ИК-37 и СИЗО-1 ГУФСИН России по Кемеровской области, продолжают портить себе репутацию.

Из ИК-37 Кемеровской  области, обратившейся за защитой своей деловой репутации в суд (дело № 2-6547/16 в Раменском городском суде Московской области), продолжают поступать сведения о нарушении прав заключённых, в связи с чем, некоторые осужденные по второму разу были вынуждены вскрыть себе вены.

Администрация ИК-37 требует взыскать с Охотина С.В. 1 000 000 рублей за вред, причинённый их деловой репутации публикацией от 26 июля 2016 года http://gulagu.net/profile/1970/open_letters/7666.html . Однако, ни кто так не портит репутацию учреждению, как само руководство колонии, которой давно не хватает разумного, адекватного начальника.

Напомню, проблемы с управлением ФКУ ИК-37  начались 31 июля 2015 года, после избиения и угрозы изнасилованием в отношении осужденного Селиванова Станислава Викторовича http://gulagu.net/profile/1970/blog/6047.html, тогда, несмотря на все попытки замять данное преступление, было возбуждено уголовно дело, а начальника ИК отправили отдыхать. Сейчас, дело идёт своим чередом и есть шанс, что дойдёт до суда. Конечно, многим в УИС Кузбасса это не нравиться, и Станиславу Викторовичу, который сейчас находиться в СИЗО-1 г. Кемерово приходиться несладко. Связано ли это с расследованием преступления совершённого сотрудниками ИК-37? - утверждать не берусь, но условия содержания Селиванова оставляют желать лучшего. Из обращения Селиванова С.В. «…С 23.11.2016 г. администрацией СИЗО-1 ГУФСИН России по Кемеровской области я помещен в штрафной изолятор на 15 суток. При этом администрацией СИЗО-1 в лице Зеленкова А.В. на меня оказывается психологическое давление, выражающееся в личных угрозах в мой адрес с его стороны. Помимо угроз, Зеленковым А.В. также оказывается давление посредством помещения меня в неприемлемые условия содержания. В камере постоянная сырость, по стенам и потолку бежит вода, практически отсутствует вентиляция. Администрация СИЗО-1 осведомлена о состоянии моего здоровья и о медицинских справках, имеющихся в личном деле, согласно которым содержание меня в холодных сырых помещениях противопоказано, однако такую камеру предоставила мне умышленно. Также в материалах моего личного дела имеются справки о наличии у меня пищевой аллергии на все виды каш, однако данные обстоятельства не учитываются в моем рационе питания, в связи с чем я не имею возможности питаться. В СИЗО-1 я поступил с весом 82 кг. В настоящее время мой вес составляет 75 кг и продолжает снижаться. Ограничение меня в пище делается по указанию Зеленкова А.В. Считаю, что Зеленков А.В. испытывает ко мне личные неприязненные отношения в связи с моей попыткой обжалования незаконно наложенного им взыскания. С 23.11.2016 г. я нахожусь на голодовке. С 25.11.2016 г. перехожу на сухую голодовку, отказываюсь от воды, до тех пор, пока не будет проведена проверка в отношении условий моего содержания и распоряжений, данных Зеленковым А.В. сотрудниками  СИЗО-1 относительно меня» (кстати, СИЗО-1 так же, в своё время, пыталось отстаивать свою репутацию в суде, требуя миллион рублей компенсации: - все суды СИЗО-1 г. Кемерово проиграло и вынуждено выплатить издержки http://gulagu.net/profile/1970/blog/4547.html).

Но вернемся к основной проблеме сегодняшнего дня – ИК-37, где в июле этого года под руководством генерала-майора ГУФСИН К.Г. Антонкина произошло «культурно-массовое мероприятие»  общий обыск, с привлечением дополнительных сил в количестве 185 человек, в т.ч. сотрудников спецподразделения ГУФСИН «Кедр». В ИК-37, ГУФСИН по КО и следственном комитете, считают, что всё прошло без нарушений… Осужденные (по материалам дела № 2-6547/16) описывают это несколько по иному:

Матвиенко В.Е. «….15.07.2016 года в колонию были заведены: ОМОН ГУФСИН по Кемеровской обл. и сотрудники ФКУ-ЛИУ-21, ФКУЛИУ-16, которые применяли спецсредства и издевались над нами. 15.07.2016 года я, Матвиенко В.Е., был выведен с отряда № 5 в 5:30 утра сотрудниками ФКУИК-37, которые меня и других осужденных сопроводили до помещения ШИЗО.ПКТ., где закрыли в прогулочный дворик, где я и другие осужденные находились примерно до 16:00. Всё это время нам не давали воды, не водили в туалет, все это время мы слышали, как в самом помещении били и морально унижали осужденных, содержащихся в ШИЗО ПКТ, затем прогулочный дворик открыли дежурная смена ШИЗО-ПКТ с сотрудником в зеленом камуфляже и черной маске, которые меня и еще одного осужденного вывели и начали бить резиновыми дубинками с криками, чтобы мы бежали к входу ШИЗО, когда нас силой затащили в помещение ШИЗО нас поставили на растяжку и начали избивать дубинками, пытались эти дубинки засунуть в пятую точку. При этом всем кричали, чтобы мы писали заявления в Актив колонии, угрожали, что засунут в унитаз головой, чем цитирую: «Угонят в гарем петушатник». Одним словом, это не люди, а какие-то маньяки. В этом, так называемом, коридоре у входа в ШИЗО были люди в зеленом камуфляже и черных масках, при этом всём присутствовали м-р вн.сл. Овчаров Е.А., который периодически со своими друзьями с ИК ЛИУ-16 сотрудниками били по ребрам, по голове, душили, говорили, что утопят в унитазе, проснешься в попе с презервативом и т.к.д., то есть всяко – разно унижали наше достоинство. При этом всем также присутствовал м-р Толканов С.С., который кричал, что нам не жить, если мы не будем делать так, как им надо и нужно, затем нас по одному затаскивали в помещение силой, где проводится обыск. Там нас начали избивать другие сотрудники не из нашей колонии, раздели догола и начали заставлять отжиматься, приседать. При любой попытке возразить и спросить за что бьют сотрудники начинали с большей жестокостью избивать. После всего нас переодели в робу с маскировкой ШИЗО и затащили волоком в прогулочный дворик, откуда вывели, где мы пробыли до отбоя, после чего нас повели в само помещение, при этом подгоняли ударами дубинок и ударами ног, закрыли в камеру № 8, не выдавали матрацы, не постельного, на следующий день мы услышали, что с самого утра снова начали избивать осужденных, мне и осужденным, которые были со мной в камере пришлось вскрыть вены, так как очень боялись, что начнут опять избивать, издеваться, когда дошла очередь до нашей к.№ 8, когда открыли дверь, то увидели, что мы и вся камера в крови, нам сказали, что мы это зря сделали, щас вас перевяжут и нам не избежать избиения. Все это продолжалось до 18.07.2016 г., но я, Матвиенко В.Е., вышел в лагерь 16.07.2016 года, а там все это время издевались над осужденными. В непонимании, за что нас бьют, над нами издеваются, это не Люди, и как их вообще допустили к работе? И в страхе за свое здоровье и жизнь нам постоянно угрожают, что увезут на ЛИУ-16, где убьют, а тела спишут,  якобы умерли от туберкулеза. Мы обращались в Следственный Комитет, писали заявления, нас вызывал следователь, который письменно принял заявление, а также жаловались к прокурору Яйского района, но до сих пор нет никаких действий со стороны Следственного Комитета, ни от прокурора, до сих пор все издевательства и угрозы продолжают поступать со стороны м-р Овчаров Е.А., м-р Толканов С.С. и другими сотрудниками ФКУ ИК-37…»

Булатов С.В. «…17.07.2016 г. сотрудники администрации ФКУ – ЛИУ – 16, находящейся здесь в ФКУ ИК-37 к-н вн.сл. Дитрих А.А. начал оскорблять меня Булатова С.В. и применения физическую силу, а именно поставил лицом к стене на улице и начал бить по голеностопным суставам ботинками, т.е. ногами, для того, чтобы я расставил ноги в стороны, отчего я упал, т.к. не умею делать шпагат и повредил связки на ногах и все это произошло якобы из-за того, что сотрудник ЛИУ-16 к-н вн.сл. Дитрих А.А. не слышал, как я с ним поздоровался, тогда как в локальном секторе отряда № 5, где все это произошло, находились другие осужденные и слышали, как я поздоровался с сотрудником и могут подтвердить данный факт. На данные действия сотрудника я сказал, что напишу жалобу в органы правозащиты и прокуратуры, сотрудник ЛИУ-16 Дитрих А.А. сказал мне, пиши жалобы хоть куда и я тебя онгажирую в ЛИУ-16 для исправления и угрожал физической расправой, в Мед. часть ФКУ ИК-37 я не обращался, т.к. по понятным причинам никто с меня побои снимать не будет и мне надо защитить свою жизнь и здоровье и что самое интересное, что ко мне приезжал следователь со след. Комитета 28.07.2016 г. меня вызвали, как что было, кто меня бил, я все рассказал, но до сих пор никаких действий не принято…»

Грибушин А.Н. «…15.07.2016 г. меня вывели из локального сектора отряда № 3, на тот момент я проживал там, ничего не пояснив мне куда меня ведут привели на территорию ШИЗО ПКТ и закрыли в прогулочный дворик, где уже находились еще несколько осужденных. Через несколько минут после того, как нас собрали во дворике, на территорию ИК-37 зашли сотрудники ОМОН и сотрудники ЛИУ-16 по Кемеровской области, после чего нас стали выводить из прогулочного дворика в комнату досмотра осужденных, где уже находились зам.нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и начальник опер. отдела Толканов С.С. Выводя нас из дворика, нам кричали, чтобы мы бежали бегом и смотрели в пол, сопровождая нас пинками и ударами дубинок. В комнате досмотра нас избивали со всей жестокостью, заставляли делать доклад дежурного по камере, хотя на тот момент мы не содержались в камере. Заставляли писать заявление в актив колонии, то есть сотрудничать с администрацией…»

Дубровин А.В. «…15.07.2016 г. в колонию ФКУ ИК-37 были заведены «Омон» по ГУФСИН, все осужденные ФКУ ИК-37 были выгнаны на плац колонии для обыскных мероприятий, проводимых «Омоном» по ГУФСИН, сотрудниками ФКУ ИК-16 «Лесной Абагур» и сотрудниками ФКУ ИК-21, а также сотрудниками ФКУ ИК-37, осужденные в том числе и я, Дубровин А.В., находились на 35 градусной жаре с 8 часов утра до 4-х часов дня. Осужденным не давали воды и не водили в туалет, за любое обращение к сотрудникам могли применить спец.средства. А в ПКТ/ШИЗО сотрудниками ФКУ ЛИУ-16 «Омоном» по ГУФСИН и лично зам.начал. по БиОР майором Овчаровым Е.А. были избиты осужденные очень жестоко, также сотрудники пытались унизить осужденных, наклоняя их головой в унитаз и заставляли силой и избиением писать заявление в «Актив» колонии. «Омон» по ГУФСИН находился в колонии с 15.07.2016 г. по 18.07.2016 г.       И непосредственно зам.нач. по БиОР майор Овчаров Е.А. и сотрудники ФКУ ЛИУ-16, находясь в колонии с 15.07.2016 г. по 25.07.2016 г. занимались издевательством над осужденными, кого просто унижали словами, а кого избивали, заставляя писать заявление в «актив» колонии. Вот имена и фамилии тех осужденных, которых избивали: Булатов С.В.; Атамов Э.А.; Матвиенко В.Е., Ракитин. Эти осужденные также писали заявление, их допрашивал следователь и на этом все закончилось. Также в ПКТ/ШИЗО были жестоко избиты осужденные. Они также писали заявление на незаконные действия сотрудников. Но Следственный комитет и Генпрокуратура, куда обращался я, Дубровин А.В. и другие осужденные, бездействуют…»

            Гибайдулин П.И. «…15.07.2016 года сотрудники Администрации ФКУ ИК-37 (инспектора дежурной смены) разбудили нас раньше установленного времени (раньше подъема) около 5:00 утра и весь отряд № 9, в котором я отбывал срок наказания выгнали на плац колонии, где я и другие осужденные с отряда № 9 стояли не зная причины, примерно около 5:30 утра ко мне подошел сотрудник дежурной смены ФКУ ИК-37 и сказал, чтобы я следовал за ним в помещение ШИЗО –ПКТ. На мой вопрос, что случилось, почему меня ведут в ШИЗО он (сотрудник администрации) ответил, что это приказ руководства. Меня закрыли в прогулочный дворик, где уже находились другие осужденные: Ширяев, Грибушин, а остальных я не знал. Примерно через 2-3 часа я услышал как на 2 этаже, где располагается ПКТ, крики и звуки от ударов, оскорбления и угрозы к осужденным, которых били. Это продолжалось весь день, примерно около 16:00 дверь в прогулочный дворик открыл сотрудник, дежуривший в ШИЗО ПКТ, с которым находились сотрудники в зеленом камуфляже и черных масках,  в руках у них были резиновые дубинки, сотрудник, дежуривший в ШИЗО, назвал мою фамилию и осужденного Ширяева, чтобы мы следовали за ними. Только я вышел за дверь прогулочного дворика, как на меня посыпались удары сзади резиновыми дубинками и начали бить ногами, чтобы я бежал в само помещение ШИЗО возле других сотрудников администрации ФКУ ИК-37 я видел, так называемый, ОМОН в масках, которые все находились на входе все время пока меня и осужденного гнали ударами. Мы я слышал угрозы в свой адрес. В самом помещении, точнее в его коридоре, избиение и издевательства продолжились с большей жестокостью. Меня и осужденного Ширяева поставили на так называемую растяжку и периодически наносили удары резиновыми дубинками по ногам, отчего я падал, а сотрудники из других колоний наносили удары по телу, пока я лежал на полу, и кричали, чтобы я быстрее встал и принял то же положение у стены. На любые вопросы с моей стороны в их адрес мне наносили удары по затылку ладонью, при этом смеясь. Затем пришли сотрудники ФКУ ИК-37 м-р Овчаров Е.А. и к.п. Толканов С.С. и начали угрожать физической расправой, что нас убьют, если мы не будем делать так, как им нужно, что если будем артачиться, то нас засунут головой в унитаз и угонят в петушатник, а петушатник – это низшая ступень статуса осужденного, а именно гей. Затем меня закинули в комнату досмотра, где меня снова стали избивать, заставляли написать заявление в актив колонии, когда я отказался сотрудники начали издеваться, заставляя приседать и отжиматься, чтобы я при этом кричал доклад дежурного по камере, я отказался приседать и отжиматься, меня снова начали бить, затем раздели догола, мои личные вещи, которые были на мне изъяли и до сих пор не вернули, а именно: футболка черная, трусы, носки. Хотя эти вещи я получал в передаче. После переодели в робу с маркировкой ШИЗО и волоком вытащили снова в коридор, где местные сотрудники администрации угрожали, что это только начало. Осужденного Ширяева следом закинули в комнату досмотра, при этом били палками и я слышал, что оттуда, из комнаты досмотра, слышны были крики, удары, угрозы. Руководство ИК-37 присутствовало и участвовало во всех этих издевательствах, угрожали, что увезут на ЛИУ-16, где убьют, а трупы спишут на туберкулез. После того, как Ширяева вытащили за ворот из комнаты, нам подстригли головы, оставив пучки волос на голове, как в рекламе газ воды Фанта. После чего нас снова стали бить и кричать, чтобы мы бежали в прогулочный дворик. А так как бежать не могли, т.к. все было отбито, нас подгоняли дубинками. Когда мы зашли во дворик, вывели других осужденных Грибушина и др. осужденного (я не знаю). Они вернулись тоже избитые и мы, кто сидя, кто лежа от того, что из-за побоев не могли стоять, пробыли до отбоя. Затем нас под крики и удары посадили в камеру ШИЗО № 8. На следующий день, т.е. 16.07.2016 г. все началось заново, двое осужденных вскрыли себе вены, чтобы только перестали издеваться над нами. В камере были я, ос. Ширяев, ос. Грибушин. Сотрудники ОМОН и сотрудники из других учреждений пробыли здесь до 18.07.2016 г. Я обращался к сотрудникам медсанчасти, чтобы мне оказали медицинскую помощь и зафиксировали побои, на что я услышал отказ, смех и то, что это я сам где-то упал. Так мы просидели без постановления 13 суток. Я обращался в Следственный комитет Яйского района, давал письменные показания, а также писали прокурору жалобы, но все эти организации бездействуют, т.к. моральное давление и угрозы продолжаются …»

            Конечно, в суде мы попросили истребовать видеозаписи, спорных ситуаций.  Суд наше ходатайство удовлетворил, на что представитель ИК-37 юрисконсульт ГУФСИН Карпенцев Е.В. поспешно заявил, что они ничего не предоставят, а суду ответят, что все видеоматериалы уничтожены.

Почему эти видео не были раньше истребованы прокуратурой и следствием, и почему мед.осмотр избитых провели лишь 11 дней спустя, вопрос остаётся открытым. Следующее судебное заседание назначено на 08 декабря 2016 года на 15.00. А из ИК-37 продолжают поступать обращения на бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение. По которым вскоре будут направлены заявления компетентные органы, а так же проведён анализ перспектив обращения в ЕСПЧ. 

Важно. Рейтинг — 8
Поделиться с друзьями

4 комментария

Смирнова Кристина Смирнова Кристина
28 января 2017 в 16:23

ИК 1 Кемеровская область Мариинск, твориться беспредел со стороны сотрудников,они собираются в легких сделать затемнение у здоровых людей,и отправить в туберкулезную колонию.

Пантелеев Борис Еремеевич Пантелеев Борис Еремеевич
6 декабря 2016 в 01:12

Гореть им вечно в аду!!!

Как они наивны и глупы в своём заблуждении... Они ведь верят, что так будет всегда, что им никогда не придётся отвечать по закону, потому что у них всё там "схвачено"... Ну да падать будет больно.

Аносова Марина Аносова Марина
5 декабря 2016 в 21:03

У них репутации нет и не было, чтобы портить

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы