Открытое обращение в адрес Генерального прокурора РФ о проявлении мер прокурорского реагирования в отношении Рязанского прокурора по надзору за исполнением законодательства в ИУ Жука В.В.,посредством привлечения указанного должностного лица к дисциплинарной ответственности,в связи с наличием ограничения права осужденных на защиту и для принятия к сведению Уполномоченным по правам человека в РФ:

По постановлению судьи Скопинского районного суда Рязанской области Кузнецовой Г.Н., вынесенного в порядке ч.2 ст. 256 УПК РФ без удаления в совещательную комнату, в связи с чем вынесено было не ввиде отдельного процессуального документа, а было занесено в протокол судебного заседания, я была допущена в качестве защитника наряду с адвокатом по уголовному делу в рамках исполнения приговора в отношении осужденного Пронина Романа Анатольевича 1980г.р., обусловленному рассмотрением ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, что подтподтверждалось протоколом судебного заседания от 09.02.2017г.

Учитывая изложенное я с 09.03.2017г. в рамках осуществления своего процессуального статуса, прибыла в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Рязанской области с целью оказания юридической помощи своему подзащитному, посредством консультирования и выработки правовой линии защиты, в рамках уголовного дела при исполнении приговора, по обжалованию решения суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Однако прокуратура Рязанской области по надзору за исполнением законодательства в ИУ начала активным образом препятствовать предоставлению администрацией исправительного учеждения свиданий мне с моим подзащитным.

При этом прокуратура Рязанской области по надзору за исполнением законодательства в ИУ обосновала свою позицию тем, что я, как защитник, назначенный судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ вправе только присутствовать и тем самым защищать права и законные интересы моего подзащитного, якобы только непосредственно в судебном заседании, а на свидания с моим подзащитным для оказания юридической помощи якобы не имею права.

Однако после того, как я пояснила Рязанскому прокурору по надзору за исполнением законодательства в ИУ Жуку В.В., что согласно ст.13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

В соответствии с ч.2 ст.45 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Положениями ч.2 ст.48 Конституции Российской Федерации и ч.3 ст.49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) закреплено право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения пользоваться помощью защитника, под которым понимается лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (ч.1 ст. 49 УПК РФ).

Также ч.2 ст. 49 УПК РФ прямо предусмотрено, как один из способов защиты от предъявленного обвинения, участие по ходатайству обвиняемого по уголовному делу в качестве его защитника — наряду с адвокатом — одного из близких родственников или иного лица, который допускается к участию в судебном разбирательстве на основании определения или постановления суда.

Кроме того ч.2 ст. 49 УПК РФ не содержит прямых указаний на обязательность наличия именно юридического образования.

Я же 09.02.2017г. была допущена Скопинским районным судом Рязанской области в качестве защитника осужденного Пронина Романа Анатольевича 1980г.р., отбывающего наказание в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Рязанской области, в рамках рассмотрения уголовного дела при исполнении приговора в отношении последнего, обусловленного ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, что подтверждалось протоколом судебного заседания от 09.02.2017г., в связи с чем на меня, как на защитника в полном объёме распространяются гарантии, предусмотренные ст. 53 УПК РФ.

После указанных пояснений, Рязанский прокурор по надзору за исполнением законодательства в ИУ частично изменив свою незаконную и необоснованную правовую позицию, взяв на себя ответственность законодателя и искажая значение правовой нормы, решил дополнить текст ч.2 ст. 49 УПК РФ, в части того, что допуск меня судом в порядке указанной нормы закона даёт право мне на предоставление свиданий с моим подзащитным в порядке ч.4 ст. 89 УИК РФ для оказания юридической помощи якобы только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Учитывая изложенную абсурдную позицию прокуратуры по надзору за исполнением законодательства в ИУ, я обратилась в прокуратуру Рязанской области.

Указав следующее, что поскольку уголовно-процессуальным законом определен только начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь защитника, включая лицо, допущенное к участию в качестве защитника наряду с адвокатом, то, учитывая положения п.51 ст. 5 УПК РФ, в соответствии с которым под судебным разбирательством понимается судебное заседание в суде первой, второй и надзорной инстанций, реализация закрепленного права должна обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в суде надзорной инстанции.

Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений, в том числе производство в надзорной инстанции, является дополнительным способом обеспечения их законности.

При этом в силу ч.1 ст. 53 УПК РФ, с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 2 Конституции РФ-человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции РФ-Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Согласно пунктов «b» и «с» статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (являющейся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы России), каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие право-иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.

Согласно ст. 18 Конституции РФ-права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Статьёй 18 ФЗ № 103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»-устанавливающей порядок свиданий с защитником, родственниками и иными лицами, предусмотренно, что подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается. 

Если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность.

При этом аналогичные нормы содержатся и в ч.8 ст. 12 УИК РФ согласно, которой для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи.

Согласно ч.4 ст. 89 УИК РФ, для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. 

Кроме того согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлениях от 26.12.2003 года № 20-П и 25.10.2001 года № 14-П выполнение защитником полномочий, предоставленных законом, не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица учреждения уголовно-исполнительной системы и в соответствии с правовыми позициям Конституционного Суда РФ, выраженными, в частности, в определении от 8 февраля 2007 года № 254-О-П, право на получение квалифицированной юридической помощи, то есть право на помощь защитника, в том числе защитника допущенного судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ, должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при исполнении приговора и оно не ограничивается отдельными стадиями уголовного судопроизводства и не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, должностного лица уголовно-исполнительной системы не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, при которых участие в уголовном судопроизводстве защитника, в том числе по назначению суда в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ обязательно.

Кроме того ранее уже судом общей юрисдикции признавались незаконными действия должностных лиц пенитенциарной системы, выразившееся в недопуске защитника по назначению суда на свидание к осужденным, что подтверждается следующими судебными решениями:

1) Решение Куйбышевского районного суда г.Иркутска от 27 марта 2012 года заявление Молякова В.В.

2) Апелляционное определение от 20.06.2012г. г.Иркутска по делу № 33-5949/2012

3) Апелляционное определением Московского областного суда от 2 июня 2014 г. по делу N 33-11981/2014

4) Решение Советского районного суда г.Орска от 06.08.2015г. дело № 2-1417/15 председательствующего судьи Смирновой Н.В.

Вместе с тем указанная позиция Рязанского прокурора по надзору за исполнением законодательства в ИУ, в части того, что допуск меня судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ даёт право мне на предоставление свиданий с моим подзащитным в порядке ч.4 ст. 89 УИК РФ для оказания юридической помощи якобы только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, является противоречащей действующему законодательству и необоснованной, так как я буду исходить из грамматического толкования и буквального смысла текста ст. 49 УПК РФ.

Во-первых, как следует из текста и буквального смысла части второй ст. 49 УПК РФ, здесь нет ограничения, налагаемого словами «только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания».

Употребление прокурором по надзору за исполнением законодательства в ИУ текста и понятия, что допуск меня судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ даёт право мне на предоставление свиданий с моим подзащитным в порядке ч.4 ст. 89 УИК РФ для оказания юридической помощи якобы только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания, не основано на законе, поскольку в тексте закона таких слов нет.

Поэтому изначально ошибочно мнение, что иные лица допускаются в качестве защитника только в судебных стадиях производства по уголовному делу и только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Добавляя по своему личному усмотрению слова «только до вступления в законную силу постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания» в текст закона, прокурор по надзору за исполнением законодательства в ИУ вопреки закону, а равно незаконно налагает на права осужденного ограничения, не предусмотренные законом.

Для соблюдения принципа законности и обеспечения правопорядка никто не вправе дополнять текст закона какими-либо словами. Тем более если дополнительно вносимые в текст закона слова несут дополнительную смысловую нагрузку и тем самым позволяют искажать правовую норму.

В связи с чем по результатам рассмотрения моего обращения в прокуратуру Рязанской области, заместитель прокурора Рязанской области Дикарев А.В. в своём ответе от 09.06.2017г. № 17-112-2016-указал, что допуск меня судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитника, даёт мне право в порядке ч.4 ст. 89 УИК РФ на свидания с моим подзащитным для оказания последнему правовой помощи.

Кроме того при указанных спорных обстоятельствах, с учётом наличия изложенных ограничений и нарушений в праве на защиту, допускаемых часто, как должностными лицами исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы, так и должностными лицами специальной прокуратуры, в связи с наличием моего обращения на личном приёме непосредственно также в правовое Управление центрального аппарата ФСИН России, теперь имеется «революционная» и положительная правовая позиция по указанному обстоятельству, непосредственно начальника правового Управления ФСИН России, выраженная в ответе от 26.04.2017г. № ОГ-13-15240 Климакова Л. Л., согласно которого указано, что в соответствии с ч.4 ст. 89 УИК РФ и пункта 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждённых приказом Минюста России от 16.12.2016г. № 295 я имею право, как защитник допущенный судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ на свидания с подзащитным для оказания правовой помощи без ограничения их количества.

Таким образом правовая позиция начальника ПУ ФСИН России и правовая позиция заместителя прокурора Рязанской области, выраженная в указанных и в прилогаемых к настоящей публикации ответах, в части наличия права у защитников, допущенных судом в порядке ч.2 ст. 49 УПК РФ на свидания со своими подзащитными для оказания последним правовой помощи, теперь может быть использована в оспаривании действий и бездействия, как должностных лиц уголовно-исполнительной системы, так и в оспаривании действий и бездействия должностных лиц специальных прокуратур по надзору за исполнением законов в ИУ, которые препятствуют реализации указанного права на защиту.

Частенько должностные лица, которые в силу своей компетенции обязаны осуществлять надзор за неукоснительным соблюдением законодательства, напротив пытаются взяв на себя обязанность законодателя-дополняют текст закона какими-либо словами.Тем самым дополнительно внося в текст закона слова, несут дополнительную смысловую нагрузку искажая правовую норму и нарушая гарантию того или же иного права.

В связи с чем убедительно прошу Генеральную прокуратуру РФ проявить жёсткие меры прокурорского реагирования по отношению к Рязанском прокурору по надзору за исполнением законодательства в ИУ Жуку Виктору Викторовичу и в отношении иных должностных лиц специальной региональной прокуратуры по надзору,посредством привлечения к дисциплинарной ответственности за наличие обстоятельств преднамеренного ограничения прав осужденных на свидание с защитникоми,допущенными судом в порядке ч. 2 ст. 49 УПК РФ для получения правовой помощи.

На основании изложенного и в соответствии с действующим законодательством:

Прошу:

1) Проявить непосредственно Генеральной прокуратурой РФ меры прокурорского реагирования,направленные на привлечение Рязанского прокурора по надзору за исполнением законодательства в ИУ Жука В.В. и иных должностных лиц специальной региональной прокуратуры к дисциплинарной ответственности.

2) Проявить непосредственно Генеральной прокуратурой РФ надлежащие меры прокурорского реагирования,направленные на недопустимость впредь нарушений требований действующего законодательства Рязанским прокурором по надзору за исполнением законодательства в ИУ и иными должностными лицами указанной специальной прокуратуры.

3) О принятом решении и проявленных мерах реагирования уведомить меня надлежащим образом по адресу электронной почты.

Общественный участник в правозащитной деятельности

Пронина Ольга Юрьевна 

адрес электронной почты:

zakonnost-pravo.pronina@yandex.ru

 

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

7 человек подписалось под обращением

Ушаков Борис Павлович

18 ноября 2017 в 17:21

Попов Александр

17 ноября 2017 в 18:08

Шингерей Елена Викторовна

13 ноября 2017 в 03:32

Гутор Наталья

12 ноября 2017 в 16:46

2 комментария

Пронина Ольга Юрьевна Пронина Ольга Юрьевна
12 ноября 2017 в 22:20

Кроме того Рязанский прокурор по надзору за исполнением законодательства в ИУ Жук Виктор Викторович 26 октября 2017г. в судебном заседании при рассмотрении судьёй Скопинского районного суда Рязанской области Калтыгина Анатолия Николаевича ходатайства Пронина Р.А. о замене неотбытой части наказания на менее тяжкое наказание в виде исправительных трудовых работ, активно возражал против удовлетворения ходатайства осужденного о допуске судом в качестве защитника наряду с адвокатом в порядке ч. 2 ст. 49 УПК РФ близкого родственника Пронина Р.А.
Тем самым преднамеренно и именно целенапрвлено допускал нарушение права на защиту.
При этом в обоснование своего возражения прокурор Жук В.В. как всегда выражал крайне безграмотно свою абсурдную правовую позицию,поясняя, что согласно действующего уголовно-процессуального законодательства допуск судом указанной категории защитников,якобы возможен только на стадии следствия по уголовному делу, а не в суде при рассмотрении дела в рамках исполнения приговора.
Таким образом прокурор Жук В.В. снова "опозорив" и умаляя авторитпропрокуратуры-дополнил текст нормы закона непосредственно в своих неправомерных интересах такими словами,которые несут дополнительную смысловую нагрузку и тем самым позволяют искажать правовую норму.

Пронина Ольга Юрьевна Пронина Ольга Юрьевна
12 ноября 2017 в 18:02

Ваше обращение поступило в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и принято к рассмотрению под номером ID 1544518.
Обращение будет рассмотрено в установленном порядке.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение