Полицейские зверски избивают женщин и их детей, чтобы получить показания?

Когда нас везли из Самарского ИВС в Сызрань, с нами ехала буквально «синяя» женщина. Ее звали Оксана. Она рассказала, что незадолго до этапа ее избили в Советском РОВД. Ей одели на голову мешок, подвесили на ломе и били до полубессознательного состояния. В таком состоянии женщина, не глядя, подписала все документы, которые нужны были полицейским. Оксана еще в вагоне написала заявление в прокуратуру и подала его, по прибытии в СИЗО. В СИЗО всех подняли «на уши», а Оксану отправили на медосвидетельствование.

Другая женщина с этапа рассказала, что ее тоже били, правда не в этот раз... Но при этом ей еще показывали видео, как избивали ее сына. Эта заключенная писать заявление побоялась...

И, кстати, в самарском ИВС есть специальная комната на третьем этаже, в конце коридора. Это единственная следственная комната, не оборудованная видеокамерами. Туда оперативники часто водят заключенных для особых «бесед». Побывала там и я, когда Ращупкин и Стройкин приходили ко мне с угрозами.

Мне начинает казаться, что вся система правосудия поставлена на то, чтобы осуждать невинных. Из невиновных выбивают показания вот такими садистскими, зверскими методами. Выходит, что настоящих преступников в тюрьмах может и не быть?

 

Важно. Рейтинг — 0
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.

Михаил Федотов
Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека