Будет ли объективно расследовано убийство Сабянина?

В ФКУ ИК-22 пос. Мозжуха Кемеровской области в карантинном отделении активистами убит осужденный Сабянин А.В., заявления по данному факту уже направлены в прокуратуру и Следственный комитет. Однако уже сейчас, возможность эффективного расследования вызывает сомнение.

            В ФКУ ИК-22 ГУФСИН России по Кемеровской области, длительное время действует преступная группа, занимающейся поборами и вымогательством с родственников осужденных.

            12 июня 2016 года, членами данной преступной группы, действующими с ведома  администрации ИК-22 был убит в карантинном отделении осужденный Сабянин Анатолий Валерьевич 1980 г.р., прибывший в ИК с СИЗО-4 г. Анжеро-Судженска. Убийство совершили, сотрудничающие с администрацией  ИК осужденные  К-ев., Т-ев, Ш-ин, Ш-ко, К-ов, Т-ин. При этом, на данный момент известно, что  ответственность за убийство возьмёт на себя лишь один осужденный, и мотивы будут указаны такие, что бы скрыть участие сотрудников администрации ИК и других активистов, в данном преступлении.

            Администрацией ИК-22, установлен такой порядок, когда вновь прибывшие в колонию осужденные подвергаются моральным унижениям и насилию, осужденные запугиваются, в дальнейшем подвергаются поборам и вымогательствам. В настоящее время в ИК-22 имеют следы физических повреждений, полученных в карантинном отделении, следующие осужденные: А-ев А.О., Д-ов А.В., М-ов К.М., К-ов Б.Л., Н-ев Р.Ж., Ф-ов Д.Н., Ф-ов А.В., С-ов А.В., Х-ев Н.Ж., Н-ев З.

            От осужденных Л-ва С.А. и Д-ва, а так же сестры Л-ва, поступили обращения об имевших фактах вымогательства. В настоящее время, на Л-ва оказывается давление администрацией ИК с целью принуждения отказа от заявления.

            Преступная группа занимающаяся, с ведома администрации ИК,  вымогательствами  и избиением осужденных в карантине состоит из осужденных С-ов, Ш-ко, К-ов  К-ев, Ш-ин, Т-ев, Ш-ко, Т-ин, К-ов. Группа действует в 5 режимном отряде и карантине.

            Ранее я уже обращался в СК с заявлением о действиях в ИК-22 преступной группы осужденных, с указанием их фамилий и фамилий сотрудников курирующих группу, а так же сумм и реквизитов, куда перечислялись деньги от вымогательств, однако расследование ограничилось лишь опросом самих лиц, занимающихся вымогательством (материал №  207-228пр-2013) в возбуждении уголовного дела было отказано.

            Убийства и причинение вреда здоровью в карантинных отделениях колоний общего режима Кемеровской области происходят довольно часто, о большинстве из этих происшествий нам ничего не известно, но даже в тех случаях, когда такое жестокое обращение или причинение смерти установлено, расследование не осуществляется.

            Вот лишь несколько примеров:

Доставленный в ФКУ ИК-22 ГУФСИН России по Кемеровской области 18 августа 2014 года, осужденный Рупенко Александр Владимирович1970 г.р. был жестоко избит в карантинном отделении колонии в день прибытия. Оттуда в тяжёлом состоянии направлен в Центральную больницу ИК-5 г. Кемерово.

            В карантине ИК-5  осужденному Васильеву И.В., 10.02.2014 года активист Г. бейсбольной битой проломил голову за отказ от подписания заявления в дневальные, отчего Васильев И.В. впал в кому. В дальнейшем, под угрозой «загнать в гарем», будучи лишённым возможности увидеться не только с адвокатом, но и с мамой, Васильев И.В. написал заявление – в котором указал, что упал сам, разбив голову о деревянный пол.

            Так же в карантинном отделении ФКУ ИК-5 г. Кемерово, осужденными активистами, в ходе принуждения к подписанию заявления в дневальные, был жестоко избит осужденный Князев Андрей Анатольевич 06.08.1979 г.р. – итог разрыв селезёнки, доставлен ЦБ ИК-5, прооперирован. Сотрудники администрации ИК-5, оказали на осужденного давление принуждая, данного осужденного к отказу от претензий и самооговору, и не пропустили  адвоката, с указанием на то, что последний находиться в палате интенсивной терапий.

            В конце 2013 года в карантинном отделении ФКУ ИК-40 г. Кемерово активистами убит (упал в ходе драки и умер через несколько часов) осужденный Храпов Н.А.. Исходя из данного мне ответа Зам.прокурора по надзору, полученные Храповым Н.А. повреждения никак не связаны с его смертью наступившей в тот же день.

            Есть необходимость остановить порочную практику избиения и унижения вновь прибывших в карантинных отделениях ИК, добиться полного и объективного расследования, при котором действия должностных лиц – создавших такую ситуацию, так же получат оценку.

            Прошу подписать открытое письмо http://gulagu.net/profile/1970/open_letters/7529.html

Важно. Рейтинг — 10
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Пронина Ольга Юрьевна Пронина Ольга Юрьевна
20 июня 2016 в 14:24

Ссылка на открытое письмо направлена в СК России с просьбой о проведении полной и объективной проверки всех изложенных обстоятельств с последующим привлечением виновных лиц к уголовной ответственности:
Обращение успешно отправлено! Номер обращения-439404
Кроме того ссылка на открытое письмо направлена в ФСБ России с просьбой о проведении полной и объективной проверки всех изложенных обстоятельств с просьбой о проявлении мер реагирования,направленных на поручение региональному управлению ФСБ России оперативного сопровождения проверки и предварительного следствия,с учетом возможного существования ОПС из должностных лиц наряду с некоторыми осужденными:
Условный номер принятого сообщения: 20160620140606

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека