Как следственный комитет Кемеровской области укрывает преступления своих коллег по цеху!

Председателю Следственного Комитета РФ А.И.Бастрыкину

Генеральному прокурору РФ Ю.Я.Чайке

Начальнику Главного управления собственной безопасности Макарову Александру Ивановичу

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Я, Закурнаев Андрей Эльфидович, многократно обращался в СУ СК РФ по Кемеровской области и прокуратуру Кемеровской области по факту избиения меня течении 8 (восьми) часов 20 октября 2015 года оперативными сотрудниками МРО по БПС и ЛУКС (дислокация в г. Новокузнецке Кемеровской области) Пугачевым Д.Ю. и Владимировым С.П..

20 октября 2015 года в городе Прокопьевске около 12 часов дня меня двое неизвестных (далее я узнал, что это были оперативные сотрудники Владимиров С.П. и Пугачев Д.Ю.) перекрыв движение автомобиля Константиновой Э.И. марки Мазда с регистрационным номером Е614ЕВ142, вместе с которой я, в тот момент находился. Силой меня извлекли из машины Константиновой Э.И. нанося удары в живот и грудную клетку. Я спросил у них – «Кто вы и что вам от меня нужно», и не отвечая на мой вопрос они силой затолкали меня свой автомобиль регистрационным номером К767АВ (иномарку синего цвета), заблокировав двери изнутри, один из них стал меня избивать. Мы поехали в неизвестном мне направлении. Немного проехав я спросил у одного из них: «Что вам от меня нужно и кто вы», в ответ на мой вопрос этот мне продолжили наносить удары в грудь и по голове, сказав – «Сиди молча не умничай, приедем на место там тебе всё объяснят».

В дальнейшем от ст.следователя Ивлева Д.В. отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Кемеровской области я узнал, фамилии сотрудников которые меня задержали, Пугачева Д.Ю. и Владимирова С.П.. Они были одеты в гражданскую одежду и не представились, избивая меня. Когда мы приехали в г.Новокузнецк на ул.Рудокопровая,32 в Участковый пункт полиции Куйбышевский, Управления МВД России по г. Новокузнецку,  меня вывели из автомобиля и завели в здание. Мы зашли на первый этаж, и я увидел сидевшего дежурного полицейского в форме. Я понял, что меня привезли в отделение полиции. 

Меня завели в 402 кабинет, где нас ждал оперативный сотрудник, он сразу подошел ко мне и сказал – «Давай рассказывай», как дом подожгли.  Я ему ответил: «Что не какой дом не поджигал». После сказанных мною слов он сразу поменялся в лице и стал избивать меня, нанося мне многочисленные удары в грудь и по голове, затем подошли Владимиров С.П. и Пугачев Д.Ю.. Они втроем стали избивать меня, нанося множество ударов по разным частям тела, старались не попадать по лицу. Я закричал: «За что вы меня калечите?», на что Владимиров С.П. мне ответил: «Ты неправильно отвечаешь на заданные вопросы». В процессе жестокого избиения меня, зашел четвертый оперативник и сходу стал наносить мне множественные удары по голове и сказал: «Рассказывай, как дом подожгли». Я ответил: «Что говорил,  что никакой дом не поджигал, не пойму, за что вы меня убиваете». После, входивший последним оперативный сотрудник вышел и вернулся с пакетами, держа наручники в руках приказал мне лечь на пол лицом вниз. Я с трудом лег  на пол, так как, был на этот момент уже сильно избит и болело все тело, он завел мне руки за спину и застегнул на них наручники, надел пакет мне на голову и начал душить, а другие оперативники в процессе моего удушения стали наносить мне удары по спине, сбивая мне дыхание и не давая возможность дышать. При этом всю эту пытку контролировал Владимиров С.П., считая секунды и произнося слова пять, десять, пятнадцать, двадцать, чтобы не дать возможность оперативным сотрудникам меня придушить, так как я в процессе этих пыток терял сознание с пакетом на голове. Когда я приходил в сознание от ударов ладошками по лицу то, мне сразу накидывали пакет на голову и продолжали душить. В процессе продолжительной пытки я начал прокусывать пакеты, сотрудники это поняли потому, что я стал выдерживать более 20 секунд, и стали надевать мне на голову двойные пакеты, задавливая рот рукой, не давая мне возможности прокусить эти пакеты. Пока меня пытали я неоднократно кричал через пакеты одетые у меня на голове: « Я не поджигал никакой дом, за что вы меня калечите», но на сказанные мною слова оперативники не как не реагировали, и  с большей жестокостью избивали и душили меня, давая при этом сделать один лишь глоток воздуха и дальше продолжали душить. При жестоких пытках я терял сознание не менее 7 раз. После продолжительного избиения они сняли с меня пакеты и втроем вышли из кабинета, а я остался лежать на полу, застёгнутый в наручники, со мной рядом сидел Владимиров С.П.. Он мне сказал: «Ты же свидетель, скажи что видел как твой брат дом поджигал и все это закончится». На его слова я ответил: «Свидетель чего, если я не был ни на каком пожаре и причём тут мой брат, я знаю брата хорошо, он бы этого не когда не сделал», Владимиров С.П. мне сказал: «Если ты не скажешь следователю, те показания, которые я тебе сказал, то мы тебя придушим, нальём тебе водку в глотку и скинем в реку! Понял!!!». В этот момент зашли трое оперативников и от них пахло алкоголем. Я понял, что они пьяные. Один из сотрудников сразу накинул мне на голову пакет и продолжили меня душить, а второй наносил удары в спину. В процессе удушения стали бить меня головой об пол, разбив мне нос, я стал захлёбываться собственной кровью. Свою кровь я проглатывал, что бы хоть как-то можно было дышать в момент моего удушения. Кровь стала с лица стекать на шею и это увидел Владимиров С.П. и сказал оперативникам, что надо чтобы лицо оставалось целым, ему еще показания давать следователю под видеозапись. Тогда оперативники стали наносить мне многочисленные удары по затылочной части головы, спине, чаще и сильнее. Я кричал сквозь пакеты одетые у меня на голове: «За что вы меня убиваете» и тогда Владимиров С.П. мне сказал: «Ты должен сказать, что ты видел как твой брат поджигал дом, а другого ответа нам не надо». Я понял, что меня будут избивать до последнего, чтобы выбить ложные показания. В процессе жесточайшего избиения у меня сдавило в области груди, я от невыносимой боли согнулся и закряхтел, тогда оперативники сразу скинули с меня пакеты. Увидев, всё происходящее со мной, Владимиров С.П, сказал остальным: «Не перестарайтесь». Мне дали попить воды и когда я маленько пришёл в себя, то в приоткрытую дверь увидел человека, который молча за дверью наблюдал за всем происходящим, это был следователь Ивлев Д.В. Он видел, как я сидел на полу, застёгнутый в наручники и лицо, и шея у меня были залиты собственной кровью. Заметив, что я его увидел, он сразу ушёл. Через несколько минут оперативники, снова накинув мне на голову пакеты продолжили душить. В процессе семи или восьми часовой жестокой пытки, тремя оперативниками, которых я могу опознать даже в настоящее время, под контролем Владимирова С.П., в результате нанесённых мне многочисленных ударов по голове, по спине, испытывая ужасную боль по всему телу и еще более сильную в голове, я испугался за свою жизнь, и согласился дать показания, которые Владимиров С.П. требовал от меня. Один из оперативников собрал с пола все пакеты залитые моей кровью и унёс. В кабинете остались Владимиров С.П. и Пугачёв Д.Ю., они подняли меня с пола и усадили на диван. Я попросил Владимирова С.П. снять с меня наручники, так как кисти рук онемели, и я их не чувствовал. Владимиров С.П. сказал: «Сейчас я тебе скажу, что ты должен сказать следователю и ты, это скажешь, а потом умоешься. Он начал говорить, что я должен сказать следователю. Владимиров С.П.: «Ночью за тобой заехал Ринат на своей машине и вы поехали на ул.Нагинскую 18, и ты видел как Ринат поджёг дом, а подробности тебе расскажет следователь»  Я Владимирову С.П. ответил: «Что вы мне такое говорите, такого не было, зачем я должен оговаривать своего брата.» Тогда Пугачёв Д.Ю. подскочил со стула и стал наносить мне удары по голове и сказал: «Как ты мне надоел я уже давно должен был быть дома, а и за тебя урода приходиться здесь торчать» и продолжил избивать меня, зашёл оперативный сотрудник, который собирал пакеты с моей кровью и увидел что Пугачёв Д.Ю. продолжает избивать меня сказал: «Он что хочет сдохнуть в этом кабинете?!» и подойдя ко мне со всей силой стал бить по голове, я от  полученных ударов потерял сознание, когда я очнулся, то Владимиров С.П. спросил у меня: « Ты помнишь, что я тебе сказал? Какие ты должен показания дать, следователю?»  я ответил «Что смутно помню», затем Владимиров С.П. сказал Пугачёву Д.Ю., снять с меня наручники и повёл в туалет. Я стал растирать пальцы которые уже не чувствовал и с трудом стал умываться смывая кровь с лица, но Владимиров С.П. посмотрев на меня и сказал : «Ты в зеркало смотрись лучше, смывай кровь везде, с шеи и в ушах тоже». Тут к нам подошёл человек, который наблюдал через приоткрытую  дверь, как меня избивают и представился -  следователь по особо важным делам - Ивлев Денис Васильевич.  Ивлев Д.В. с Владимировым С.П. отвели меня к запасному выходу, где следователь Ивлев Д.В. мне сказал: «что предлагал Ринату взять убийство Макса Лимонова на себя и тогда бы я снял с него обвинение в поджоге, но Ринат отказался». Затем Ивлев сказал мне: «ты сейчас дашь показания, в качестве свидетеля,  и даю слово офицера, что ты будешь свободен».  Затем завёл меня в кабинет и дал уже напечатанный текст, сказав: «Это показания, которые ты мне должен будешь сказать». Следователь сказал, чтобы я несколько раз всё прочитал, и запомнил.  Я попросил его дать мне позвонить адвокату, но  Ивлев Д.В. ответил: «Я сам тебе организую адвоката». Взял свой телефон и вышел из кабинета.  После, зашёл и сказал мне подойти к столу, он стал рисовать схему, где якобы Ринат оставил машину, а сам пошёл поджигать дом, положил нарисованную схему на стол и сказал: «Во время допроса, когда я тебе скажу нарисовать схему, будешь перерисовывать с этой схемы, которую я нарисовал». Я, ответил, что не буду рисовать ни какую схему, так как в эту ночь Рината я не видел, за мной он не заезжал».  На мой ответ Ивлев начал орать и сказал: «Если ты не дашь показания, которые я тебе скажу, то процедура избиения продолжится. Либо ты говоришь, так как я тебе сказал, либо тебя посажу в камеру, для таких, как ты несговорчивых, и от туда, я тебе обещаю, ты выйдешь  инвалидом».

После высказанных им всех этих угроз, я спросил фамилии оперативников, которые меня избивали, но Ивлев Д.В. назвал мне фамилии только двух, и я ему сказал: «Так, меня же избивали четверо», на что мне Ивлев Д.В. сказал: «Если будешь тупить, то дальше продолжишь  знакомиться с ними». Ивлев Д.В. потребовал от меня, что бы я отказался, от показаний, которые я давал в 2005 году, и добавил, что я должен сказать, что меня в 2005 году никто не опрашивал. После допроса в протоколе я тебе укажу неточности и ниже напечатаю слова, выделив их другим шрифтом, которые ты должен будешь сказать, опровергая данную неточность. Затем ему кто-то позвонил. Ивлев Д.В. мне сказал, не вздумай сказать адвокату, что тебя опера избили. Следователь Ивлев Д.В. вышел из кабинета и спустя несколько минут я услышал разговор в коридоре Ивлева Д.В., с каким-то человеком,  он ему сказал, что нужно только твоё присутствие, и тут же с улыбкой на лице зашёл в кабинет вместе с  этим человеком и  сказал мне: «Это твой адвокат, Алясьев». Я сказал Ивлеву Д.В., что у меня есть свой адвокат, которому я доверяю, а этого адвоката вижу впервые, и не верю ему. Никакого соглашения я с данным адвокатом я не подписывал». Ивлев Д.В. вывел меня из кабинета и сказал: «Я тебе пригласил адвоката, он будет у тебя, и никакой другой адвокат сюда не приедет». Данный адвокат сел на против меня, за стол и прекрасно видел, что я избит, я сидел в неестественной позе, так как у меня сильно болела спина и голова, от многочисленных ударов. Видно было, что у меня разбита переносица и губы, и под глазами, на щеках, следы от побоев. Но адвокат на это не реагировал. Ивлев Д.В. включил камеру и стал печатать показания, при этом задавая мне вопросы, ответы на которые он сам мне говорил.

Затем Ивлев Д.В. сказал, что сейчас поедем на место пожара в г. Прокопьевск, время было уже около двенадцати часов ночи. Я сказал, что не в состояние ехать, так как сильно болела голова из-за нанесённых мне многочисленных ударов. Ивлев Д.В. опять начал угрожать и вывел меня из кабинета. Где, выйдя на улицу, меня Владимиров С.П. посадил в машину к Пугачёву Д.Ю., а следователь Ивлев Д.В. сел машину адвоката Алясева А.. Приехав, в какой-то частный сектор, Ивлев Д.В. начал мне рассказывать, что здесь был сгоревший дом, стоял забор, стайка и сфотографировал меня на фоне пустого участка. Я сказал: «Что я ни разу здесь не был, впервые вижу это место. Следователь сказал: «Заткнись, урод, и слушай меня».  Понятые стояли сзади меня и всё слышали. Затем Ивлев Д.В. указал Пугачёву Д.Ю. место, куда ему поставить машину и сфотографировал меня рядом с его машиной. После, мы приехали в полицию, г. Прокопьевска в Следственный Комитет по ул. Карла Либхента, где Ивлев Д.В. допечатал документы, затем он мне сказал, подписывай,  я взял документы и начал читать, но Ивлев Д.В. сказал: «Подписывай, не тяни время». Адвокат Алясев А. отошёл в сторону и сделал вид, что ничего не происходит. Я, вместо подписи, поставил запятую. Затем документ подписал, не читая, понятой. Ивлев Д.В. спросил у Владимирова С.П.,  где второй понятой,  Владимиров С.П. ответил, что его увезли домой.  Тогда, Ивлев Д.В. сам расписался за понятого, после чего уехал вместе с адвокатом Алясевым. Владимиров С.П. вывел меня на улицу, время было около часа ночи, и сказал: «Сейчас поедем в травмпункт». Ехать я не хотел, но меня затолкали силком в автомобиль, и мы поехали в г.Прокопьевск, в район «Тырган». Я спросил зачем ехать так далеко, когда через дорогу есть тоже травмпункт, тогда Владимиров С.П.  ответил: «Что на «Тыргане» нас уже ждут». Меня завели к врачу в наручниках.  Я рассказал, что у меня сильные боли в голове и стал показывать синяки от побоев, но врач молча сидел и слушал, затем он, не осмотрев меня, сказал мне ожидайте в коридоре.  Я вышел, следом за мной в кабинет к врачу зашёл Владимиров С.П.. Спустя некоторое время он вышел от врача, сел в машину и уехал. Не дождавшись приглашения, в кабинет врача зашёл я, спросил справку, на что врач мне ответил, что Вашу справку я уже отдал сотруднику, спрашивайте у него.

Согласно выводам заключения № 5860 врача судебно-медицинского эксперта ГБУЗ КО ОТ «КОК БСМЭ» от 22 октября 2015 года, мне были причинены:

- ссадины правого лучезапястного сустава, которые образовались от двух воздействий твердых предметов, имеющих ребро, возможно от воздействий краев наручников;

- кровоподтеки лица, левой ушной раковины, плечевых суставов, грудной клетки, верхних конечностей, поясничной области, ссадины красной каймы верхней губы, слизистых щек, которые образовались от не менее 16-ти воздействий твердого тупого предмета (предметов).

Вышеперечисленные повреждения образовались в срок 1-3 суток до проведения осмотра- 22.10.15 г.

 

21.10.2015 года я обратился в МБУЗ «ГКБ № 3 М.А. Подгорбунского» отделение нейрохирургии, где находился на лечении с 21.10.2015г. по 30.10.2015г. с диагнозом: сотрясение головного мозга. Перелом костей носа. Ушибы, гематомы мягких тканей головы, лица, грудной клетки, верхних конечностей, поясничной области.После избиения меня оперативными сотрудниками Пугачевым Д.Ю. и Владимировым С.П., а также еще тремя неизвестными мне лицами, которых я смогу опознать, ст. следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Кемеровской области допросил меня в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении моего брата Закурнаева Р.Э.. Ст.следователь Ивлев Д.В. снимал данный допрос на видео. Данные видеозаписи допроса меня в качестве свидетеля от 20 октября 2015 года были предоставлены вместе со медицинскими документами на исследование профессору кафедры судебной медицины ГОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, доценту, доктору медицинских наук по специальности 14.03.05 - «Судебная медицина» (медицинские науки), судебно-медицинскому эксперту высшей квалификационной категории, члену Всероссийского научного общества судебных медиков, Дубровину Ивану Александровичу, согласно заключению которого:

- все повреждения, обнаруженные у Закурнаева А.Э., могли образоваться в короткий отрезок времени: в период 11 часов 20.10.2015г. – 11 часов 21.10.2015г.

- на представленных видеозаписях допроса у Закурнаева А.Э. имеются следующие повреждения, которые соответствуют отмеченным в заключении № 5860 врача судебно-медицинского эксперта ГБУЗ КО ОТ «КОК БСМЭ» от 22 октября 2015 года 22.10.2015г.:

на стоп-кадрах видео 1-2 и 4-8 виден на спинке носа участок кожи синего цвета. Синий цвет участка кожи на фотографиях соответствует локализации кровоподтека, диагностированного у Закурнаева А.Э. 22.10.2015г.

На стоп-кадрах видео 2 и 4 виден на красной кайме верхней губы слева участок коричневого цвета, что соответствует локализации ссадины на красной кайме верхней губы, в проекции 1 зуба слева, зафиксированной у Закурнаева А.Э. 22.10.2015г.

На стоп-кадрах видео 8 и 9 отмечается утолщение (отек) левой ушной раковины, что соответствует локализации кровоподтека на передней поверхности левой ушной раковины, диагностированного у Закурнаева А.Э. 22.10.2015г. Согласно данным учебной литературы синий, зеленый или желтый цвет участка кожи, а также отек ткани являются основными признаками кровоподтека.

Также, по факту избиения меня оперативными сотрудниками МРО по БПС и ЛУКС (дислокация в г. Новокузнецке Кемеровской области) Владимировым С.П. и  Пугачевым Д.Ю.  20 октября 2015 года  – 02 августа 2017 года в ходе судебного заседания по уголовному делу № 3684013 (2-5/17) в Кемеровском областном суде постоянного судебного присутствия в г.Новокузнецке  были допрошены в качестве свидетелей К. и Б., 22 августа 2017 года был допрошен М., которые будучи предупрежденными об уголовной ответственности по ст.ст.306, 307 УПК РФ дали правдивые показания, имеющие непосредственное отношение к событию в отношении меня.

Данные лица в суде показали, что стали свидетелями, как меня избивали неизвестные 20 октября 2015 года, среди которых К. узнала оперативного сотрудника Владимирова С.П., который ранее – 05 октября 2015 года вызывал ее и общался с ней в отделе полиции в г. Прокопьевске лично.

При этом, руководство СУ СК РФ по Кемеровской области и прокуратуры Кемеровской области игнорирует объективные данные по делу и на все мои обращения дает «отписки».

Таким образом, считаю, что со стороны должностных лиц руководства СУ СК РФ по Кемеровской области и прокуратуры Кемеровской области имеет место укрывательство преступления, выражающееся в отказе в возбуждении уголовного дела выше описанных событий.

Согалсно заключения специалиста Ковылина А.И., которому были представлены на исследование видеозаписи допроса меня в качестве свидетеля от 20 октября 2015 года были предоставлены вместе со медицинскими документами, согласно выводам в заключении которого:

- Невербальные реакции свидетеля Закурнаева А.Э не соответствуют его показаниям относительно обстоятельств и деталей конкретного события.

- Отсутствие достоверных невербальных признаков, подтверждающих воспроизведение реальных событий непосредственным участником (свидетелем) которых являлся Закурнаев Андрей Эльфидович, позволяют сделать вывод о том, что Закурнаев А.Э. воспроизводил (повторял) услышанные и запомненные им от других сведения.

- Имеются признаки оказанного ранее физического (подтверждается судебно-медицинским обследованием – акт № 4145; заключением эксперта ГБУЗ КО ОТ «КОК БСМЭ» № 5860; выписным эпикризом МБУЗ «ГКБ № им. Подгорбунского») и психологического воздействия (давления) на свидетеля Закурнаева А.Э.(при ответах на вопросы следователя напряженный, ищущий подтверждения правильности ответов взгляд).

Многочисленными постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела мое задержание оперативными сотрудниками и принудительный привод на допрос к следователю, по мнению, сотрудников СУ СК РФ по Кемеровской области являются законными. Однако, с этими выводами я не согласен. Моим адвокатом Филиной Е.В. был направлен запрос в Научно-исследовательский институт судебной экспертизы и исследований, и, согласно заключению специалиста № 112/17 от 12.09.2017 года, согласно которому, такой меры процессуального принуждения, как привод (ст. 113 УПК РФ), в отношении меня как свидетеля осуществлено не было. Исходя из документально зафиксированной хронологии событий, согласно поручениям о производстве оперативно-розыскных, розыскных мероприятий старшего следователя Ивлева Д. В. от 25.05.2015 г. и от 03.08.2015 г., сотрудники полиции, осуществляющие оперативное сопровождение по уголовному делу № 684013, должны были установить и доставить на допрос лиц, указанных в этих поручениях в качестве свидетелей, среди которых значился и Закурнаев Абдрафик Эльфидович 08.11.1975 г.рождения. Имя с Адррафик на Андрей мною было изменено в 2012 году в связи с рождением сына, чтобы внести более удобоваримое отчество в свидетельство о рождении сына.

В связи с отмеченным важное значение представляет собой юридическая природа действий, именуемых в представленных документах как «доставление на допрос» или «доставление для производства допроса». Исчерпывающий перечень возможных оперативно-розыскных мероприятий представлен в ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Их обязательный и ограниченный характер подчеркивается частью 2 ст. 6 этого же Закона: «Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен и дополнен только федеральным законом». При этом в части 2 статьи 5 Закона подчеркивается, недопустимость осуществления оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных настоящим Федеральным законом. Соответственно, очерченный законодателем перечень оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности») показывает, что такого оперативно-розыскного мероприятия, как «доставление на допрос» или «доставление для производства допроса», не предусматривается. Таким образом, действия ст.следователя Ивлева Д.В. по вынесению отдельного поручения о производстве ОРМ по принудительному приводу на допрос являются не соответствующими Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности», то есть - незаконными, и, следовательно, действия оперативных сотрудников Владимирова С.П. и Пугачева Д.Ю. выразившиеся в моем задержании и принудительном доставлении в Участковый пункт полиции Куйбышевский, являются незаконными, не говоря уже о тех истязаниях и пытках, которым я подврегся со стороны оперативных сотрудников. 

К настоящему заявлению приобщаем копию выписки их журнала регистрации пациентов для передачи в ОВД от 21 октября 2015 года из МБУЗ «Городская поликлиника» в г. Прокопьевске, согласно записи, в которой, Закурнаев А.Э. был «избит сотрудниками милиции в г.Новокузнецке на ул.Рудокопровая».

Фактически руководство СУ СК РФ по Кемеровской области занимается укрывательством преступления. Не хотелось бы думать, однако, получается, что руководство СУ СК РФ по Кемеровской области покрывает преступные действия сотрудников полиции, занимающихся оперативным сопровождением расследования уголовных дел, находящихся в производстве СУ СК РФ по Кемеровской области.

А также, приобщаю ответ Департамента охраны здоровья населения Кемеровской области № 017-34512 от 24.10.2016 года, согласно которому, справка об обращении в травматологическое отделение была выдана сотруднику полиции, так как я, Закурнаев А.Э., находился в наручниках. Свидетель - в наручниках в травмпунте.

Правды в пределах Кемеровской области я не мог добиться ни у С.Калинкина и у П. Муллина,– бывших руководителей СУ СК РФ по Кемеровской области, которые ныне отстранены от занимаемых должностей в связи с возбуждением в отношении них уголовных дел. Ни у руководителя и его заместителя, в настоящее время, Кустова А.М. и Ткач А.А. соответственно.

Прошу Вас принять соответсвующие меры, чтобы устранить укрывательство преступления и волокиту со стороны Следственного комитета РФ по Кемеровской области и Прокуратры Кемеровской области. Разобраться в сложившейся ситуации, в которой СУ СК РФ по Кемеровской области и прокуратура Кемеровской области отказываются надлежащим образом провести проверку по моему заявлению о возбуждении уголовного дела.

Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

6 человек подписалось под обращением

Igor Igor

28 сентября 2017 в 13:01

середа людмила

22 сентября 2017 в 07:31

Шингерей Елена Викторовна

21 сентября 2017 в 22:36

Бударина Раиса

21 сентября 2017 в 20:12

Гутор Наталья

21 сентября 2017 в 18:31

Закурнаев Андрей

21 сентября 2017 в 14:49

4 комментария

Гутор Наталья Гутор Наталья
21 сентября 2017 в 18:49

следственный комитет РФ:
Обращение успешно отправлено!
Номер обращения - 504114

Гутор Наталья Гутор Наталья
21 сентября 2017 в 18:47

прокуратура г. Кемерово-отправлено

Гутор Наталья Гутор Наталья
21 сентября 2017 в 18:42

Генеральная прокуратура:
Ваше обращение принято в предварительную обработку.

Гутор Наталья Гутор Наталья
21 сентября 2017 в 18:51

обращение принято
Номер обращения
504114

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение