Подрастающее поколение пенитенциарной системы

В "Независимой газете" вышла еще одна статья про рожденных в колониях детей. Которые должны оставаться с матерями. И по закону, и по-человечески. Правда, мою позицию в статье передали неточно (((. Но, главное, что тема продолжает звучать в прессе. И я не успокоюсь, пока проблема не будет решена. То есть до тех пор, пока ГУФСИН по Красноярскому краю не сделает того, что обязано сделать в соответствии с законом. А именно: перевести матерей вместе с детьми из тайги в город, дать разрешение на их проживание с семьями за пределами колонии-поселения. Тем, у кого нет возможности снять или купить жилье на территории города – предоставить условия для совместного проживания матерей с детьми. Для этого государство денег ФСИН выделяет более чем достаточно. Тех женщин, у которых подходят сроки – рекомендовать освободить условно-досрочно или заменить наказание на более мягкое. У нас государство стимулирует рождаемость и обязано помогать тем, кто решился на рождение ребенка. Даже в таких условиях.

Те, кто хочет помочь нам, может сделать перевод на карту Сбербанка №4276855011038235. Также нужна помощь профессиональных юристов и организаций, занимающихся защитой детей

 

ПОДРАСТАЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ

Правозащитники предлагают не оставлять за решеткой детей и матерей

«Независимая газета», 03.02.2017, http://www.ng.ru/politics/2017-02-03/3_6920_system.html

Положение беременных и женщин с маленькими детьми в местах лишения свободы остается тяжелым, уверяют правозащитники. Их обращения во всевозможные инстанции результатов не приносят. Сами же заключенные на свои беды жалуются редко, опасаясь, что их разлучат с детьми. Эксперты настаивают, что в случае беременности замена срока заключения на альтернативные виды наказаний должна происходить только по одному этому факту. Институт проблем современного общества (ИПСО) подготовил доклад об условиях, в которых сегодня содержатся в колониях беременные женщины и те, кто родил ребенка за решеткой. В нем утверждается, что вопреки мнению о предоставлении им каких-то льгот в реальности их положение не лучше, чем у обычных заключенных. Как отмечают правозащитники, женщины на последних сроках нередко оказываются в СИЗО за мелкие правонарушения, к примеру, кражу в супермаркете. Затем их отправляют в такие колонии, где есть дом ребенка. По данным ФСИН, на 1 сентября 2016 года в пенитенциарных учреждениях содержалось более 48,4 тыс. женщин. Совместно с матерями в местах лишения свободы проживали 62 ребенка (втрое больше, чем год назад). В 13 домах ребенка в системе ФСИН находится 643 ребенка. В 61 СИЗО и трех помещениях, функционирующих в режиме СИЗО, содержались 104 беременные женщины и 64 женщины с детьми. За восемь месяцев 2016 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы оказалось более 1,7 тыс. беременных женщин. Сотрудники ИПСО приводят в докладе и конкретные примеры. Колония-поселение № 48 в Красноярском крае, куда привозят женщин на последних сроках беременности и где они остаются до достижения их детьми трехлетнего возраста, расположена в тайге – в 50 км от ближайшей больницы. Как правило, пишут эксперты, врачи-гинекологи приходят на осмотры крайне редко, «они могут сделать только общие анализы мочи и крови». Об УЗИ и речи не идет, говорится в докладе. В больницу роженицу отправляют при первых же признаках родов, как только заключенные сообщают об этом, однако не всегда дежурный реагирует вовремя.

По последнему отчету ФСИН, всего 11% новорожденных за решеткой здоровы, 23% детей появляются там на свет с хроническими заболеваниями. Официально это объясняется «отношением женщин, которые попадают в места лишения свободы, к своему здоровью, их образом жизни». При этом все дети находятся на искусственном вскармливании, поскольку матерей к ним допускают в строго отведенное время – в обед и вечером на час.

Впрочем, жалоб от матерей, как правило, поступают единицы, хотя от остальных категорий заключенных все знают о плохих условиях в колониях.

Руководитель ИПСО Ольга Киюцина привела в пример одну из женских колоний-поселений. За первое полугодие 2016 года было 45 случаев наказаний штрафным изолятором. Напомним, что взыскания лишают возможности получить условно-досрочное освобождение. За тот же срок положительную характеристику к УДО получили всего 13 осужденных, а вот отрицательную – 60.

«В таких условиях вряд ли кто-то посмеет жаловаться», – отметила Киюцина. Тем более что на женщин, сидящих с детьми, именно дети и есть главный рычаг давления. «Официально нахождение малолетних детей с осужденными матерями в учреждениях закрытого типа нормами федерального законодательства не предусмотрено. Альтернативами являются только разлучение матери и ребенка, вывод детей с территории учреждения, передача их в семьи родственников, опекунов или в детские учреждения края», – пояснила Киюцина. В колонии-поселении осужденные могут проживать с семьями, но с разрешения администрации.

В течение прошлого года в правительстве говорили о необходимости позволить матерям проживать совместно с детьми. Разрабатывалась и «дорожная карта», по которой ФСИН за пять лет – к 2021 году – бралась обеспечить условия для детей до трех лет во всех колониях и СИЗО.

«Само по себе то, что вместо применения отсрочки наказания судьи отправляют беременных и женщин с грудными детьми в СИЗО и колонии, говорит о жестокости современной судебной системы», – заявил «НГ» основатель соцсети gulagu.net Владимир Осечкин. Он, кстати, напомнил, что, когда ребенку исполняется три года, его отправляют в детский дом, лишь иногда делая поблажку, если его мать должна освободиться в течение полугода. По закону, пояснил Осечкин, есть и возможность встречаться с ребенком в детском доме, но в реальности администрация не хочет брать на себя хлопоты и затраты, чтобы возить ребенка к матери, а ее для этого временно отпустить из колонии нельзя.

Координатор программы «Адвокаты против пыток» Анна Кутузова высказалась против того, чтобы проблему отсутствия надлежащих условий содержания родителей и детей решать через их разлуку. По мнению эксперта, нужно добиваться от властей законодательной возможности для правозащитных организаций направлять в суды ходатайства и представления о замене срока лишения свободы иными видами наказания, не связанными с содержанием в колонии.

Важно. Рейтинг — 3
Поделиться с друзьями

нет комментариев

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Социальная сеть  Gulagu.net  - наиболее авторитетный и эффективный негосударственный правозащитный ресурс.  Авторы постов и открытых писем не всегда бывают правы  и не всегда могут  проверить достоверность информации, однако  они всегда действуют в общественных интересах и пытаются помочь людям. Обижаться на Gulagu.net, если они бывают неправы, то же самое, что  ругать полицейского, который, задержав киллера при захвате, сломал ему щипчики для ногтей.

Бабушкин Андрей Владимирович
Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член ОНК Москвы