прогулочный дворик, где уже находились другие осужденные: Ширяев, Грибушин, а остальных я не знал. Примерно через 2-3 часа я услышал как на 2 этаже, где располагается ПКТ, крики и звуки от ударов, оскорбления и угрозы к осужденным, которых били. Это продолжалось весь день, примерно около 16:00 дверь в прогулочный дворик открыл сотрудник, дежуривший в ШИЗО ПКТ, с которым находились сотрудники в зеленом камуфляже и черных масках,  в руках у них были резиновые дубинки, сотрудник, дежуривший в ШИЗО, назвал мою фамилию и осужденного Ширяева, чтобы мы следовали за ними. Только я вышел за дверь прогулочного дворика, как на меня посыпались удары сзади резиновыми дубинками и начали бить ногами, чтобы я бежал в само помещение ШИЗО возле других сотрудников администрации ФКУ ИК-37 я видел, так называемый, ОМОН в масках, которые все находились на входе все время пока меня и осужденного гнали ударами. Мы я слышал угрозы в свой адрес. В самом помещении, точнее в его коридоре, избиение и издевательства продолжились с большей жестокостью. Меня и осужденного Ширяева поставили на так называемую растяжку и периодически наносили удары резиновыми дубинками по ногам, отчего я падал, а сотрудники из других колоний наносили удары по телу, пока я лежал на полу, и кричали, чтобы я быстрее встал и принял то же положение у стены. На любые вопросы с моей стороны в их адрес мне наносили удары по затылку ладонью, при этом смеясь. Затем пришли сотрудники ФКУ ИК-37 м-р Овчаров Е.А. и к.п. Толканов С.С. и начали угрожать физической расправой, что нас убьют, если мы не будем делать так, как им нужно, что если будем артачиться, то нас засунут головой в унитаз и угонят в петушатник, а петушатник – это низшая ступень статуса осужденного, а именно гей. Затем меня закинули в комнату досмотра, где меня снова стали избивать, заставляли написать заявление в актив колонии, когда я отказался сотрудники начали издеваться, заставляя приседать и отжиматься, чтобы я при этом кричал доклад дежурного по камере, я отказался приседать и отжиматься, меня снова начали бить, затем раздели догола, мои личные вещи, которые были на мне изъяли и до сих пор не вернули, а именно: футболка черная, трусы, носки. Хотя эти вещи я получал в передаче. После переодели в робу с маркировкой ШИЗО и волоком вытащили снова в коридор, где местные сотрудники администрации угрожали, что это только начало. Осужденного Ширяева следом закинули в комнату досмотра, при этом били палками и я слышал, что оттуда, из комнаты досмотра, слышны были крики, удары, угрозы. Руководство ИК-37 присутствовало и участвовало во всех этих издевательствах, угрожали, что увезут на ЛИУ-16, где убьют, а трупы спишут на туберкулез. После того, как Ширяева вытащили за ворот из комнаты, нам подстригли головы, оставив пучки волос на голове, как в рекламе газ воды Фанта. После чего нас снова стали бить и кричать, чтобы мы бежали в прогулочный дворик. А так как бежать не могли, т.к. все было отбито, нас подгоняли дубинками. Когда мы зашли во дворик, вывели других осужденных Грибушина и др. осужденного (я не знаю). Они вернулись тоже избитые и мы, кто сидя, кто лежа от того, что из-за побоев не могли стоять, пробыли до отбоя. Затем нас под крики и удары посадили в камеру ШИЗО № 8. На следующий день, т.е. 16.07.2016 г. все началось заново, двое осужденных вскрыли себе вены, чтобы только перестали издеваться над нами. В камере были я, ос. Ширяев, ос. Грибушин. Сотрудники ОМОН и сотрудники из других учреждений пробыли здесь до 18.07.2016 г. Я обращался к сотрудникам медсанчасти, чтобы мне оказали медицинскую помощь и зафиксировали побои, на что я услышал отказ, смех и то, что это я сам где-то упал. Так мы просидели без постановления 13 суток. Я обращался в Следственный комитет Яйского района, давал письменные показания, а также писали прокурору жалобы, но все эти организации бездействуют, т.к. моральное давление и угрозы продолжаются…

Булатов С.В. : 17.07.2016 г. сотрудники администрации ФКУ – ЛИУ – 16, находящейся здесь в ФКУ ИК-37 к-н вн.сл. Дитрих А.А. начал оскорблять меня Булатова С.В. и применения физическую силу, а именно поставил лицом к стене на улице и начал бить по голеностопным суставам ботинками, т.е. ногами, для того, чтобы я расставил ноги в стороны, отчего я упал, т.к. не умею делать шпагат и повредил связки на ногах и все это произошло якобы из-за того, что сотрудник ЛИУ-16 к-н вн.сл. Дитрих А.А. не слышал, как я с ним поздоровался, тогда как в локальном секторе отряда № 5, где все это произошло, находились другие осужденные и слышали, как я поздоровался с сотрудником и могут подтвердить данный факт. На данные действия сотрудника я сказал, что напишу жалобу в органы правозащиты и прокуратуры, сотрудник ЛИУ-16 Дитрих А.А. сказал мне, пиши жалобы хоть куда и я тебя онгажирую в ЛИУ-16 для исправления и угрожал физической расправой, в Мед. часть ФКУ ИК-37 я не обращался, т.к. по понятным причинам никто с меня побои снимать не будет и мне надо защитить свою жизнь и здоровье и что самое интересное, что ко мне приезжал следователь со след. Комитета 28.07.2016 г. меня вызвали, как что было, кто меня бил, я все рассказал, но до сих пор никаких действий не принято…

Дубровин А.В.: Я, Дубровин А.В., обращался в Следственный комитет с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Администрацию ФКУ ИК-37 Начальника ФКУ ИК-37 полнов./Жданова Д.С., зам.начал. по БиОР майора/Овчарова Е.А. за ненадлежащие обращения с осужденными. Заявление отдавал лично в руки прокурору Яйского района Рубашенко М.А., но действия по моему заявлению не приняты Следственным Комитетом по Яйскому району. Также я, Дубровин А.В., подавал заявление в Следственный комитет г. Кемерова Калинину, на нарушение ст.21 Конституции РФ администрацией ФКУ ИК-37 Начальником ИК-37 полнов./Ждановым Д.С. зам.начал. по БиОР майором/Овчаровым Е.А. и другими сотрудниками администрации ФКУ ИК-37. Дело в том, что 15.07.2016 г. в колонию ФКУ ИК-37 были заведены «Омон» по ГУФСИН, все осужденные ФКУ ИК-37 были выгнаны на плац колонии для обыскных мероприятий, проводимых «Омоном» по ГУФСИН, сотрудниками ФКУ ИК-16 «Лесной Абагур» и сотрудниками ФКУ ИК-21, а также сотрудниками ФКУ ИК-37, осужденные в том числе и я, Дубровин А.В., находились на 35 градусной жаре с 8 часов утра до 4-х часов дня. Осужденным не давали воды и не водили в туалет, за любое обращение к сотрудникам могли применить спец.средства. А в ПКТ/ШИЗО сотрудниками ФКУ ЛИУ-16 «Омоном» по ГУФСИН и лично зам.начал. по БиОР майором Овчаровым Е.А. были избиты осужденные очень жестоко, также сотрудники пытались унизить осужденных, наклоняя их головой в унитаз и заставляли силой и избиением писать заявление в «Актив» колонии. «Омон» по ГУФСИН находился в колонии с 15.07.2016 г. по 18.07.2016 г. И непосредственно зам.нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и сотрудники ФКУ ЛИУ-16, находясь в колонии с 15.07.2016 г. по 25.07.2016 г. занимались издевательством над осужденными         , кого просто унижали словами, а кого избивали, заставляя писать заявление в «актив» колонии. Вот имена и фамилии тех осужденных, которых избивали: Булатов С.В.; Атамов Э.А.; Матвиенко В.Е., Ракитин. Эти осужденные также писали заявление, их допрашивал следователь и на этом все закончилось. Также в ПКТ/ШИЗО были жестоко избиты осужденные. Они также писали заявление на незаконные действия сотрудников. Но Следственный комитет и Генпрокуратура, куда обращался я, Дубровин А.В. и другие осужденные, бездействуют. Начальник ФКУ ИК-37 полнов./Жданов Д.С. и зам. нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и дальше издеваются над осужденными, содержат осужденных и непосредственно меня, Дубровина А.В., в нечеловеческих условиях, забирают у осужденных вещи и уничтожают их, хотя эти вещи были переданы в колонию через передачи и куплены родственниками осужденных, по этому поводу я лично писал две жалобы, и подавал исковое заявление на зам.нач. по БиОР Овчарова Е.А. в Яйский районный суд, но мне его вернули, мотивировав тем, что оно составлено неправильно. Зам. нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и по сей день содержит осужденных в страхе и унижает их, словесно убивая в осужденных личное «Я»…

Матвиенко В.Е.: 15.07.2016 года в колонию были заведены: ОМОН ГУФСИН по Кемеровской обл. и сотрудники ФКУ-ЛИУ-21, ФКУЛИУ-16, которые применяли спецсредства и издевались над нами. 15.07.2016 года я, Матвиенко В.Е., был выведен с отряда № 5 в 5:30 утра сотрудниками ФКУИК-37, которые меня и других осужденных сопроводили до помещения ШИЗО.ПКТ., где закрыли в прогулочный дворик, где я и другие осужденные находились примерно до 16:00. Всё это время нам не давали воды, не водили в туалет, все это время мы слышали, как в самом помещении били и морально унижали осужденных, содержащихся в ШИЗО ПКТ, затем прогулочный дворик открыли дежурная смена ШИЗО-ПКТ с сотрудником в зеленом камуфляже и черной маске, которые меня и еще одного осужденного вывели и начали бить резиновыми дубинками с криками, чтобы мы бежали к входу ШИЗО, когда нас силой затащили в помещение ШИЗО нас поставили на растяжку и начали избивать дубинками, пытались эти дубинки засунуть в пятую точку. При этом всем кричали, чтобы мы писали заявления в Актив колонии, угрожали, что засунут в унитаз головой, чем цитирую: «Угонят в гарем петушатник». Одним словом, это не люди, а какие-то маньяки. В этом, так называемом, коридоре у входа в ШИЗО были люди в зеленом камуфляже и черных масках, при этом всём присутствовали м-р вн.сл. Овчаров Е.А., который периодически со своими друзьями с ИК ЛИУ-16 сотрудниками били по ребрам, по голове, душили, говорили, что утопят в унитазе, проснешься в попе с презервативом и т.к.д., то есть всяко – разно унижали наше достоинство. При этом всем также присутствовал м-р Толканов С.С., который кричал, что нам не жить, если мы не будем делать так, как им надо и нужно, затем нас по одному затаскивали в помещение силой, где проводится обыск. Там нас начали избивать другие сотрудники не из нашей колонии, раздели догола и начали заставлять отжиматься, приседать. При любой попытке возразить и спросить за что бьют сотрудники начинали с большей жестокостью избивать. После всего нас переодели в робу с маскировкой ШИЗО и затащили волоком в прогулочный дворик, откуда вывели, где мы пробыли до отбоя, после чего нас повели в само помещение, при этом подгоняли ударами дубинок и ударами ног, закрыли в камеру № 8, не выдавали матрацы, не постельного, на следующий день мы услышали, что с самого утра снова начали избивать осужденных, мне и осужденным, которые были со мной в камере пришлось вскрыть вены, так как очень боялись, что начнут опять избивать, издеваться, когда дошла очередь до нашей к.№ 8, когда открыли дверь, то увидели, что мы и вся камера в крови, нам сказали, что мы это зря сделали, щас вас перевяжут и нам не избежать избиения. Все это продолжалось до 18.07.2016 г., но я, Матвиенко В.Е., вышел в лагерь 16.07.2016 года, а там все это время издевались над осужденными. В непонимании, за что нас бьют, над нами издеваются, это не Люди, и как их вообще допустили к работе? И в страхе за свое здоровье и жизнь нам постоянно угрожают, что увезут на ЛИУ-16, где убьют, а тела спишут,  якобы умерли от туберкулеза. Мы обращались в Следственный Комитет, писали заявления, нас вызывал следователь, который письменно принял заявление, а также жаловались к прокурору Яйского района, но до сих пор нет никаких действий со стороны Следственного Комитета, ни от прокурора, до сих пор все издевательства и угрозы продолжают поступать со стороны м-р Овчаров Е.А., м-р Толканов С.С. и другими сотрудниками ФКУИК-37…

Ширяев Е.В.: 15.07.2016 г. я, Ширяев Евгений Вадимович, находясь в отряде № 5 там же я и проживаю, выходил на утреннюю зарядку примерно в 6:00. В локальном секторе подошел ко мне младший инспектор ФКУ ИК-37 и попросил меня пройти за ним. Я прошел за младшим инспектором в Отряд № 5, где находился м-р Овчаров Е.А., там я услышал увести …., то есть меня в Помещение ШИЗО … Эти слова озвучил м-р Овчаров Е.А. Его указ выполнили беспрекословно, я естественно поинтересовался, что случилось, за что меня выдворяют в ШИЗО. На мои вопросы ничего не ответили, молча повели в Помещение ШИЗО ПКТ придя до помещения ШИЗО ПКТ закрыли меня в прогулочный дворик со словами: «Пока сиди тут». Позже поместили в камеру, после, через короткое время, заводили по одному еще трое осужденных, еще двое осужденных помню – это ос. Грибушин и ос. Гибайдулин, третьего не помню. По какой их причине привели, они тоже были не в курсе. Находясь в прогулочном дворике в непонимании, что происходит, примерно к часам 14:00 раздался громкий топот толпы, а через короткое время начали раздаваться из помещения ШИЗО ПКТ громкие приказывающие слова – бегом, доклад, присел, отжался и другие морально унижающие слова, также раздавались звуки со стороны осужденных, также и слова «Что за беспредел?». Примерно через час открывается прогулочный дворик, где я вижу сотрудников ИК-37, а также сотрудников ОМОНа ГУФСИН России по Кемеровской обл. Сотрудники ОМОНа были одеты в зеленую камуфлированную форму, а на голове черная маска. Я услышал свою фамилию и фамилию Гибайдулина, нас попросили выйти. Мы не успели переступить порог, …посыпались удары резиновыми палками в тело со словами, криками: «Бегом». Дойдя под удары резиновыми палками в … Помещение ШИЗО ПКТ, а именно оказались мы в коридоре. Там и увидел еще массу сотрудников в зеленой камуфлированной форме, на голове одета черная маска, также были там сотрудники с других колоний, их тоже было немало, также в помещении ШИЗО ПКТ я увидел м-р Овчарова Е.А. и Толканова С.С. и других младших инспекторов ИК-37. Зайдя в помещение ШИЗО нас сразу же поставили на так называемую растяжку (лицом к стене, руки вверх, ноги на уровне ….), при попытке повернуть головой наносились удары в голову, отчего устоять было просто нереально. Тут же налету ловили и снова растягивали, помимо ударов в голову также наносились удары в тело, в область ног. В этот период времени ко мне подошел сбоку м-р Овчаров Е.А., выхватил за шею и начал валить меня на пол со словами: «Я добился, чего хотел. Теперь вы будете делать то, что скажу вам я». После этого меня затащили в кабинет, где рассматривают этап. Там находились сотрудники с других колоний и сотрудники ИК-37, а именно Овчаров Е.А. и Толканов С.С., также начали растягивать по стене и в это же время рвать на мне надетую одежду, раздели догола, после начали морально и физически издеваться, а именно наносить снова удары по телу, в ноги резиновыми палками со словами: «Доклад, присел, отжался». На что я бездействовал. Этот беспредел становился все жестче, после м-р Овчаров Е.А. принес какие-то бумаги и сказал мне: «Пиши заявление в Актив колонии, а также какой-то отказ от … традиций». На что я ничего не написал. После чего меня снова выволокли в коридор, где также растянули. Там же я услышал: «Это только начало». После на меня надели робу с пропечаткой ШИЗО и под пинки в спину со словами: «Бегом», - нас с ос. Гибайдулиным закрыли снова в тот же прогулочный дворик, а двух других осужденных также вывели с такими же криками и ударами, как и нас. Примерно через час завели уже одного ос. Гибайдулина, такого же измученного, как и мы, другого осужденного, которого я не помню, их я так и не увидел больше. В этот день 15.07.2016 г. мы находились в прогулочном дворике до отбоя. Примерно в 21:00 дверь прогулочного дворика открылась. Там я снова увидел массу сотрудников ОМОНа в камуфлированной форме, на голове черная маска, и двое сотрудников из управления зашли они  к нам со словами: «Сидите тихо. Вас никто не тронет». После ушли, из помещения ШИЗО ПКТ снова стали раздаваться разные крики: «Бегом, доклад» и прочие унижающие слова. Продолжалось это примерно час, после зашла за нами дежурившая смена и поместила нас в камеру № 8. Выдали только одни матрасы, матрасом и укрылись, чтобы хоть как-то не замерзнуть и не простыть, так как в окнах не было оконных рам со стеклами. По подъему началось всё тоже 16.07.2016 г., утро в 6:00. Слышу снова унижающие слова, крики: «Бегом, доклад». В порядке очередности камер подходили к нам, на что я и ос. Грибушин приняли крайние меры и вскрыли вены на руках, чтобы хоть как-то тормознуть этот беспредел, но ничего не вышло. Так нам и сказали сотрудники ОМОНа: «Сейчас вас перевяжут, а после мероприятие продолжится». Пришел начальник мед. сан. части и перединтовал нам руки, с ухмылкой сказал: «Удачи вам!». В обед 16.07.2016 г. нас троих перевели в ….., там мы и просидели еще 12 суток без ведома и постановления, что вообще случилось, за что мы тут. 16.07.2016 г. время отбоя, снова слышу унижающие слова, крики: «Бегом, доклад». Доходит отбой до нас и я уже слышу все в лицо унижающие слова, крики: «Бегом». Выходя в коридор вижу массу сотрудников ОМОН, расположенных в коридоре в шахматном порядке. Пока идешь за матрасом в область тела, головы, ног летят удары резиновыми палками с криками: «Бегом» и прочими унижающими словами. Так это мероприятие продолжалось до 18.07.2016 г. Подъемы, отбои проводились сотрудниками ОМОН в расположении в коридоре в шахматном порядке под разные унижающие крики и под удары резиновыми палками. В процессе до 18.07.2016 г. с 15.07.2016 г. в этот период времени меня не раз вызывали сотрудники ИК-37 и снимали на видео, где я пояснял, что со мной случилось, а именно беспредел, на что сотрудники ИК-37 также на видео говорили, что ничего подобного быть не могло. На синяки сотрудники так же и начальник мед. сан. части указывали с ухмылкой, что это пигментные пятна. Также в это  период времени я обращался к начальнику мед. сан. части с тошнотой и головокружением, рвотой, на что слышал просто ухмылки и слова: «Ничего страшного, заживет. Ты не на курорте». Также 15.07.2016 г. я заметил, что в помещении ШИЗО ПКТ имеются камеры наружного наблюдения, именно 15.07.2016 г. куда бы я не обратил внимание, видеокамеры были занавешены головными уборами осужденных...

Это лишь, часть жалоб. Всего в результате избиений в ИК-37 пострадали более 20 человек.

Далее волна насилия, зачастую при непосредственной поддержке ГУФСИН прокатилась по целому ряду учреждений ИК-1, ИК-22, ИК-41, СИЗО-1, ИК-29, ЛИУ-16, ЛИУ-21. Особо зверский приём осужденных организован в ИК-5 и ИК-43 г. Кемерово. Неправомерные унижающие человеческое достоинство требования выдвигаются и к пребывающим этапом в лечебное туберкулезное учреждение ЛИУ-21 г. Тайга. Не так давно там пострадали прибывшие из ИК-44, и вот на этой неделе 85 человек больных из ИК-37 по приезду подверглись унижениям и избиениям.

На фоне происходящего, мы продолжаем обжалование отписок и отказов в возбуждении уголовного дела.

Получен ответ из Яйского городского суда Кемеровской области, куда я обжаловал отсутствие расследования по массовому избиению в ИК-37.

В своей жалобе я просил:

- признать незаконным, необоснованным и отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 13.10.2016 года Ст.следователя по СО по Ижморскому району  следственного управления СК по Кемеровской обл. Салашиным С.А.

- признать незаконным и необоснованным невозбуждение уголовного дела Следственного комитета РФ по Кемеровской области по заявлению

- признать незаконным и необоснованным бездействие Следственного комитета РФ по Кемеровской области по заявлению

Суд мне в удовлетворении жалобы отказал, поскольку прокурор Яйского района Денисов Ю.Н., ранее на протяжении почти 3-х месяцев не проявлявший никакой надзорной жизнедеятельности по отношению к Следственному отделу, вдруг (конечно же уже после поступления моей жалобы в суд) отменил 09 января 2017 (за два дня до вынесения решения суда) постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела от 13.10.2016 года, как незаконное.  Ясно, что такая отмена постановления сделана не для организации эффективного расследования, а лишь во избежание признания судом незаконным действий следствия, и ждёт нас очередной отказ.

В целом ничего нового и неожиданного ни от следствия, ни от прокуратуры, ни от суда мы не получили. Всё как всегда. Тем не менее, есть определённые мысли, как заставить этот «ржавый механизм» немного поработать, обеспечив местечко на скамье подсудимых некоторым гражданам не умеющим обуздать свои садистские наклонности…

 

…а постановление суда прилагается .

 

С уважением                                               Сергей Охотин

Важно. Рейтинг — 5
Поделиться с друзьями

4 комментария

Смирнова Кристина Смирнова Кристина
3 февраля 2017 в 10:24

Так же хотят сделать в мариинске ИК 1,увести здоровых в туберкулезную колонию

Смирнова Кристина Смирнова Кристина
3 февраля 2017 в 10:21

Двоих там убили,одного которого я знаю 65 лет было

Грибушина Светлана Грибушина Светлана
2 февраля 2017 в 23:57

Все ,что здесь изложено ,так и есть.Когда же эти оборотни в погонах предстанут перед судом.Не ужели на них нет ни какой управы.Жалобы от родственников отправлены везде,но пока ни чего не меняется.23 января почти весь барак был отправлен этапом в ЛИУ-21 где находятся больные туберкулезом.Все кто был отправлен здоровы.Я лично была на беседе у ВРИО Самонова В,В мне он сказал ,что на время ремонта барака,но это не так .Это опять очередная ломка осужденных.

Смирнова Кристина Смирнова Кристина
28 января 2017 в 15:09

В мариинске ик1 Кемеровская область, тоже творится беспредел, сотрудники сказали сделают затемнение в легких, чтобы отправить 4 осужденых в том числе и моего мужа в туберкулезную колонию в мариинске которая, чё хотят то творят управы на них нет!!!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение