Распишитесь за то - не знаю, за что

18 марта около 19:00 меня из камеры вызывали два оперативника изолятора. Они мне сообщили, что в адрес начальника ГУ ФСИН по Самарской области Алмазова Рамиля Чабановича поступила жалоба от некой гражданки, которая просит, чтобы разобрались в каких условиях меня содержат. Письмо оперативники мне не показывали и очень настоятельно объясняли, что я не должна предоставлять этой гражданке свои персональные данные. Оперативники настаивали на том, что я должна сейчас же написать отказ от предоставления личных данных. Мне, конечно, стало интересно, что же это за письмо. Я сразу попросила, чтобы мне дали его прочесть. Но они заявили, что не должны и не обязаны мне его показывать.

То есть, все, что им было нужно, это моя сиюминутная подпись, а для чего она им мне объяснить даже не пытались.
28 марта тоже около 19:00 ситуация снова повторилась: пришли те же оперативники. Но, на сей раз, они решили записать на видео мой отказ от предоставления персональных данных.

На видеозапись я сказала, что я не возражаю дать гражданке свои персональные данные, но сначала я должна ознакомиться с ее письмом. Мой ответ им явно пришелся не по душе.

Очевидно, что оперативники скрыли от меня свои истинные намерения. Может быть им нужна была просто такая бумага с моей подписью, чтобы они ее использовали в своих целях. Учитывая то, как следователь Хаустов ведет расследование, я думаю, что цели эти явно не в мою пользу. Я думаю, если бы их цели были благие, то они не стали бы скрывать от меня то письмо и пояснили бы для чего им мой отказ о предоставлении персональных данных.

 

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека