Независимые СМИ уличили омскую судью Тамару Дьяченко в судебном беспределе?

Судью Тамару Дьяченко обвиняют в ангажированности!

Районная Фемида весьма странно поделила «вершки» и «корешки» в резонансном бракоразводном процессе… Как в сказке!

После курортного рейда вдоль берегов Анталии семейный корабль омичей Юлии и Рустама Хисматовых дал крен на просторах родной Сибири. А окончательно потопил остаток чувств и отношений спорный судебный вердикт.

Прямой наводкой.

 наводкой.

В чем смысл любой судебной тяжбы? Видимо, разрешить спор. По Закону. И по Существу. Главное, чтобы вердикт был правосудным, устраивающим обе стороны своей обоснованностью и адекватностью, относительно заявленных в нем требований. Справедливым.

В конце концов

А для всего этого «джентльменского набора» нужно наличие ряда сопричастных моментов. Так, каждый аргумент, довод, доказательство Истца или Ответчика должны быть взвешены, изучены, им должна быть дана правовая оценка. И в ходе судебного следствия, и в тексте итогового вердикта.

Суд должен быть равноудален от соперников, ни в коем случае не демонстрировать, что одна сторона «права изначально», а другая – заранее «в проигрыше». Ничто для суда не должно иметь предустановленной силы.

Тем более, Фемиде не резон на публику афишировать даже свои «производственные отношения», которые, видимо, могут у каждого быть. С адвокатами, с представителями, с экспертами.

Да мало ли с кем.

Казалось бы, это – прописные истины. Но, как выясняется, по большей части сегодняшнее недоверие граждан к вердиктам судов проистекает отсюда, от игнорирования служителями Фемиды вещей банальных и само собой разумеющихся.

Сначала судья одной стороне улыбнулся, потом пообщался с ней наедине в кабинете, с одним пошутил-приободрил в ходе процесса, а второго окатил ледяным душем своего менторского тона или "игнора". А затем у одних все ходатайства принял, а у других – нет.

В полном объеме.

Вот и получается, что не редко после судебной тяжбы споры… разгораются еще с большей силой! И ожесточением. А обиженных, теперь уже и на Фемиду, становится еще больше. И это даже не тенденция.

Это какой-то ком.

Вот и очередная подобная омская история «рвет» просторы Интернета. Хотя в центре внимания - рядовой спор «о разделе имущества супругов после развода».

Но уже на некоторые пикантные особенности омского судопроизводства обращает внимание федеральный сайт (см. http://gulagu.net/profile/16366/open_letters/8463.htmlhttp://gulagu.net/profile/16366/blog/8494.html), местные СМИ (см. http://bk55.ru/news/article/96026), а теперь вынуждена будет среагировать и Квалификационная коллегия судей Омской области:

По мнению одной из сторон, судья Омского районного суда Тамара Дьяченко умудрилась так рассмотреть «рядовое гражданское дело» и вынести такой спорный вердикт, что в проигрыше («по жизни»), как мне кажется, могут остаться как «обиженный» ответчик.

Так и «довольный» истец.

А дело, на первый взгляд, рассматривалось вполне рутинное. Но судьбоносное для сторон.

Чета омичей Хисматовых, Юлия и Рустам, решили прекратить совместное проживание. Бывает. Наличие двух маленьких дочек не остановило супругов от решительного размежевания своих жизненных путей-дорог. Возможно, косвенно этому поспособствовали «большая политика» и «внутренний финансовый кризис».

Дело в том, что супруги с детьми одно время проживали на две страны – то в Омске, то в излюбленном месте отдыха сибиряков – в провинции Анталия, что на берегах Турции. Здесь они с помощью родственников мужа приобрели небольшую квартирку и земельный участок.

Супругу Юлию, по большому счету, все устраивало. В Турции она не работала (как утверждают злые языки «обычное состояние»), «вела хозяйство», девочки начали посещать частную русскую школу. Понятно, что курортное житье-бытье вставало семье в валютную копеечку. Но за все, как утверждает супруг, приходилось расплачиваться ему и его родителям, которые ежемесячно «подкидывали» внукам и сыну солидное (по омским меркам) вспомоществование. Попытки организовать в Турции свой бизнес к успеху не привели. Накопления таяли под жарким солнцем Анталии оголтелыми темпами. Рустам все чаще вспоминал об Омске, наведывался на Родину. Стало понятно, что продолжать жить в таком режиме не реально. Супруга все чаще заводила разговор о том, что он, дескать, может ездить на заработки в Омск, а они будут с нетерпением ждать его в Турции. Перспектива раздельного проживания от семьи откровенно не радовала. Бизнес отца тоже дал крен.

На фоне всеобщего кризиса.

И-за нехватки и отсутствия финансов между супругами начались разлады, конфликты, споры. Стало понятно, что жить в Анталии - хорошо, но - не на что. Глава семьи окончательно "взял курс на Север". Рустам реализовал квартиру. Вопросы по этому поводу или претензии супруга не высказывала и не заявляла. Она прекрасно знала, что по здешним законам согласия жены на продажу недвижимости не требуется. Тем более у Рустама имелась расписка о том, что деньги на приобретение квартиры были им получены от отца. В случае спора он всегда мог ее предъявить.

Вырученные средства сын вернул отцу на поддержку его омского предприятия. Но семья еще временно жила по прежнему адресу. При продаже Хисматов договорился, что до конца учебного года его семья останется в ней проживать, чтобы лишний раз не дергать детей. Между тем, натянутость в отношениях только возрастала. Супруг вылетел в Омск.

Свои коррективы в отношения окончательно внесла «большая политика». И в его трудовые будни, и в жизнь остальных членов его семьи.

В их «курортный роман».

После того, как в небе Турции был сбит российский самолет, отношения к гражданам РФ в Анталии в корне изменилось. Нет, нападок не было. И угроз никто не высказывал. Просто по знакомству косвенно-прямо омичам порекомендовали экстренно покинуть страну.

Подобру-поздорову.

Супруга, как предполагает Рустам Хисматов, такой перспективе не очень-то обрадовалась.

Возможно, уже на этом этапе планы по дальнейшему обустройству в Омске у четы Хисматовых были различными. Тем не менее, со стороны отца и супруга делалось все, чтобы его семья по прибытии в Омск была предельно социализирована. Не почувствовала перемен к худшему и затруднений.

Не имея свободных денежных средств, Хисматов взял кредит в «Росбанке» на 300 тысяч. По его словам, часть пошла на приобретение билетов для перелета, часть – детям на покупку вещей, более пригодных для сибирского климата, часть – на аренду жилья и приобретение мебели.

Но итог его омских треволнений оказался тщетным – с супругой они в итоге расстались. После нескольких месяцев взаимного «мотания нервов», та частным порядком подала на развод и на раздел.

Нажитого имущества.

Делили «добро» в судебном порядке – в Омском районном суде (дело №2-1718/2015, судья Тамара Дьяченко).

В итоге, как считает ответчик Хисматов, судебное решение оставило его «без средств к существованию и с непосильными материальными обязательствами». Как текущими, так и просроченными, и перспективными – тоже!

Истец, судя по всему, решением доволен. Экс-супруге присудили ½ турецких апартаментов (купленных на чужие деньги и уже реализованных), половину стоимости ипотечной квартиры (оставшиеся долговые обязательства не были учтены и поделены в равных долях), половину стоимости «Мерседеса» (без учета стоимости ремонта и текущего состояния авто), половину в учредительном капитале семейного бизнеса ООО ««Третье чувство Омск»».

Плюсом идут стандартные алиментные обязательства – ½ от всех заработанных ежемесячных поступлений, а «бонусом» – еще 18 тысяч в месяц гарантированных платежей. Как «богатому».

На содержание детей.

Хисматов-экс-муж в шоке от столь «справедливой дележки». В одном случае ему достались не съедобные "вершки", а другом - бесполезные "корешки". По каждому пункту принятых судом решений ответчик имеет свои возражения.

Он их мотивирует. В своих процессуальных жалобах, в обращениях в различные инстанции и службы. «Пробежимся» по моментам, которые вызывают особое возмущение заявителя.

По форме и по существу.

Свояк – свояка?

Например, сразу его смутило бросающееся в глаза какое-то «панибратское отношение» судьи и представителя истицы.

Если, конечно, такое выражение можно применить к милому обсуждению посторонних юридических тем и вопросов двумя профессиональными женщинами-юристками. Большей частью специалисты беседовали о земельных вопросах. Одна из них, правда, в мантии судьи, вторая – с нотариальной доверенностью.

От стороны по делу.

Ну, бывает, подумали сначала ответчик и его группа поддержки. Но когда это стало носить чуть ли не постоянный характер, из заседания в заседание, всерьез озадачились и насторожились.

И флюиды морально-психологического превосходства оппонентов вскоре, действительно, стали материализоваться в некие преференции.

По мнению граждан.

Вот как это отражается в официальных жалобах, переписке, «открытых письмах»:

«Судья, не скрывая этого, явно благоволила к истцу. В судебной практике заметно мало случаев того, что истец, несмотря на постоянно меняющиеся в сторону увеличения исковые требований, не платит каких-либо госпошлин, не обосновав ходатайство об отсрочке по уплате пошлин на основании документально доказанного трудного материального положения. Таким образом, к концу судебного заседания, не оплаченная госпошлина истца уже составляла более 33 000 рублей».

Судья ни разу не попросила истца подтвердить отсутствие возможности оплатить госпошлину. Более того, в новых уточненных исках заявитель уже не утруждает себя даже ходатайствовать об отсрочке, хотя раз за разом его материальные требования растут. Растет и госпошлина. За семь месяцев истица успела трудоустроиться на престижную работу в Сбербанк, но заплатить госпошлину ей так и не довелось.

Никто и не требовал.

Понятно, что ответчик стал «цепляться» за любой повод, чтобы материализовать, перевести в процессуальную плоскость обнаруженную им благосклонность судьи к его оппоненту. Как говорится, подозрения и есть подозрения. Их к делу не пришьешь.

А здесь – «фактура».

«Ни одна жалоба и документальные доказательства ответчика либо не были рассмотрены по существу, либо были проигнорированы судом» - от общей констатации своей позиции ответчик переходит к частностям, к анализу, как ему видится, судейских нарушений, ангажированности, не объективности.

Районной Фемиды.

Например, в основу решения о том, что разделу в формате «50 на 50» подлежит квартира и земельный надел, расположенные в Республике Турция, был положен документ, который, как неоднократно заявляли ответчик и его адвокат, «не соответствует форме». Иначе говоря,

Он не законен.

Некая бумага из соседнего государства, по мнению экс-супруга, «не оформлена в принятом на сегодняшний день порядке».

«Например, предоставленные в суд и принятые в качестве доказательства судьей Дьяченко Т.А. документы на квартиру, расположенную в Турецкой республике, составленные на турецком языке, были переведены на русский язык непонятно кем и непонятно где без апостиля».

Ответчик расшифровывает свой «наезд» на судью. По его мнению, "согласно, Гаагской конвенции, участниками которой является России и Турция, для принятия российскими судами документов иностранных государств необходимо проставление апостиля, устанавливающего подлинность документа за пределами того государства, где он был изначально выдан".

Фото: Так выглядит "апостиль", дающий правовые основания документу

быть признан юридически чистым за границей государства, его выдавшим

Все остальные манипуляции с зарубежными документами без апостиля видятся, не имеющими юридической силы. По крайней мере, в судебных инстанциях РФ.

Но вопреки международным нормам, которые, безусловно, нужно было учесть в этом споре, вопреки правилам делового этикета "суд принял от истца в качестве доказательства выписку из реестра в виде копии свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество, выданную 14.06.2016 Министерством по делам недвижимости Коньялты". После того, как судья заверила документ своей подписью и печатью, копии придали статус.

«Допустимого доказательства».

Ответчик категорически с этим не был согласен. Он заявляет, что «следует либо истребовать по суду оригиналы либо надлежаще заверенные копии». «Опросить составившее документ лицо».

На худой конец.

При этом к доказательствам истца о том, что «недвижимость приобреталась на деньги,  подаренные ему родителями», суд отнесся критически. В основе скепсиса – не представление документа о том, что средства в валюте были перемещены из России в Турцию. Однако, ответчик пояснил, что средства приобретались оптом по выгодному курсу с рук без оформления. За рубеж перемещены частями, не требующими декларирования.

Не поверили.

"Летят перелетные..."

А вот словесному рассказу супруги, что квартиру в Анталии и землю они приобрели на общие семейные сбережения, суд… поверил!

Источником финансов женщина назвала квартиру на ул.Степанца, которую в декабре 2014-го родители-Хисматовы продали по доверенности от сына и снохи.

Так вот, в этом случае валюте через границу не нужно было перемещаться! Она сама собой очутилась в Турции. Взялась там, как бы, из воздуха. Но суд даже не стал интересоваться у истицы Юлии, вдаваться в излишние подробности, а как, собственно, из Омска деньги в валюте попали к ним в Анталию?

Действительно, зачем.

Машина времени

Но не это самое удивительное в обстоятельствах приобретения недвижимости, которые установила судья Дьяченко, которым придала правовую значимость и юридическую чистоту. По мнению служителя омской Фемиды, средства вырученные за проданную квартиру в декабре 2014 года полностью были внесены как платеж за апартаменты в Анталии в… июне-июле 2014 года!

К сожалению, данный механизм приобретения зарубежной собственности судья подробно не расписала. Предложила поверить сторонам, да и всем заинтересовавшимся «машиной времени» на слово.

Не исключено, что Тамара Александровна унесет сей секрет с собой за пределы судейского цеха.

Хотя может, вышестоящие руководители и коллеги поинтересуются. Вдруг на подходе у районной судьи легализация еще какой суперсхемы?

Перпетум мобиле, например.

Дальше можем только перечислять многочисленные судейские "перлы". Пусть они узаконены, но это не мешает каждому получить от них свою часть впечатлений. И восхищений.

Возмутило «ответчиков», что элементарные по меркам гражданского судопроизводства моменты трактовались сугубо в пользу истицы Юлии Хисматовой.

Машина бремени

Так, «пополам» суд постановил разделить проданный в аварийном состоянии автомобиль «Мерседес», 2005-го года выпуска. По цене коммерческой реализации. Хотя по предоставленным в суд документам «машина не на ходу», «нуждается в дорогостоящем ремонте» и в таком виде была реализована за 200 тысяч с целью «поддержания штанов».

Об этих же обстоятельствах приобретения «мерса» подробно поведал Фемиде и новый хозяин авто, гражданин Морозов. Но позицию ответчика и доказательства в ее обоснование судья Дьяченко настойчиво не видит, в расчет не берет.

Не отражает.

Наоборот, она принимает за основу расчета стоимости движимого имущества экспертную оценку, в которой цена автомобиля определена по коммерческим предложениям с сайта дром.ру на момент реализации. При этом спорная техника, будучи «не на ходу», оценку прошла в конкурентной борьбе с технически исправными аналогами в «хорошем» и «идеальном» состоянии». Подобная «методология» позволила накрутить цену на автомобиль «со стажем и с историей» до 820 тысяч рублей.

Считаю, что эта сумма – результат каких-то закулисных переговоров с судом, - горячится ответчик. И поясняет, почему он так думает. – Дело в том, что еще при устном обсуждении условий расторжения брака и выстраивания постотношений Юлия и ее родственник-переговорщик мне прямым текстом сказали, чтобы я готовил ей на машину 400 тысяч...

Ровно такая сумма и "вышла" у судьи Т.А.Дьяченко.

Случайно?

А арифметика, действительно, странная. Запчасти для ремонта стоят 35 тысяч, работа/час для данной модель 1 700 рублей. Нужно пять часов работы. Получается сорок с лишним тысяч и… машина на ходу! Так решил «эксперт». Который, кстати, честно отметил в отчете, что «машина не запускается», «машина не на ходу». Ответчик и новый владелец предложили было данному эксперту "взяться и отремонтировать автомобиль за эту смешную цену". Но судья посчитала эту "бытовуху" и "мелочи", выходящими за предмет рассмотрения иска. В повторной экспертизе представителю ответчика также было оказано. Таким образом, из 200 тысяч совместных денежных средств, образовалось 410 т.р.

Единоличных.

И уж вообще «ни в какие ворота», когда в итоговом вердикте суда при описании данных обстоятельств Фемида указывает, что свидетель Морозов (новый владелец «спорного» авто) на слушаниях не присутствовал, пояснить ничего не смог. Между тем, мужчина, как минимум, в процессе был дважды и… дважды допрошен в ходе следствия по делу.

Самой судьей!

Этот факт заявитель просит рассматривать уже как «должностное преступление»: «Также, по моему мнению, в судебном решении есть признаки состава служебного подлога, а именно: в решении суда указана, якобы, неявка свидетеля, при этом в протоколах судебных заседаний, приобщенных в делу, есть данные не только о явке данного свидетеля на два заседания, но и его показания, в которых он подтверждает слова ответчика».

Нормально?!

Эти и другие обстоятельства своего «судебного раздела имущества» гражданин Рустам Хисматов вынужден был донести до широкой общественности.

Его жалоба на не этичное поведение судьи Дьяченко, на допущенные, по его мнению нарушения, будет рассмотрена в Квалификационной коллегии судей Омской области.

Через пару недель.

Но на этом обиженный экс-супруг и по-прежнему любящий отец останавливаться не намерен, потому как считает, что «равные условия» и «состязательность» сторон нарушены судебными актами по его делу.

В итоге он «лишен возможности достойно жить, иметь базу и ресурсы для того, чтобы обеспечить себя и своих детей». Как полагает мужчина, само собой разумеющееся отцовское желание поддержать двоих дочерей, обеспечить их обустройство в Омске после приезда из Турции обернулось для него «двойной бухгалтерией».

Со стороны суда.

Речь идет о том, что, взяв кредит на приобретение одежды, которая для Сибири имеет иные потребительские свойства, нежели в южной стране, на подготовку и сборы старшей дочери в школу, на приобретение мебели, предметов первой необходимости. Да что там, и билеты на перелет и оплата съемного жилья в Омске – все это было, по словам ответчика-отца, оплачено из средств потребительского кредита.

Взятого на свое имя.

В итоге данные кредитные обязательства, вычлененные в натуре и потраченные исключительно на содержание дочерей (получилось порядка 55 тысяч за 3 месяца), суд применил для… расчета величины суммы фиксированных ежемесячных алиментных обязательств! Действительно, зачем долго думать и гадать? Взяли затраты, сложили их в кучу и разделили общую сумму «итого» на три месяца – вот вам и готовая  цифра… алиментов!!!

55:3=18 тысяч рублей

Для ответчика такой странный подход служителя Фемиды и ее удивительные математические навыки, вообще, показались издевательством.

Ведь, предъявляя документы о кредитных обязательствах и «смету» расходов, он хотел доказать и показать судье, что никогда не отказывался от обязанностей содержать семью и своих детей.

Даже когда брак «трещал по швам», он находил силы и возможности пусть и в кредит, но тянуть лямку отцовства и главы семейства. А ему взятый кредит (кстати, до сих пор не оплаченный по причине отсутствия материальной возможности) вменяют, как доказательство… вольготного существования на широкую ногу!

Типа, мужик может позволить себе «сверх того» потратить на дочек 50 000. Значит, и еще напряжется, изыщет возможность. Берет деньги в долг?! Тогда и еще возьмет. Теперь уже в обеспечение судебного решения.

Так что ли?!

"Под уголовником"

Не задалось в этом «рутинном процессе» и с логикой. Ответчик считает, что он доказал, деньги на приобретение в Анталии квартиры и земельного участка ему дал родной отец, сам бизнесмен со стажем.

Свободные средства у родителей всегда имелись в наличии, а тогда "излишки" образовались после продажи сразу двух омских квартир. Документы о тех сделках купли-продажи местной недвижимости, простой договор дарения, свидетельские показания – все это было предоставлено суду. Но вывод омская районная Фемида делает феноменальный. В тексте решения указано, что, будучи… «черным риэлтором», гр. Хисманов имел средства на приобретение зарубежной недвижимости. Значит, приобретено все в браке.

Всё - со слов супруги!

Кстати, отец ответчика дважды приходил в суд, чтобы дать показания, ответить на многочисленные вопросы истицы, ее представителя и суда, прояснить или подтвердить какие-то обстоятельства. Но Фемида так и не удосужилась опросить ключевого свидетеля. Просидев в коридоре по несколько часов, мужчина разуверился в том, что судья Дьяченко хочет объективно разобраться в деле.

- У нее все решено.

Конспирология

Честно говоря, это еще не все неясности и спорные моменты, на которые жалуются по инстанциям ответчик и его группа поддержки.

Понятно, что средоточие столь большого числа поводов для претензий в одном судебном акте - случай вопиющий. Какое же объяснение всему этому «пиршеству» не стандартных исключений из правил в его деле дает сам ответчик?! Почему такое верование позиции и доказательствам (по большей части словесным) стороне истца и такой процессуальный прессинг, недоверие, апломб в отношении оппонента?

Откуда "прилетело"...

«Бабий бунт»?

Это самое простое, общечеловеческое объяснение произошедшему. Видимо, не хватило в процессе мужской логики и мужского начала.

В процессе участвовали почти одни женщины. Истица имела склонность нет-нет да пусть слезу. О своей трудной доле. В апелляции, имея «флеш-рояль» в исполнении судьи Дьяченко, женщина откровенно проплакала всё заседание. Минута в минуту. Без единого замечания со стороны коллегии (тоже женской -!).

Обсуждение и осуждение сильной половины буквально витало вокруг данного «гражданского дела».

- Знаем мы вас, как только развелись – ничего за душой нет! Все продали, спрятали, сломали… – квинтэссенцией проходило через семимесячные заседания.

«Женского клуба».

Крепкий тыл

В окружении ответчика есть лица, которые связывают тенденциозный вердикт местной Фемиды с тем, что экс-супруга Юлия Хисматова является родственницей одного из влиятельных местных силовиков. Который и ныне находится при  престижной чиновничьей должности. И ранее имел весьма обширные и высокопоставленные связи.

Фото: из открытых интернет-источников,

со страницы "ВК" пользователя Виктории Милещенко

Мнение подкрепляется рядом объективных моментов, о которых представители ответчика подробно излагают и в жалобах и в публикации на одном из федеральных сайтов. В подтверждение имеются и общие семейные фото и факты личного участия силовика в переговорах с ответчиком.

В принципе, лично я не вижу ничего криминального в том, чтобы поддержать своего родного или близкого человека в трудную минуту. Главное не переборщить, не перегнуть палку и не наломать дров. И не остаться.

Крайним.

Все хорошо, когда в меру. А вот с этим в данном судебном решении оказался, по-видимому, дефицит.

Понятно, плохо, когда супруги разводятся. И им самим, и детям, и их совместно нажитому имуществу приходится терпеть массу неудобств. Конечно, можно прибегнуть к общим сентенциям, типа, нужно в любой ситуации "оставаться человеком", "мужиком", не быть "сволочью", "тряпкой"…

И т.д. и т.п.

И «маму Юлю» можно понять, она бьется за своих дочерей. И за себя. Но ведь и отца своих детей равнять с землей, видимо, тоже не нужно.

Ведь, вряд ли, им движет желание или у него в мыслях нанести ущерб своим девочкам, бросить их на произвол судьбы, забыть о них. Отцовский долг – это святое. Для него не нужны судебные акты, исполнительные листы и увещевание именитых родственников. Другое дело, когда тебя принуждают к этому. Вопреки материальным и реалистичным возможностям. Да еще такими драконовскими методами.

По беспределу.

Согласитесь со мной или нет, но ярлык «черный риэлтор» в адрес ответчика в исполнении судьи Дьяченко это уже что-то за пределами даже не судейской, а здравой и житейской этики.

Это – перебор.

 

P.S.

Такое ощущение, что в результате дорогостоящей судебной коллизии своей цели не добилась ни одна из сторон конфликта.

Одни получили судебный вердикт, не обеспеченный финансовыми возможностями и не подкрепленный доброй волей исполнителя, другие – необходимость доказывать очевидное иными способами. И, видимо, успокаиваться не намерена ни одна из половинок «бракоразводного процесса».

Похоже, что проигравший «в пух и прах» экс-супруг впечатлен раскрывшимися возможностями и талантами своей бывшей супруги добиваться своего.

Правдами и не правдами.

Только теперь он опасается, что, не получив своего в натуральном выражении (а у мужчины реально после курортного романа на берегах Анталии остались одни долги и обязательства), требования материального плана будут автоматически предъявлены к его семье – к отцу и матери.

«По наследству»…

Александр Грасс

Источник: Омский правовой портал Твое право

Важно. Рейтинг — 1
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.

Пронин Дмитрий Евгеньевич
Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области