Жить или не жить Марине Герасимовой? Решит суд…

Да, к сожалению, вопрос сейчас стоит именно так. 10 июня в 16 часов Октябрьский районный суд г. Самары (в лице судьи Теренина Андрея Владимировича) будет рассматривать ходатайство следователя Хаустова о продлении содержания под стражей политзаключенной — экс-председателя Центрального совета партии «ВОЛЯ» Марины Герасимовой. По обвинению в мошенничестве, очевидно сфабрикованному в целях не пустить оппозиционную партию на выборы, она уже четвертый месяц находится в СИЗО.

Мы считаем, что для содержания Марины Герасимовой под стражей нет никаких законных оснований. 20 февраля суд формально вынес порочное решение об аресте, просто положив в основу ничем не подтвержденные домыслы следствия. Например, о том, что на свободе законопослушный гражданин вдруг может совершить какое-нибудь преступление. Но по такой абсурдной логике можно арестовать любого прохожего! А как доказательство следствие представило суду явно подложную записку некого участкового Полякова, что Герасимова якобы состоит на «профилактическом учете», что совершенно не соответствует действительности. Видимо, кому-то очень сильно хотелось упрятать руководство оппозиции за решетку до начала выборной кампании!

К сожалению, по мнению члена Совета по правам человека при президенте РФ Павла Чикова, российские суды перестали критически относиться к методам следствия:

«Удовлетворяются 97% ходатайств об аресте и 99% обращений о продлении ареста».

Из-за этого, говорит Павел Чиков,

«свобода стала основным предметом торга по уголовным делам. Это главный ресурс, который у нас используется в уголовном процессе. Следователь отправляет человека посидеть, а потом, обещая какие-то поблажки, разрешая или запрещая свидания, добивается, чего хочет».

Очевидно все это есть и в деле Марины Герасимовой. Марина Герасимова не раз заявляла о «визитах» к ней оперов самарского центра «Э», об угрозах и психологическом насилии во время этих «визитов» с целью добиться «нужных» показаний против лидера оппозиции Светланы Лады-Русь. Очередное продление срока — наглядный пример, что Марина Герасимова отказалась лгать, даже в обмен на свободу.

Известно, что Марина Владимировна серьезно больна. Еще до заключения у нее диагностированы тяжелые заболевания желудка. В заключении из-за противопоказанного ей питания и постоянного стресса хронические заболевания еще больше обострились, проявились новые заболевания. Марина Герасимова сообщает о постоянных болях в сердце, болях в желудке, у нее скачет давление, ее мучают сильные головные боли, немеют руки и ноги…

«Диетическое» питание, предоставляемое ей в заключении, — это много-много капусты во всех блюдах, пшено, горох и другие продукты, которые ей категорически противопоказаны! Это подтверждают квалифицированные врачи. Но другого СИЗО предложить не может — «не принято»!

Каждое этапирование превращается в пытку. Дорога от Самары до Сызрани — 3 часа. Но на доставку заключенных уходит около суток. Крайний раз Марина Владимировна просто чудом пережила дорогу из Самары в Сызрань.

Ее вместе с другими заключенными поместили в переполненный, раскаленный на солнце автозак. В течение 3-4 часов в духоте и тесноте люди ждали, пока их пересадят в поезд.

Марине Владимировне стало плохо, она побелела как полотно, просто сползла со скамейки, чем перепугала осужденных, люди стали кричать и звать на помощь. Но конвойные отказались включать вентиляцию в машине, чтобы не разрядить аккумулятор, отказались выдать Герасимовой ее же собственные лекарства и просто смотрели, как она теряет сознание…

Начальник поезда пообещал снять ее с этапа, но к Герасимовой так никто и не подошел, поезд тронулся. И всего через несколько дней — новое этапирование на суд! Очевидно следователь мог оставить ее в Самарском ИВС до суда, но не сделал этого! Создается впечатление, что ее целенаправленно добивают. Ведь известны случаи, когда в раскаленных на солнцепеке, переполненных автозаках умирали и крепкие мужчины — просто не выдерживало сердце, что уж говорить об ослабленной больной женщине, у которой и так постоянно болит сердце. Совершенно очевидно, что нет никаких законных оснований для содержания Марины Владимировны под стражей.

Согласно ст. 108 УПК заключение под стражу подозреваемого применяется при невозможности применения более мягкой формы пресечения: подписка о невыезде, залог, домашний арест… Неужели можно всерьез считать, что тяжелобольная, пенсионного возраста женщина, с положительной характеристикой длинною в жизнь, не имеющая ни административных, ни финансовых, ни физических возможностей, может «оказывать давление на кого-либо», кроме стула, на котором сидит?

Мы призываем всех честных людей, правозащитников, представителей СМИ принять участие в судьбе Марины Владимировны. Вопрос о том, виновата она или нет, будет решаться позже. Но очередное продление срока содержания под стражей действительно может стоить ей жизни. Мы считаем, что в заключении создаются все условия, чтобы до следующего суда она просто не дожила.

Приходите 10 июня в 16 часов в Октябрьский районный суд города Самары по адресу: ул. Мичурина, 125. Дело будет рассматривать судья Теренин Андрей Владимирович.

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Потому, что до настоящего времени верю, что человек, гражданин, может и должен, влиять и вмешиваться в деятельность должностных лиц и органов власти, когда знает (достоверно осведомлён) о фактах нарушения прав человека и Основного Закона Государства, без этого невозможно самоуважение: тут либо нужно не "знать и не ведать", либо Делать (противостоять).

Охотин Сергей Владимирович
Член ОНК Кемеровской области, координатор Gulagu.net