Прошу о помощи в восстановлении справедливости

Я, Елена Ильченко, проживаю со своей семьей в поселке Каменоломни Ростовской области. В мою семью пришла беда, я нуждаюсь в помощи, потому что Вы последняя наша надежда. Моего мужа, Сергея, голословно обвиняют по ст.111 ч.4, и держат в следственном изоляторе, как главного подозреваемого, уже 7 месяцев.

Мой муж, Ильченко Сергей Алексеевич, занимается фермерством на 4 гектарах земли в п. Заречном Октябрьского района Ростовской области с 2006 года. Ферма занимается выращиванием овощей, для дальнейшей реализации жителям нашего поселка.

В 2014 году на ферму пришел работать Слажнев Сергей Васильевич. Сергей зарекомендовал себя, как хороший специалист.

Примерно за неделю до последнего беспредела со стороны правоохранительных органов (16.07.2016 года) на ферму пришел Маркарян Владимир и попросился взять его на работу. Мой муж принял его на работу разнорабочим.

Слажнев Сергей и Маркарян Владимир работали и ночевали на ферме, кроме них никого на ферме не было. Мы с супругом и детьми днем приезжали на ферму, а вечером возвращались домой в поселок Каменоломни, Октябрьского района Ростовской области.

24 июля 2016 года рано утром Маркарян Владимир обнаружил труп Слажнева Сергея около одной из теплиц, после чего сразу сообщил нам. Мой муж незамедлительно сообщил в третий Отдел Полиции МУ МВД России "Новочеркасское".

Двое сотрудников  полиции прибыли на место, сделали два фото на личный телефон и покинули территорию фермы, не проведя никакого осмотра места происшествия. После чего приехала катафалка и забрали труп.

24.07.16. нам позвонила наша знакомая и сказала: «Заберите Татьяну с п.Горняка, а то она уже всех достала». Татьяна ранее работала у нас. Ушла, по ее словам, после того как ее избил Слажнев. Мы ее забрали и привезли на ферму. Трое суток Татьяна и Маркарян жили вместе и все это время  употребляли спиртное. (на вопросы где взяли, Маркарян отвечал, что забрал у Слажнева 2 бутылки по 1,5л)

27 июля 2016 оперуполномоченные забрали Маркаряна Владимира и Боеву Татьяну. Впоследствии Татьяна и Владимир стали давать показания против моего мужа.

28 июля 2016 года сотрудники уголовного розыска вышеуказанного отдела полиции задержали моего мужа и до настоящего времени держат его под стражей. При задержании сотрудники полиции (при необходимости фамилии, мне известны) под давлением заставляли моего мужа сказать, что это сделал Маркарян Владимир.

Муж сказал: «Я этого не видел, а если б видел, то предотвратил бы» на что они ответили: «Тогда мы посадим тебя». «А меня за что? Ведь меня там не было и есть свидетели, что я был на Дне Рождении брата»,- говорил мой муж.  На что сотрудники полиции ответили: «На твоего одного свидетеля мы найдем двадцать, которые покажут на тебя».

Все обвинение держатся на показаниях Маркаряна Владимира, который пояснил, что 23 июля 2016 года в вечернее время видел, как Слажнев Сергей полз по территории фермы, при этом телесных повреждений на нем не было, и сказал, что его побил шеф. Это и все доказательства, на которые ссылаются правоохранительные органы. Хотя нам Маркарян Владимир в период времени с 24 июля по 27 июля 2016 года ничего не говорил об этом. Очевидно, что так говорить ему сказали оперативные сотрудники. Впоследствии на очных ставках Маркарян не мог дать ни одного внятного ответа, ссылаясь на то, что он был пьян и потерпевший был пьян. И это их главный свидетель!!!  

Улики на месте преступления никто не искал, я занялась этим самостоятельно. Находила разное: следы костра и сгоревшей одежды недалеко от фермы, пятна крови, клочки вещей, обувь потерпевшего. Ничего из вышеперечисленного следствие не взяло на экспертизу сразу. Сильные летние дожди смыли все следы, вместе с ними и мою надежду, а следствие так и продолжало бездействовать. Всем этим страшным событиям предшествовали не менее пугающие – отравление лошадей, поджег сарая, а затем и поджег дома, где сгорел человек, но дела полиция заводить отказывалась.

Кто-то писал анонимки на нашу семью, о том, что наши дети ходят голодные, побираются, я нигде не работаю, пью, мой муж ходит по улице и угрожает соседям ружьем. Участковый на наше удивление отреагировал на анонимку и убедился в ее ложности.

По теории, перед законом и сторона защиты и следствие равны, но на практике все по-другому. Кто-то заинтересован, чтобы наша ферма не работала и наверное это кто-то из правоохранительных органов, потому что идет натиск именно с этой стороны.

Следствие не хочет  знакомить нас с экспертизами, а если и знакомят, то с большим опозданием, назначают сложные экспертизы, а нас ставят перед фактом. Мой муж прошел полиграф в Ростове на Дону, заключение которого было: « Не имеется возможным определить правду говорит или нет».

 

 Я, мать двоих детей, потеряла всякую надежду на спасение, справедливость и честность правоохранительных служб. Здоровье мужа сильно ухудшилось, врач поставил ему диагноз: диабет 2 степени.

 Мои силы на исходе, я прошу о помощи в восстановлении справедливости.

 

Муж – Ильченко Сергей Алексеевич 1977 г.р., глава фермерского хозяйства с 2006 года.

Я, Ильченко Елена Анатольевна 1978 г.р., администратор гостиницы «Кава ди Пьетра» с 2004 года и помогаю мужу по ферме.

Дочь – Ильченко Светлана Сергеевна 1998 г.р., студентка 1 курса Ростовского Медицинского Университета.

Сын – Ильченко Александр Сергеевич 2002 г.р. ученик 8 класса, занимается бальными танцами, имеет 1 спортивный разряд и получает премию от Главы района, как одаренный ребенок.

 

 

На руках имеются следующие документы:

  1. Заключение эксперта по свидетелям: Маркарян, Боева, Монахова.
  2. Заключение первичной экспертизы.
  3. Протоколы очных ставок: Ильченко-Маркарян. Ильченко-Боева.
  4. Заключение вторичной экспертизы. (эксгумация тела)
  5. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого.
  6. Допросы свидетелей: Маркарян, Боева.
  7. Допрос Ильченко.
  8. Протокол опроса свидетелей стороны защиты: Анищенко, Бабкин.

 

 

 

 

С уважением

Ильченко Елена

Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение