Тюремное лечение: анальгин от пневмонии

Продолжение истории про больную заключенную (начало здесь).

После настойчивых жалоб фельдшер ИВС осмотрела (прослушала) женщину и заявила, что ничего страшного она не слышит и назначенного ею лечения (2 таблетки анальгина в день) вполне достаточно! Хотя кашель за это время еще усилился, сильные хрипы было слышно и без стетоскопа.

Я написала заявление с требованием оказать больной женщине медицинскую помощь и перевести ее в другую камеру. В ответ дежурный ИВС предложил перевести в другую камеру... меня, заявив, что от самой больной никаких письменных жалоб не поступало. Вернувшись в камеру, я убедила больную написать заявление о необходимости ее обследования в больнице. Это наконец возымело действие: на следующий день ее отвезли в больницу, где выявили двустороннее воспаление легких в очень тяжелой форме!

Очевидно, что болезнь оказалась сильно запущена здешним "лечением". Я считаю, что две таблетки анальгина в день при тяжелом воспалении легких - это верный способ просто убить больного. Такое обращение просто бесчеловечно.

Женщину, кстати, не оставили в больнице, а вернули обратно в ИВС, откуда отправили в карантин сызранского СИЗО-2. Очень надеюсь, что там ей все же обеспечат хоть какое-то лечение.

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека