Октябрьский суд Самары игнорирует рекомендации Верховного Суда и Конституцию РФ?

Не прошло и месяца, как Верховный Суд РФ выпустил обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Согласно документу, главным основанием для ареста человека может служить только наличие конкретных данных, доказывающих, что подозреваемый может продолжить совершать преступления, скрыться от следствия, уничтожить доказательства, угрожать свидетелям или иным участникам дела. Если таковые отсутствуют или не могут быть проверены самим судом на достоверность во время заседания, то в ходатайстве об аресте следует отказать.

Верховный Суд отмечает, что необходимо учитывать не только тяжесть преступления, но характеристику личности, возраст, состояние здоровья подозреваемого, семейное положение и т. д. Суды должны проверять наличие обстоятельств, исключающих применение меры пресечения в виде заключения под стражу. Необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Однако, самарским судьям Верховный Суд, по всей видимости, не указ. Иначе как можно объяснить решение судьи Якушевой о продлении ареста политзаключенной Марины Герасимовой? Ведь у следствия нет никаких доказательств, помимо голословных измышлений и личного мнения самого следователя, что находясь на свободе Марина Владимировна «продолжит преступную деятельность». Суд также, по сути, не принял во внимание исключительно положительные характеристики Герасимовой от соседей, с места работы, от администрации СИЗО-2, а также справку из ГУФСИН о том, что условий домашнего ареста она не нарушала.

На наш взгляд, цинично и бесчеловечно суд проигнорировал и критическое состояние здоровья Марины Владимировны. Ведь именно по этой причине ее даже не этапировали в Самару на суд, а в заседании Марина Герасимова принимала участие по видеосвязи из сызранского СИЗО. На экране было отчетливо видно, что участие в суде даже в такой форме очень тяжело для политзаключенной.

Кроме того, в связи со спецификой ее заболеваний, содержание под стражей буквально создает угрозу ее жизни, что в суде было однозначно подтверждено заключениями медиков. В СИЗО признают, что у них нет возможности оказывать Марине Владимировне реальную медицинскую помощь узких специалистов.

Как пояснила судье сама Герасимова, основная помощь при жалобах на любые боли и плохое самочувствие — таблетка аспирина, которая только ухудшает состояние при больном желудке.

Марину Владимировну пытались лечить, отправив в областную тюремную больницу, но там ее не смогли даже нормально обследовать, заявив, что у них нет для этого обеспечения и оборудования. Так, например, там отсутствовала элементарная возможность сделать рентген — аппарат был сломан. При этом в «больничке» ей на несколько дней вообще прервали лечение, без объяснений бросив политзаключенную в «могильник» — полуподвальную камеру для заразных больных и особо опасных преступников. Примечательно, что случилось это на следующий же день после «заботливого» звонка следователя Хаустова.

На суде 8 февраля следователь Хаустов вообще не стал обосновывать свои домыслы о возможности Герасимовой уничтожить доказательства (которые хранятся в кабинете следователя!), оказать давление на свидетелей или участников дела. Он прямо заявил, что это всего лишь его личное мнение!

Хаустов

Также следователь пояснил, что все следственные действия завершены еще в январе, и защита приступила к ознакомлению с материалами дела. Так зачем тогда без необходимости держать Герасимову в СИЗО? Чтобы причинить серьезно больному человеку дополнительные страдания?

Подтверждают это мнение и озвученные в суде циничные отказы следователя Хаустова в свиданиях Герасимовой с ее родственниками. На прямой вопрос об этом Хаустов заявил — требуйте заменить следователя, может другой разрешит свидания. А между тем право на них прямо предусмотрено законом. Так может это следователь Хаустов (на фото) вынуждает Марину Герасимову к отказу от общечеловеческих ценностей, хотя сам обвиняет ее в этом?

Получается, что следователь любыми способами стремится создать для Марины Владимировны невыносимые пыточные условия, усугубляя состояние ее здоровья. Хаустов не отрицал, что по его поручению к Герасимовой наведывались оперативники ЦПЭ. По заявлениям политзаключенной, в ходе таких «бесед» ее запугивали, вынуждая «сотрудничать» со следствием, давили психически и психологически: угрожали ухудшением здоровья, благополучием родных и близких, обещали измотать постоянными этапами (из Самары в Сызрань), вынуждали оговорить Светлану Ладу-Русь и себя. И многие из этих угроз были реализованы. Во время одного из этапов политзаключенная чуть не умерла. Может, цель следствия сделать Марину Владимировну инвалидом, а то и вовсе лишить жизни?

Вызывает удивление и столь активное участие ЦПЭ в «простом экономическом деле», как называет его Хаустов. По нашему мнению, это лишь еще одно подтверждение, что все это уголовное дело — политический заказ и репрессии оппозиции. Герасимова, напомним, была председателем Центрального Совета политической партии «ВОЛЯ», впоследствии ликвидированной Верховным Судом под предлогом «экстремизма» (по нашему мнению, вопиюще несправедливо, с нарушением ключевых принципов правосудия). Также отметим, что Союз Солидарности с политзаключенными признал Марину Владимировну преследуемой именно по политическим мотивам.

Остается вопрос:

«А что же судья Елена Якушева, которая чисто внешне внимательно и тщательно изучала материалы дела?»

Только делала вид, что действительно записывает доводы проведенного адвокатами правового анализа ходатайства следователя Хаустова, свидетельствующего об однозначности вывода: в ходатайстве следователю можно только отказать? По мнению слушателей, она не учла уйму обстоятельств, которые в случае объективного судопроизводства повлияли бы на смягчение меры пресечения. Судья также не приняла во внимание, что все доказательства по делу уже собраны и закреплены. Следствие по делу завершено и Герасимова, даже выйдя на свободу, не способна на этот факт никоим образом повлиять.

Соглашаемся-с-беззаконием2По мнению общественности, решение Якушевой продлить заключение Марины Герасимовой нарушает и нормы УПК, и Европейскую Конвенцию по правам человека, и Конституцию РФ. Выходит, что Октябрьскому суду Самары Верховный Суд не указ. Интересно, как бы это решение расценила квалификационная коллегия судей?

И все же хочется верить, что настоящая справедливость, а не судилище по понятиям или указке сверху, рано или поздно восторжествует. Все имеет свой конец — «пытки на грани фашизма», цинизм, нарушение прав человека, издевательства над честными людьми, и даже судейский произвол. Сфабрикованное на лжи и подлости, по нашему убеждению, дело на честных и смелых женщин, настоящих героев нашей многострадальной России — Марину Герасимову, Светлану Ладу-Русь и их соратниц не исключение — все тайное рано или поздно становится явным, история расставляет все на свои места.

Мы уверены — формальное и циничное решение судьи Елены Якушевой будет обжаловано в Самарский областной суд, на это у защиты есть всего 3 дня. Хочется надеяться, что судьи областного суда проявят больше участия к ситуации политзаключенной, и будет вынесено действительно справедливое решение.

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Миклашевская Татьяна Миклашевская Татьяна
13 февраля 2017 в 06:57

Аспирин противопоказан при больном желудке!!!!! Язва в желудке может быть!!! Такую язву даже называют "аспириновая язва".А уже при больном желудке нельзя аспирин принимать!!! Ведь будет ухудшение болезни.Аспирин может вызвать боли в желудке.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение