ИК 1 УФСИН по РМ

Я являюсь адвокатом, защищаю осужденного Таркан Сергея Михайловича, отбывающего наказание в ИК 1 УФСИН по РМ (участок пожизненного лишения свободы, далее УПЛС) в п. Сосновка Зубово-Полянского района Мордовии. 3.11.2016г. при посещении доверителя он сообщил мне о том, что готов выступить свидетелем по факту 5 убийств осужденных сотрудниками колонии и 7 случаях причинения тяжкого вреда здоровью.

Осужденный поведал мне, что участок ПЛС представляет собой садистскую секту во главе с начальником УПЛС Канаевым. По прибытию нового осужденного в УПЛС он в обязательном порядке проходит через избиения сотрудниками колонии до состояния отказа от осознания себя человеком и признания себя животным. Садистов  каждый раз при избиениях и пытках нужно благодарить словами "большое спасибо гражданин начальник". В колонии работают дети и внуки сотрудников "Темлага", которые были наделены безграничной властью в сталинские времена, правами казнить ради забавы. В настоящее время эти заигравшиеся детишки раздосадованы невозможностью "убивать как отцы", и вынуждены убивать маскируя свои убийства несчастными случаями и ликвидациями при попытке к бегству.

В колонии осужденных морят голодом до степени голодных обмороков и истощения, при этом продовольствие для осужденных разворовывается сотрудниками колонии.  Воды нет, помыться нельзя, теплой одежды нет, заставляют пребывать в летней форме одежды даже в зимнее время, отчего у осужденных постоянные обморожения и на их фоне -загноения. Еда которая есть -гнилая с запахом мертвечины.

За период с 2009 по настоящее время в колонии произошло 5 убийств осужденных. Жертвами палачей стали осужденные Клементьев, Пятирублев, Макаров, Залваев, Тарасов. Этих  осужденных избивали до степени повреждения внутренних органов, от полученных травм они скончались. Однако все было списано на болезни, несчастные случаи и ликвидацию при попытке побега.

Из 140 осужденных колонии путем постоянных избиений калеками стали 70 человек. Эти 70 осужденных имеют переломы конечностей, травмы позвоночника, переломы ребер, повреждения внутренних органов. Садисты заставляют осужденных ползти к месту избиения и получают от этого удовольствие.

Привожу в пример историю осужденного Клементьева, который, не выдержав истязаний и постоянных избиений, фактически был доведен до самоубийства, решился броситься под пули, но умер от повреждения внутренних органов после избиений. 

"Осужденные находились в прогулочных двориках, а на постовом мостике сверху за прогулкой следил младший инспектор  пр-к Жушков М.Ю., время было в районе 10.00-11.00ч. Осужденный Клементьев каким-то  образом выбрался наверх, на постовой мостик через верхнее перекрытие, через которое не пролезет даже собака.

Для постового появление осужденного Клементьева наверху не стало неожиданностью, он уже около 5 минут вопил непрерывно на осужденного Клементьева, принуждая того прекратить все дальнейшие попытки «восхождения», убегал к телефону в другой конец мостика- поста оповещения дежурного и возвращался снова к нарушителю, но при этом никаким другим решительным способом не препятствовал тому выбираться дальше. И при этом не удосужился выполнить первоочередное, и такое очевидное условие – занять место на посту, предотвращающее нарушителю оказаться у спусковой лестницы, в случае если тот все же имеет цель попытки к бегству.

 Таким образом осужденный  Клементьев выбрался в 2-х шагах у этой самой спусковой лестницы, а пр-к Жужков М.Ю. продолжал визжать на весь УПЛС, не приближаясь к нарушителю ближе, чем на 20 метров, при том что осужденный Клементьев выбравшись наверх не только не сделал ни одного шага в сторону спусковой лестницы, но даже не взглянул на нее. Он никак не реагировал на продолжающиеся истерические вопли пр-к Жужкова М.Ю., но стоял не двигаясь и смотрел в небо около 2-х минут, покуда наверх не поднялись 5-7 инспекторов из смены в качестве группы захвата.

Осужденный Клементьев и на них никак не реагировал, а оставался на месте, не проявляя абсолютно никаких агрессии и сопротивления. Его свалили тут же на мостике, застегнули наручники и принялись избивать дубинками, ногами, хотя в этом не было никакой необходимости. Осужденный Клементьев если и проявил, то полное безразличие к окружающей обстановке, к тому, что его избивают, он спокойно и безропотно отдался конвою и нельзя было не понимать, что он невменяемый в данный момент. Этого нельзя было сказать о сотрудниках, которые «производили захват». Создалось реальное ощущение, что это они впали в экстаз от восторга из-за возможности отличиться при пресечении попытки к побегу. После этого его уже отволокли, как мешок в корпус, где продолжали избивать, пока целенаправленно не сломали ему позвоночник так, что он потерял способность двигаться. Это было в середине июня 2015г., а уже через неполных 3 месяца его добили в буквальном смысле, не дожидаясь пока он умрет собственной смертью.

 Для этого его волоком, раздетого догола ниже пояса, вопящего от боли, под хохот и восторженные визги тех, кто его сопровождал переместили из одного корпуса в другой, втащили в подвалы ШИЗО и всю ночь били непереставая, а утром в ту же смену был спектакль по освидетельствованию смерти осужденного Клементьева врачами УПЛС и руководством этого же учреждения.

Для справки.

Осужденный Клементьев не был монстром ни по форме, ни по содержанию. Ниже среднего роста, щуплый от природы и доведенный постоянными пытками и голодом до размеров крупной собаки, удовлетворяя, в принципе, целям и требованиям истинных намерений администрации. Имел официальный диагноз – эпилепсия.

Никогда не проявлял агрессии и не представлял никакой опасности, был исключительно беспомощным и добродушным человеком по отношению к своим палачам, но с удивительно твердой силой воли и чувством собственного достоинства, что как известно для любого психолога – эксперта, приводит в бешенство и неистовство садистов. Еще одной причиной, послужившей для систематического применения к нему жесточайших пыток, была безродность этого осужденного. Я прибыл в УПЛС в марте 2005г. И около года содержался в камере, которая была в непосредственной близости от камеры осужденного Клементьева, и был таким же объектом для пыток и издевательств, как и каждый осужденный в УПЛС. Но те же формы, способы и постоянства каким подвергали осужденного Клементьева не только приводили в ужас и смятение, без какого-либо преувеличения, и к умилению администрации, но и держали в таком состоянии ежеминутно."

Это была выдержка из собственноручно-написанного  письма осужденного Таркана С.М.

 Мой подзащитный называет  фамилии 7 осужденных, которых  искалечили буквально на его глазах: Китаев, Колядин, Нуяндин, Ергешов, Полванов, Воробьев, Калягин. Последнему майор Симанов сломал позвоночник и теперь Калагина сокамерники носят на руках, при этом садисты из числа сотрудников ИК потешаются над ним словами "битый небитого везет". 

Половина осужденных больны различными смертельными заболеваниями, которые  не лечат, а только способствуют их развитию, чтобы они не "портили воздух" и освобождали уже камеры. 

Осужденные запуганы до степени расчеловечивания, уже сами верят в то, что они скоты  и в безысходность своего бытия. Никто не даст никаких показаний никаким проверяющим органам, будут только хвалить сотрудников администрации. Лишь только комплексная проверка, подобная той, которая была в Копейской колонии способна изменить ситуацию. Лишь только когда осужденные поверят, в свою безопасность они смогут дать показания, изобличающие эту садистскую, секту под названием УПЛС ИК 1. 

Сам осужденный Таркан болен туберкулезом, однако его не только не лечат, но и заставляют выполнять общий распорядок, морят голодом и холодом, отчего его заболевание только прогрессирует. Его продукты питания разворовываются сотрудниками колонии, даже чай.

Мой подзащитный просит внести его в реестр безопасности осужденных, просит ни в коем случае не переводить его куда-либо в другое место, так как опасается за свою жизнь. Полагает, что его убьют еще на этапе.

Руководство УФСИН по РМ наверняка в курсе всего происходящего, так как примерно год назад после очередного убийства из колонии за садистские наклонности был "убран" сотрудник Трофимов, который любил душить осужденных и смотреть им в глаза при этом. Однако Трофимова просто перевели в ИК 5 на вышестоящую должность. Садистские наклонности Трофимова подтвердил мне мой  подзащитный  Сергей Хаджикурбанов, отбывающий наказание в ИК 5. Он пояснил, что Трофимов причастен к убийству осужденного Хилько на территории ИК 5. 

Ранее весной 2016г о садистских правилах в ПЛС ИК 1 мне сообщал инкогнито один из осужденных , который добился перевода из ИК 1.

Более того, одна из  сотрудниц  ИК 1, работающая в штабе,  подтвердила мне 2 факта убийств на территории ПЛС сокрытые под подавление бунта, она также возмущена тем, что там происходит, однако ничего не может поделать, назвать свою  фамилию отказалась.

Прошу всех, кто получит мое обращение принять меры в рамках своей компетенции по данному вопросу, скорее не из любви к осужденным, а из ненависти к садистской заразе, которая может выползти за пределы своего рассадника, если ее не придушить изначально. 

Важно. Рейтинг — 6
Поделиться с друзьями

19 человек подписалось под обращением

Филатова Наталья

2 декабря 2016 в 21:01

Миклашевская Татьяна

28 ноября 2016 в 19:36

Беляева Лика

28 ноября 2016 в 14:45

Павлов Роман

23 ноября 2016 в 21:07

Искаков Евгений

23 ноября 2016 в 14:48

Наряднова Инна

22 ноября 2016 в 17:17

2 комментария

Филатова Наталья Филатова Наталья
2 декабря 2016 в 21:03

Ужас! Похоже,этих сотрудников нужно срочно на психиатрическую экспертизу!

Марьин Сергей Марьин Сергей
19 ноября 2016 в 18:54

Родственники упомянутых в тексте осужденных - откликнетесь!
Я в составе ОНК Мордовии посещал ИК-1 в феврале 2016. Действительно, жалоб почти не было. Даже осужденный, по жалобе родственников которого я и спрашивал, говорил, что жалоб нет. Невооруженным глазом были видны условия содержания. Ниже среднего.
Здесь работа для адвоката. По моим заявлениям ответят, что проверки по факту смерти осужденных проводились. Обжаловать эти результаты я не смогу. Да и адвокат только по соглашению с родственниками.
В этом шанс для установления справедливости. Есть возможность по адвокату.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Я считаю, что тема общественного контроля – это одно из основных направлений общественно-государственного партнерства, развитию которого в нашей стране я посвятил ни один год своей жизни. Являясь членом Общественной палаты Российской Федерации, я постоянно получаю с мест жалобы граждан на нарушения и ущемление их конституционных прав, незаконные действия, совершаемые по отношению к ним и т.д. Большой поток писем идет в мой адрес от осужденных, отбывающих наказание в учреждениях ФСИН.

Никогда не следует забывать, что основная задача государства и общества в отношении осужденных – это их перевоспитание. В этом заключается главный смысл отечественной пенитенциарной системы. Одновременно надо помнить, что люди, отбывающие наказание, решением суда ограничены в свободе, однако никому не дано право издеваться над ними, обрекать их на потерю здоровья, вымогать у них деньги, унижать и избивать их. И если мы хотим вернуть государству и обществу полноценных граждан, такое отношение к оступившимся людям недопустимо. Ещё Пушкин говорил о «милости к падшим». С беззаконием и любыми другими нарушениями в местах отбывания наказания, с халатным исполнением должностных обязанностей сотрудниками пенитенциарных учреждений, а порой и откровенно преступным их поведением мы должны и будем бороться. Смысл работы общественного контроля в системе ФСИН я вижу как раз в этой борьбе.

Дмитрий Галочкин
Член Общественной Палаты РФ, член Комиссии по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами