что делают в ИК-5 "Сосновка" г. Белгорода

Я, Чмутов Сергей Викторович 1988 г.р., окончил в 2011 году Владимирский юридический институт ФСИН России, в настоящее время состою в должности начальника отряда отдела по воспитательной работе с  осужденными ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области. Обращаюсь к Вам за поддержкой, так как из за моего милосердного и гуманного отношения к осужденным, оказания им правовой помощи я попал в немилость со стороны руководителей ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области.

Начну с того, что когда меня перевели в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской облаети 01.08.2014 года из ФКУ ИК-9 УФСИН России по Белгородской области, спустя некоторое время, в отношении меня, началось определенного рода притеснение по службе, выразившееся в необоснованно] привлечение к дисциплинарной ответственности которое продолжается по настоящее время. Притеснения начались из-за того, что я стал открыто высказывать свое несогласие с определенными моментами которые непосредственно касаются службы в учреждении, а также условий содержания осужденных. В частности, я был не согласен с замечанием занесенным в мое личное дело. Также я на совещаниях говорил и просил о том, чтобы начальников отрядов обеспечили самым необходимым для работы, а именно: компьютерами и МФУ для своей непосредственной работы, так как когда я бы переведен в вышеуказанное учреждение у многих они отсутствовали, что естественно затрудняло работу (в настоящий момент работаю на купленном за свои денежные средства принтере, осуществляю заправку картриджа самостоятельно и на частично собранном мною компьютере). Руководство поясняет, что финансирования не будет, мол, приобретайте за свой счет. Когда я предложил поставить принтер на баланс по договору безвозмездного пользования на определенный срок, то заместитель начальника учреждена Ларионов СВ., отказался подписывать договор без объяснения причин (договор имею на руках). Служебные проверки проводятся фиктивно, объективно и всесторонне материалы проверки не собираются и не изучаются. Сама проверка изначально нацелена на наказание сотрудника, а не на изучение обстоятельств, причин и условий совершения дисциплинарного проступка (складывается такое мнение, что руководством ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области принимаются меры по истреблению своих сотрудников, что свидетельствует текучесть кадров за последние 3 года и привлечение сотруднике к дисциплинарной ответственности) и проводит их инструктор группы по боевой и специальной подготовке отдела кадров и работы с личным составом Величко, М.А., под руководством начальника инспекции по личному составу и противодействию коррупции Сагайдачникова Е.А., который, не проверяя: факты, основываясь только на рапорте инициатора, за несколько дней подготавливает заключение служебной проверки, а сотрудники, входящие в состав комиссии просто в ней расписываются, не принимая в ней никакого участия. Должным образом согласно приказа от 12 апреля 2012 года № 198 «Об утверждении Инструкции об организации и проведении служебных проверок в учреждениях и орган, уголовно-исполнительной системы» они не оформляются. Конкретно, в отношении меня, большинство служебных проверок было инициировано заместителем начальника учреждения Ларионовым СВ., который ранее работал со мной на равнозначной должности и у нас в процессе службы сложились неприязненные отношения, так как у нас разные отношение подходы к работе с осужденными. После назначения на должность заместителя начальника ФКУ ИК-5 УФСИН России Белгородской области, началось конкретное давление. Сразу он мне заявил, что пока он у власти, я-никогда не получу ни поощрений, ни очередного звания (в настоящий момент его слова подтверждаются). Я и ещё ряд начальников отрядов неоднократно обращались к начальнику ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области Полуэктову М.А., о том, что Ларинов СВ., злоупотребляет своим служебным положением, именно: необоснованные рапорта о нарушениях, выпускает за КПП только по звонку, как на обед, так и административное здание в бухгалтерию, отдел специального учета, юридический отдел и т.д.. Домой мы уезжаем тоже только после звонка, зачастую, перерабатывая порядка 3-8 часов и, естественно, эти часы в табель не вносятся (как он говорит: «это ваша личная инициатива»), но каких-либо мер предпринятых стороны начальника учреждения не было.

Также имеется указание директора ФСИН России от 24.01.2013 № исх-01-1468 (указание УФСИН  25.04.2013 № 31/ТО/-15-4037) - исключить случаи возложения на начальников отрядов материальной ответственности за имущество, находящееся в отряде осужденных, но руководство приняло свое решение. До сих пор, все, что находится в общежитиях, вешают на начальников отрядов, там уже баснословные суммы! В августе 2015 года в учреждении проводилась инвентаризация казарменной мебели в отрядах, а находился на больничном с переломом ноги. Выйдя с больничного в октябре месяце, я узнал, что по результатам инвентаризации в августе месяце за мной закрепили казарменную мебель, которая за мной г числилась. Как они вообще проводят инвентаризацию и закрепляют за сотрудниками мебель без и присутствия? Самый главный вопрос по бухгалтерии это то, как в один месяц (ноябрь 2016 года) он умудрились вычесть из моей заработной платы 2 премии за добросовестное выполнение служебных обязанностей??????

Графики службы составляются в последние дни месяца, и, как правило, до подчиненных не доводятся, люди узнают о сменах через коллег. Получается, что ПРИКАЗ № 533 от 26 сентября 2013 года «О особенностях режима рабочего времени и времени отдыха сотрудников уголовно-исполнительно системы» за подписью директора ФСИН Г.А. Корниенко просто игнорируют!!! А ведь в положении черным по белому написано:

- график сменности доводится до сведения сотрудников не позднее чем за один месяц до введения его в действие.

Ещё в этом положении написано, что продолжительность еженедельного непрерывного отдыха должно составлять не менее 42 часов, но и на это им наплевать!!! Разбивают выходные по собственному внутреннему убеждению. При этом, вместо 8 положенных выходных дадут 6 или 4 за весь месяц! (имеются 5 копии графиков где все раздельные выходные и их 6 вместо 8).

Когда мы заступаем на сутки, отсутствует возможность для отдыха и приема пищи, так как комната для приема пищи только одна, для дежурной смены ещё и находится в непосредственной близости с туалетом. (Вот туда бы руководителей наших посадить для приема пищи! Думаю они бы не согласились.) Заступая в усиление на сутки, мы заступаем по суточной ведомости с 07 часов утра до 08 часов следующего утра. По факту получается 25 часов, что уже превышает максимальное количество часов дежурства. Составленный регламент рабочего времени начальника отряда, ещё в 2014 году бывшим заместителем начальника колонии Ляшенко Н.А., считаю нецелесообразным! Первая смена предусматривает работу с 06 часов 00 минут до 15 часов 00 минут, но, к сожалению, руководство учреждения решило увеличить нам рабочий день, как минимум, до 18 часов 00 минут и начальники отрядов ещё должны считать осужденных по вечерней проверке, но документально это оформлять никто не хочет. Вторая смена предусматривает работу с 15 часов 00 минут и до 00 часов 00 минут, но к 06 часам утра начальник отряда должен вновь приехать на подъем осужденных и поспать 3 часа. Получается, что мы следим за полноценным 8 часовым сном осужденных, а сотрудники вообще никого не волнуют... Об этом неоднократно говорилось заместителю начальника колонии Ларионову СВ. и начальнику колонии М.А. Полуэктову, но мер по устранению данных недостатков принято не было(кто живет далеко, остается в учреждении до утра и сразу осуществляет подъём). Во вторую смену мы своей непосредственной работой почти не занимаемся, так как людей не хватает и нас, дежурные по учреждению, зачастую привлекают на режимные мероприятия, такие как: подъем осужденных, находящихся в строгих условиях в запираемых помещениях; отбой осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах, в помещениях камерного типа и единых помещениях камерного типа; прием в медицинской части учреждения, хотя в это время, согласно регламента рабочего времени, нам отведено время для отдыха и приема пищи. Все это делается с ведома начальника колонии и его заместителей! А когда приходят проверять службу сотрудники УФСИН России по Белгородской области, выявляют, что документация ведется не своевременно! Правильно! А когда ей вестись своевременно, если мы, как начальники отрядов, не функционируем! Мы, в основном, работаем на режим и тыловые службы!!! Хорошо ещё не сидим в засадах как оперативные сотрудники... Центры исправления осужденных не работают! В отрядах, кроме начальников отрядов, никого и не бывает, осужденные предоставлены сами себе! В табелях рабочего времени ставятся одни 8-ки, т.е. время, которое сотрудник должен отработать по законодательству, а не по факту. В связи с чем возникает масса недовольства среди сотрудников. Выходные дни (отгулы) не предоставляют, привлекают к службе на основании устного указания начальника учреждения.

За два с половиной года меня уже 5 раз переводили из отряда в отряд. Где бы я не был, везде был порядок, так как осужденные меня уважают. Стоило мне его там только навести и меня уже на другой отряд переводят (как будто я там один работ для наведения порядка).

А 26 октября 2016 года я снова столкнулся с очередным заключением служебной проверки, которую  «провели», и дали мне ознакомиться. Я расписался в ознакомлении и написал ниже с чем не согласен. 2 ноября 2016 года, находясь больничном, вышел на работу и по окончании рабочего дня направился в административное здание, меня встретил инструктор группы по боевой и специальной подготовке отдела кадров и работы с личным составом Величко М.А. и вручил мне приказ о наказании. Когда я начал читать его, то заметил ряд несоответствий с рапортом инициатора и заключением служебной проверки. Спросил, почему при разнится с материалами служебной проверки, на что он мне ответил, что они внесли изменения. Тогда снова попросил заключение служебной проверки, где обнаружил, что первые три листа были изменены, сама суть фактов тоже. Спросив у Величко М.А., почему было изменено заключение служебной проверку он пояснил, что эту проверку пришлось бы тоже отменить, как и крайнюю, так как наказывать было меня нельзя, но Сагайдачников Е.А., сказал ему и Ларионову СВ., чтобы внесли ряд изменений в заключение и ничего бы тогда отменять не пришлось, что они и сделали. Только вот они не думали, что повторно потребую заключение служебной проверки и в ней ознакомлюсь еще и 2 ноября, которая этом была не подписана врио начальника колонии Негребецким В.В.! Получается, что у нас можно подделать безнаказанно любой документ. Жаль!!! А ведь так хотелось верить в справедливость, честь и достоинство сотрудников нашей системы, ведь сами же представляем «Закон». «Каждый сотрудник должен хранить в своем сердце слова присяги: служа закону - служу народу!», а у нас по факту происходит непонятно что... Я уже в недоумении с этим «беспределом». От кого ждать помощи и поддержки не знаю. Все моменты, связанные с нарушением законно покрываются на местах и мер для их устранения не предпринимают.

Так, в настоящий момент, в отношении меня предпринимается всякого рода давление со стороны руководства учреждения, во главе с начальником учреждения М.А. Полуэктовым, который высказывал мне напрямую угрозы о том, что «он ещё мной не занимался и как займется, то я на гражданке не смогу с найти работу, даже самую низкооплачиваемую». Также я в курсе, что М.А. Полуэктов дал указание своим (заместителям СВ. Ларионову и И.Н. Жильникову уволить меня из органов уголовно-исполнитель системы любыми путями (законными и незаконными).

Также, недавно они закончили еще одну служебную проверку в отношении меня по факту «прогула» в связи с чем, в настоящий момент, собираются меня уволить по результатам «аттестации», за грубое нарушение служебной дисциплины выразившееся в отсутствии на рабочем месте более 4-х часов. Данная проверка опять проводилась формально и не брались во внимание следующие обстоятельства:

- доведение графика службы до сотрудников (не доводился);

- наличие рапорта на начальника учреждения о предоставлении выходного дня за ранее отработан время с  ходатайством непосредственного начальника (начальника отдела Яковлева А.Е.);

- сокрытие привлечения сотрудника в выходные дни и работу сверхурочно;

- новый регламент рабочего времени лежит в канцелярии учреждения, а довести до сотрудников никто удосужился (хотя он от 22 февраля 2017 года);

- отсутствие звонка (самостоятельного приезда по месту жительства) с работы для выяснения при невыхода на работу.

В настоящий момент в отношении меня направлены материалы в следственный комитет по факту, якобы оскорбления заместителя начальника С.В. Ларионова в закрепленном за мной отряде. Все осужденные могут подтвердить, что это не так. Данный факт сфабрикован только с одной целью, еще раз «очернить» меня и попытаться уволить по статье. Я думаю неужели руководству учреждения нечем заняться (в учреждении нет проблем?), как каждый день моделировать ситуации и разрабатывать план, как бы и за что меня опять наказать и поскорее уволить. В настоящий момент нехватка сотрудников только в нашем учреждении составляет 26 человек, из них 1 офицеров и 16 младших инспекторов. До последнего не хотел отправлять это обращение, и мне крайне неприятно это делать, но у меня уж просто нет выбора. Все же я надеялся, что здравый смысл возобладает, что руководство обратит внимание н проблемы сотрудников,  которые непосредственно работают с осужденными.  Меня наказывали и наказывают за то, что я пытаюсь защитить права осужденных и сотрудников учреждения на труд, условий отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то га было дискриминации, право на отдых, свободу мысли и слова (свободное выражение своего мнения) дарованных нам Конституцией РФ.

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

1 человек подписался под обращением

Бобрусова Наталия

24 мая 2017 в 22:20

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Проект против пыток и коррупции Gulagu.net  сделал то, во что даже трудно поверить. Он объединил тысячи людей в борьбе против произвола в тюремной  системе.  О проекте знают в каждой колонии и в каждом СИЗО, и попасть "на карандаш" блогеров  для многих тюремщиков означает потерять авторитет и, возможно,  даже работу и порой - свободу.  Gulagu.net читают люди в ФСИН, в Кремле, его изучают граждане, живущие за рубежом, в том числе журналисты с мировым именем.  Мне известны случаи, когда после публикации на сайте возбуждались уголовные дела, задерживались коррупционеры, освобождались наконец невиновные.   Многие жалобы заключенные пишут сначала сюда, а потом уже в ОНК. Это говорит о высочайшем уровне доверия, о том, что арестанты знают - их просьбу о помощи не оставят в стороне. 

Меркачева Ева Михайловна
Журналист, заместитель председателя ОНК Москвы