Убийство за дрова.

 

Я очень Вас прошу не оставлять без внимания мое письмо, т.к. беда, в которую попала моя семья не единичный случай для современной России, и, оказав помощь нам, вы расскажете каждому гражданину России: 

  1. как вести себя в такой ситуации,  

  1. как не попасть в такую беду,  

  1. где искать управу на тех, кто совершает преступления против личности, будь то частное лицо или государственный служащий.  

Помогите, пожалуйста, нам и тысячам других людей не потерять веру в то, что в нашем государстве  наказание за зло не разделяется в зависимости от социального положения и может не остаться безнаказанным, а справедливость может быть восстановлена вне зависимости от того, на какой ступени социальной лестницы находится ее гражданин. 

Я пишу Вам, потому что возмущена до глубины души с каким цинизмом и равнодушием следственные органы отказываются наказать убийцу моего мужа, жившего в глухой сибирской деревне, в доме, где для поддержания тепла нужно топить печку дровами, у которого осталась я, трое маленьких детей и родители, которые сами после автомобильной аварии, в которую они попали, нуждаются в помощи.   

Состав преступления настолько очевиден, что не возбудить уголовное дело следственные органы не могли и возбудили его по такой статье, чтобы фактически оставить убийцу безнаказанным. У нас простая семья, и мне не у кого просить помощи, кроме Вас. 

Коротко перескажу суть дела. 

18 апреля 2016г. Мой муж Белкин Алексей Сергеевич, 19.04.1982г. рождения возвращался с работы домой. В это время на железнодорожной платформе его уже ждал обвиняемый Рябченко Михаил с целью совершить над ним самосуд.  

Дело в том, что некоторое время назад мой муж Белкин А.С. сам того не зная задел его интересы, взяв валяющиеся около леса дрова, которые, как утверждает Рябченко М., он напилил по Договору подряда с ОАО «РЖД». Мой муж пытался некоторое время найти хозяина этого спиленного леса и договориться о том, чтобы купить себе домой дрова по сходной цене, так как наша семья является многодетной и живет небогато. Но каким-то образом до него дошла информация, что хозяин дров скрывается от правосудия за незаконно спиленный лес, и поэтому его найти не получится, и дрова просто сгниют. Поэтому мой муж принял решение прекратить поиски и забрать по его мнению, никому не нужные дрова. 

18 апреля 2016 года, выйдя из электропоезда, мой муж направился по платформе в сторону дома. В это время к нему подошел Рябченко М., отвел мужа в сторону и нанес кулаком удар в височную область головы. Мой муж упал на платформу, содрав себе ладони рук. Рябченко наносит еще и еще быстрые удары, поднимает и бросает голову моего мужа на платформу, пока мой муж находится в бессознательном состоянии. После того, как Рябченко удовлетворил свою ярость, мой муж уже не мог встать. Только сидел на платформе, держась руками за голову. Рябченко и Политиков (друг Рябченко) перетащили моего мужа с платформы на другую сторону железной дороги и посадили на землю. Там, по свидетельствам очевидцев, мой муж сидел, пытаясь прийти в себя и держась за голову руками.  

Рябченко ушел с места происшествия. 

Мужчина, встречавший жену с той-же самой электрички доставил моего мужа в бессознательном состоянии к дому медицинской сестры п. Шахтер. И уже мед. сестра п. Шахтер, видя очень серьезные травмы головы и тяжелейшее состояние срочно вызывает скорую. В больницу Белкина А.С. привозят на скорой, в очень тяжелом (критическом) состоянии, упущено драгоценное время, поврежден головной мозг. В больнице Белкину А.С. требуется помощь нейрохирурга, которого в больнице нет, вызывают с г. Кемерово. Операция была проведена примерно через  5 часов после полученной травмы. Прибывший с г. Кемерово нейрохирург Волков делает трепанацию черепа в области левой части головы, убирают гематому, которая составляла около 150 мл. крови, область поражения головного мозга очень большая. Для спасения жизни Белкину А.С. врачами делается все возможное. Т.к. в Яшкинской больнице нет томографа и нейрохирургов, на реанимобиле потерпевшего перевозят в Кемерово в  МБУЗ «Городская клиническая больница №3 им. М.А.Подгорбунского». Несмотря на все старания докторов, в сознание он больше не приходил. Смерть наступила на 7 сутки. Мой муж умер 25 апреля 2016 года из-за 3 кубометров дров, оставив выживать в глухой деревне меня и трех маленьких детей. 

По факту смерти моего мужа по месту совершения преступления возбудили уголовное дело. Дело по территориальному принципу сначала вел Яшкинский РОВД. Следователи Яшкинского РОВД выезжали на место преступления, нашли место происшествия по следам крови на платформе, опросили свидетелей, в т.ч. подозреваемого.  Но Рябченко М.В. заявляет под протокол, что подошел к моему мужу Белкину А.С. с целью просто поговорить, но Белкину А.С. вдруг стало плохо, и он упал в обморок и ударился головой о бетонную платформу. 

На пятый день после происшествия Яшкинский РОВД передал дело в Кузбасское транспортное управление г.Юрги, мотивируя это тем, что происшествие произошло на железной дороге. Транспортное управление г.Юрги после смерти потерпевшего передало дело в Следственный комитет на транспорте. 25.04.2016 года были опрошены свидетели, родители потерпевшего и я. 26.04.2016 года в 12.00 Следственный комитет на транспорте в лице следователя Федорова Д.В. возбудил уголовное дело по статье 109 УК РФ и вынес Постановление о назначении Судебно Медицинской Экспертизы. 

