Самарский облсуд на стороне заказа или справедливости?

24 июня в 9:30 в Самарском областном суде состоится заседание по обжалованию решения Октябрьского районного суда об очередном продлении срока содержания под стражей Марине Герасимовой. На суде следователь Хаустов (на фото) основной и по сути единственной причиной продления срока ареста Марины Владимировны назвал то, что она считает себя невиновной и «отказывается признавать свою вину».
То есть если человек невиновен и вину свою не признает — за это его надо посадить? Очень интересная логика у следствия получается.

По пустословным уверениям Хаустова, вина Герасимовой «полностью доказана материалами предварительного следствия», но ни одного доказательства своим словам он суду так и не дал, заявив, что не считает это нужным делать в принципе. Тем более удивительно, что суд полностью доверился этому пустословию.

В речи Хаустова звучали сплошь вероятности, не подтвержденные фактами предположения, пустословные догадки и домыслы. Мол, если дать Герасимовой свободу, то она может продолжить преступную деятельность и уничтожить вещественные доказательства, о которых следствие пока не знает. В ответ адвокат провел параллель, что можно себе представить вероятность, что Хаустов может убить человека, и на этом основании тогда надо «закрыть» Хаустова?

Кроме того, в деле обнаруживаются признаки фальсификации и подлога документов. Так, 20 февраля на суде по избранию меры пресечения для Марины Владимировны в качестве единственной ее характеристики следствие приобщило справку участкового Полякова, что Герасимова якобы состоит на учете полиции. Позднее адвокаты выяснили, что эта информация — ложь, т. е. справка недействительна! Теперь Поляков пытается оправдаться, что это якобы ошибка, а не умышленное действие, что он якобы случайно пропустил союз «не» в предложении «не состоит на учете»!

В действительности у следствия нет совершенно никаких законных оснований требовать держать Герасимову под стражей, и даже больше — в принципе применять к ней какую-либо меру пресечения. Об этом же говорят и многочисленные обращения правозащитников, гражданских активистов и представителей политических партий в поддержку Герасимовой, только перечисление которых в прошлом заседании заняло более получаса. В защиту Марины Владимировны выступали и Лев Пономарев («За Права Человека!»), и старейшая правозащитная организация —Московская Хельсинкская Группа. Все правозащитники как один считают, что Герасимовой необходимо изменить меру пресечения и выпустить из-под стражи. По мнению многих, требуют объективной проверки и основания самого дела против Марины Владимировны.

Очевидно, что Герасимову держат в СИЗО только чтобы попытаться «сломать» и заставить дать показания против Светланы Лады-Русь — лидера партии «ВОЛЯ».

Политический след в этом деле очевиден. Ведь самое активное участие в следствии принимают как раз оперативники «политического» отдела полиции — Центра по противодействию экстремизму.

Но судья Октябрьского районного суда Теренин проигнорировал все доводы защиты и формально-дежурно в очередной раз продлил срок содержания под стражей для Марины Владимировны - теперь уже до 11 августа. Он также не посчитал существенным, что Герасимова тяжело больна и даже так называемое «диетическое» питание в СИЗО ей категорически противопоказано. Судье безразлично, что дальнейшее содержание под стражей создает угрозу не только ее здоровью, но и жизни.

24 июня Самарский областной суд будет рассматривать апелляционные жалобы защитников на решение судьи Теренина. Мы приглашаем всех неравнодушных граждан, правозащитников, членов ОНК и представителей СМИ принять участие в этом заседании. Приходите к 9:30 по адресу: г. Самара, ул. Куйбышева, 60.

Марина Герасимова чуть не умерла во время последнего этапа из Самары в Сызрань и в этот раз будет участвовать в заседании через видеосвязь...

Приходите на заседание! Защитите честного человека!

Важно. Рейтинг — 2
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека