Распишитесь за то - не знаю, за что

18 марта около 19:00 меня из камеры вызывали два оперативника изолятора. Они мне сообщили, что в адрес начальника ГУ ФСИН по Самарской области Алмазова Рамиля Чабановича поступила жалоба от некой гражданки, которая просит, чтобы разобрались в каких условиях меня содержат. Письмо оперативники мне не показывали и очень настоятельно объясняли, что я не должна предоставлять этой гражданке свои персональные данные. Оперативники настаивали на том, что я должна сейчас же написать отказ от предоставления личных данных. Мне, конечно, стало интересно, что же это за письмо. Я сразу попросила, чтобы мне дали его прочесть. Но они заявили, что не должны и не обязаны мне его показывать.

То есть, все, что им было нужно, это моя сиюминутная подпись, а для чего она им мне объяснить даже не пытались.
28 марта тоже около 19:00 ситуация снова повторилась: пришли те же оперативники. Но, на сей раз, они решили записать на видео мой отказ от предоставления персональных данных.

На видеозапись я сказала, что я не возражаю дать гражданке свои персональные данные, но сначала я должна ознакомиться с ее письмом. Мой ответ им явно пришелся не по душе.

Очевидно, что оперативники скрыли от меня свои истинные намерения. Может быть им нужна была просто такая бумага с моей подписью, чтобы они ее использовали в своих целях. Учитывая то, как следователь Хаустов ведет расследование, я думаю, что цели эти явно не в мою пользу. Я думаю, если бы их цели были благие, то они не стали бы скрывать от меня то письмо и пояснили бы для чего им мой отказ о предоставлении персональных данных.

 

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Избиение любого задержанного или осужденного абсолютно неприемлемо и является грубым нарушением их человеческих прав.

Петер Оборн
Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"