Через 7 дней после происшествия, после смерти моего мужа, обвиняемый Рябченко М.В, явился с повинной и заявил под протокол. Что все-таки ударил моего мужа, но ладошкой в правую височную область. 

Наше возмущение вызывает не только тот факт, что следователя Федорова удовлетворило такое объяснение, но и то, что следователь Федоров не стал опрашивать новых свидетелей, врачей скорой помощи, врача Волкова, реаниматолога и др. врачей, которые обследовали моего мужа в первые часы после травмы, с целью выяснения характера повреждений, механизма повреждений, конфигурации раны на голове, повреждений мягких тканей головы, в т.ч. ее височной части. А для проведения судебно-медицинской экспертизы не запрошен материал с Яшкинской больницы, куда он поступил, сразу после травмы, где проходила операция, где он находился первое время. 

В действиях Рябченко М.В. усматриваются явные признаки  состава преступления, предусмотренного частью 4 ст.111 УК РФ, а никак не ч.1 ст.109 УК РФ, по которой возбуждено дело так как: 

  1. Явился с повинной Рябченко М.В. только на 8 день, после того, как узнал, что его действия, повлекли смерть потерпевшего Белкина А.С.. 

  1. Рябченко М.В. ждал моего мужа на платформе Кулаково. Ударом ладошкой в висок нельзя сбить здорового мужика с ног. Я не исключаю, что в кулаке был тяжелый предмет для увеличения силы удара, так как в височной области возникла большая гематома.  

  1. Между моим мужем и  Рябченко М.В. не было предварительной ссоры. Люди только успели выйти из поезда, когда увидели лежавшего брата. По словам свидетелей все произошло очень быстро. Очевидно, удар был подготовленный, профильный и неожиданный.  

  1. У подозреваемого Рябченко М.В. был мотив: дрова, которые накануне потерпевший взял в лесу.  

  1. Преступление было продумано и спланировано заранее, об этом говорит ход его действий. Рябченко М.В. знал кого, где и когда он будет ждать. А с момента, когда двери электрички открылись, до момента, когда мужа видели сидевшим на платформе и державшимся за голову, по свидетельствам очевидцев, прошли считанные секунды и свидетели толком ничего не успели увидеть.  

 

У меня осталось 3 маленьких детей, которые очень переживают потерю отца. Каждый день целуют его фото и плачут. Ездим на кладбище каждую неделю разговариваем с ним, дети делятся своими радостями и маленькими достижениями. Для нас это очень большая потеря. Отец постарел лет на 10. Мама каждый день плачет. Нам Всем очень плохо от потери любимого человека. 

Но еще тяжелее от осознания того, что правоохранительные органы не пытаются наказать виновного в смерти мужа, а виновный в смерти мужа, оставивший женщину с тремя детьми в глухой деревне без главы семьи, не пытался даже извиниться или предложить хоть какую-то помощь.  

Конечно, Рябченко М. мог бы решить вопрос о своих дровах через правоохранительные органы. Он мог бы взыскать стоимость этих дров или потребовать вернуть дрова на место. Но он предпочел решать вопрос самостоятельно, так, как считал это правильным и соответствующим моменту.  

А следователь Федоров своими действиями фактически вселяет в людей уверенность в том, что кроме них самих их проблемы никто не решит, что мы должны жить по системе самосуда. Тем более, что и статью, по которой придется за свои действия при удобном стечении обстоятельств подберут более, чем мягкую. Пусть она даже не соответствует действительности. 

Так что мы должны ответить нашим детям? С какими мыслями они должны расти? Как воспитать их с верой в государство и законность, если следователь, записывая показания плачущей матери писал не то, что она говорила, дал ей подписать, а она не перечитывая, рыдая, подписала, думая, что она разговаривает не с бандитом с большой дороги. 

Прошу Вас помочь установить справедливость 

-чтобы дети наши и еще тысячи людей знали, что они живут в правовом государстве, в котором нельзя безнаказанно убивать людей.  

-чтобы следователь Федоров и ему подобные знали, что любая халатность и равнодушие по отношению к гражданам может обернуться неприятностями, и нужно иметь совесть в работе хотя бы для того, чтобы он и его родные не чувствовали позор при огласке его действий. 

- что нельзя одну уголовную статью подменять другой для освобождения от наказания. 

- и, конечно, Рябченко и ему подобные должны увидеть, что нельзя чинить самосуд, если мы живем в правовом государстве. 

 

С Уважением, жена убитого  

Машанова Екатерина Львовна

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

11 человек подписалось под обращением

лисков павел

23 июня 2016 в 20:34

Пронина Ольга Юрьевна

22 июня 2016 в 18:58

Чиканова Елена

22 июня 2016 в 14:27

Туаева Ирина

21 июня 2016 в 21:24

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Меня лично задевает и беспокоит ситуация, когда в тюрьмах оказываются невиновные  люди или когда эти люди виновны, но  с ними  происходит нечто, в результате чего они будут хуже и опаснее, а не лучше и честнее. Люди ожидают  от меня помощи, при этом они возлагают на меня последнюю надежду на справедливость. Я убежден, что если человеку вовремя прийти на помощь, он  также поможет другим.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы