Гуманизм принудительного характера

Екатерина Трифонова, «Независимая газета», 20.01.2017

Правозащитники опасаются, что новое наказание превратится в рабский труд

С начала этого года в России начал действовать такой вид уголовного наказания, как принудительные работы. Их можно назначать за преступления небольшой тяжести, если суд посчитает, что человек исправится без лишения свободы. У правозащитников же есть опасения, что «принудиловка» не станет реальной альтернативой посадкам за решетку.

На принудительные работы будут направлять на срок от двух месяцев до пяти лет. В отличие от исправительных работ, когда осужденный искупает вину по основному месту работы и проживает дома, «принудиловка» подразумевает пребывание в специализированном центре.

В президентском Совете по правам человека (СПЧ) полагают, что при неправильном применении эта с виду полезная инициатива для осужденных может выйти боком. 

Как напомнил член СПЧ Илья Шаблинский, «принудительный труд запрещен в России Конституцией, а у нас есть большие опасения, что именно такой рабский труд и получится». Правозащитник не исключил, что, например, осужденных в этих центрах заставят перерабатывать, у них будут отнимать большие проценты от зарплаты или недоплачивать им. «Наша система обычно работает силовыми методами. А при нынешнем составе наблюдательных комиссий некому и контролировать пребывание осужденных в этих центрах», – заявил Шаблинский.

По словам правозащитника Андрея Бабушкина, на всю страну сегодня создано лишь четыре исправительных центра – в Тюменской и Тамбовской областях, на Ставрополье и в Приморье. Их общая вместимость – около 700 человек. То есть при отсутствии центра по месту жительства людей станут направлять в другие регионы. «И главное, что нигде не предусмотрено, что это должен быть ближайший к месту жительства человека исправительный центр», – пояснил Бабушкин. Допущено лукавство с зарплатой заключенных: по идее, вычеты государству не могут быть больше 20%, однако человек должен отдельно оплачивать свое нахождение в исправительном центре – питание, проживание, коммунальные расходы. Какую сумму будут запрашивать за это, пока неясно, подчеркивает Бабушкин.

«Зарплаты – это большой вопрос. На сегодняшний день осужденные в среднем получают в колониях около 3–4 тыс. руб. Причем из такой суммы ФСИН может вычесть до 75% – за питание, одежду, коммуналку. В результате после всех вычетов человек получает в лучшем случае одну-две тысячи», – пояснила «НГ» глава Института проблем современного общества Ольга Киюцина. По ее словам, ФСИН активно пользуется лазейкой в законе, позволяющей платить ниже минимального уровня тем, кто не выполняет норм выработки, которые устанавливает сама же ФСИН.

То есть принудительные работы, утверждает Киюцина, которые изначально позиционировались как наказание без лишения свободы, фактически превращаются в обычное заключение: «ФСИН планирует надзирать за такими осужденными на территории специальных исправительных центров. Выйти оттуда, получить отпуск, встретиться с семьей или жить с ней за пределами центра можно лишь с разрешения администрации. Но официально порядок выдачи всех этих разрешений не регламентирован – то есть вопрос отдан на откуп тюремному начальству». По ее мнению, это плодородная почва для коррупции. «Сомневаюсь, что в исправительных центрах ситуация будет чем-то отличаться от обычных колоний. Ведь работать там будут те же самые сотрудники ФСИН. Кстати, у исправительных центров до сих пор нет правил внутреннего распорядка. Они начнут постепенно вступать в силу лишь с конца января», – отметила Киюцина.

По мнению адвоката Виктора Наумова, давить на контингент спеццентров будут с помощью норм, которые разрешают изменять принудительные работы на более строгое наказание. Для этого достаточно будет обвинить человека в «неповиновении или нарушении установленного порядка». Принудительные работы объективно необходимы, считает управляющий партнер юридической компании BMS Law Firm Алим Бишенов. Они помогут разгрузить тюрьмы, которые сильно переполнены, тогда как «исправительные работы не оказывают на осужденных должного эффекта».

Но адвокат Нвер Гаспарян не уверен, что в России созданы все условия для реализации этого нового вида наказания: «Помимо четырех исправительных центров открываются семь участков при колониях. То есть, в общем, на 900 осужденных». Адвокат Анна Бутырина напомнила «НГ», что осужденный не вправе отказаться от любой предложенной ему работы: «Считаю, что такая норма, безусловно, нарушает права людей. А администрация центра вправе применять к ним меры как поощрения, так и взыскания. То есть у администрации большие полномочия в отношении осужденных. Нет гарантий, что она не будет ими злоупотреблять».

Важно. Рейтинг — 4
Поделиться с друзьями

1 комментарий

Киюцина Ольга Киюцина Ольга
20 января 2017 в 14:09

Почему-то редакция не посчитала нужным включить в статью эту часть моего комментария:

"Отказаться от работ и обычные-то заключенные не могут, не говоря уже о тех, кто судом осужден к принудительным работам. Соответственно, мы получим еще один способ использования рабского труда заключенных. Причем даже не на благо страны. При доходах в 40 млрд.руб. ФСИН получает прибыль в размере всего около 1 млрд.руб. Как это им удается при использовании столь дешевого труда работников – очень большой вопрос. На который у нас есть только один ответ: результаты труда заключенных присваиваются коррупционерами.

На наш взгляд, новаторство в виде исправительных центров (как и любое новаторство ФСИН) введено для дополнительного заработка ФСИН. Теперь тюремное ведомство официально сможет требовать с государства деньги из бюджета на создание исправительных центров и на их последующее содержание (при том, что ведомство и так уже занимает 6-ю строку в российском бюджете). А неофициально – получать коррупционные доходы с использования практически бесплатного труда заключенных.
Зато статистика улучшится, так как эти граждане не будут официально числиться как заключенные".

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Мнение